×Закрыть

«Я 40 лет преподаю в университете и теперь работаю в одной компании со своими студентами» — опыт System Analyst Татьяны Петрушиной

Меня зовут Татьяна Петрушина, уже более 40 лет я преподаю в университете. Технологии быстро развиваются, поэтому я считаю, что в IT-специальностях преподаватель должен иметь опыт работы над реальными проектами и постоянно учиться новому. Преподаватель-теоретик не принесет большую пользу студентам. Поэтому я совмещаю преподавание с работой системным аналитиком в компании Provectus.

В этой статье я хочу рассказать, как развивалась моя карьера в IT с 1970-х годов до сегодняшнего дня, с какими проблемами сталкивается высшее образование в Украине и как весело работать в одной компании с собственными студентами.

Об учебе и первой операционной системе в Одессе

По своей натуре я исследователь. В своё время на меня повлияла школьная экскурсия, когда нас повели в университет и показали 30-метровую ламповую ЭВМ, за которой работали программисты. Она занимала три этажа и таинственно мерцала в темноте... Это было незабываемо!

После школы я поступила в Одесский государственный университет (теперь ОНУ им. И. И. Мечникова — ред.) на специальность «Прикладная математика». Тогда компьютерным наукам там особо не учили. Факультативно мы изучали язык ALGOL.

В середине 1970-х, еще во время учебы, я уже ставила первую операционную систему в Одессе — у нас, на Вычислительном центре Одесского национального университета им. И. И. Мечникова. ОС предназначалась для М-220 М, которая стояла в университете.

До этого существовали не операционные системы, а управляющие программы, в которых еще не было общего управления компьютером и блоками памяти. А ОС позволяла человеку выдавать машине команды в осмысленном текстовом виде.

Мой руководитель Дмитрий Алексеевич Остроухов ездил в Москву за самой первой разработкой. По-моему, это была первая ОС не только в Одессе, но и в Украине.

В конце 1970-х мы внедряли автоматизированную систему управления (АСУ) для Минска-32 на заводе им. Октябрьской революции на Пересыпи. Это был завод всесоюзного значения, его развалины всё ещё сохранились. Наша АСУ рассчитывала план работы предприятия с учетом его ресурсов. Мы привлекли серьезный математический аппарат, использовали последние технологии. Потом мы протестировали АСУ и пришли внедрять ее на предприятие.

Выяснилось, что вычислительный центр с компьютером находился рядом с плавильным цехом. Компьютерный зал был изолирован, но температура там все равно была достаточно высокой, и ЭВМ давала сбои. Наша программа рассчитывала план работы завода на сутки, но из-за перегрева ей не хватало мощности, чтобы просчитать план за 24 часа.

Где-то через месяц меня пригласили на завод, и я увидела там французскую делегацию. Они приехали посмотреть, как у нас развивается вычислительная техника — во Франции такого еще не было! Им показывали большую кипу бумаги с просчитанным планом работы завода. Тогда были еще не принтеры, а алфавитно-цифровые печатающие устройства (АЦПУ), которые печатали листы в формате А1. Я спросила сотрудников завода, что они показывают делегации, неужели переводят столько бумаги? Мне сказали, что они один раз просчитали план, а потом каждый день его всем показывали.

Когда я заканчивала университет и писала диплом, мы с научным руководителем стали заниматься первыми интеллектуальными системами. Мы развивали это направление, исследуя возможности автоматического доказательства теорем.

Тогда каждый преподаватель, кроме практической работы, занимался еще и научной. В 1970-е была заманчивая идея, что можно написать компьютерную программу, которая будет формулировать и доказывать какие-то новые теоремы. Эта идея была популярна во всем мире, не только в СССР. Только лет через 20 доказали: чтобы решить такую задачу, нужны ресурсы, которых еще долго не будет. Но результаты таких исследований принесли пользу в развитии искусственного интеллекта.

Об аспирантуре и общении с зарубежными программистами

После университета я поступила в аспирантуру Ленинградского государственного университета к члену-корреспонденту АН СССР, академику Святославу Сергеевичу Лаврову. В свое время он был правой рукой Королева, поднимал всю математику и вычисления на ЭВМ для того, чтобы запускать наши космические спутники. Лавров также был директором Института теоретической астрономии АН СССР. Он поставил задачу создать систему автоматизации расчетов, и для этого набрал группу из пяти способных ребят. Среди них была и я.

Я хотела учиться у Лаврова, потому что на то время он был одним из троих ведущих ученых в IT-области в СССР. На его кафедре в ЛГУ была создана одна из самых известных школ программирования. Там работали другие, не менее известные ученые: Г. С. Цейтин, И. Л. Братчиков, А. Н. Терехов.

Сейчас принято говорить, что мы жили за «железным занавесом». Действительно, за границу мы не ездили. Но мы участвовали в международных конференциях, и меня отправляли сопровождать иностранные делегации в качестве переводчика.

Лавров обеспечивал нам контакты. Мы переписывались с ведущими учеными со всего мира. Обычно мы всей группой писали общее письмо, потому что у нас был единый проект, но каждый занимался своей стороной проблемы. Я больше работала с базами данных и обработкой данных. Мы с ребятами могли всю ночь проспорить, какое решение выбрать, как построить тот или иной компонент системы.

К нам приезжал с лекциями Эдсгер Дейкстра (Edsger Dijkstra) — наверняка многие наши программисты знакомы с алгоритмами Дейкстры. Он читал лекции об ООП и абстрактных типах данных, тогда это было очень ново и модно. Дейкстра — очень интересная личность с развитым чувством юмора. Он очень эмоционально выступал с лекцией и рисовал забавные иллюстрации, показывая, что неструктурированная программа — это как спагетти на блюде. Ее нужно структурировать.

Моя диссертация была посвящена новому на то время направлению — реляционным базам данных в системе автоматического решения задач астрономии. Эдгар Кодд и Кристофер Дейт только публиковали первые работы, а я подхватила это направление у нас. Первые работы основоположников реляционной модели данных баз данных носили скорее теоретический характер и были весьма спорными. Моя диссертация была посвящена использованию реляционной базы данных в системе автоматической генерации решения различных математических задач. А в то время реляционные базы данных еще практически не использовались.

О ПО для «Эльбруса» и умных туалетах для японцев

После аспирантуры я вернулась в родной университет и работаю там уже более 40 лет. За это время у меня было много проектов. У нас на кафедре работала целая научная лаборатория.

В 1985 году мы разрабатывали ПО для «Эльбруса». Этот компьютер был первой в мире коммерческой ЭВМ, которая применяла суперскалярную архитектуру. Тогда Горбачов хвастался, что это одна из самых перспективных разработок, которая должна впечатлить мир. Потом проект купила американская компания Sun, а позже Intel. Они позаимствовали очень многие решения и переманили многих специалистов.

Совместно с Ленинградским институтом телевидения мы создавали первый видеотренажер для моряков-подводников. В то время от больших мейнфреймов переходили к средним компьютерам. ПК тогда еще не получили такого распространения. Компьютеры средней мощности устанавливали на отдельных предприятиях. Например, в обучающих центрах для моряков.

Видеотренажер позволял моделировать управление подводным судном. На экран выводилось изображение, которое видели бы подводники. Предполагалось, что будут использоваться комбинации снимков реальных объектов. Конечно, качество изображений было низким.

Нам предложили создать симулятор, где подводная обстановка будет полностью моделироваться. Мы работали с фрактальными поверхностями и узорами, что позволяло создать реалистичные картины. Но получилась заминка с аппаратной поддержкой нашего решения. На программном уровне мы были впереди, но в промышленной разработке отдельных компонентов наша страна отставала. Дальше экспериментальных разработок — в промышленные масштабы — наше решение не пошло.

Мы показывали видеотренажер на первом в СССР международном компьютерном форуме, который проходил в Москве в начале 1990-х. Туда приехал интересный ученый Джон Варнок (John Warnock). В компьютерной графике ему принадлежит один из классических алгоритмов удаления невидимых граней. Еще он один из основателей компании Adobe Systems. Помню, мы с ребятами подошли к нему и показали наш проект, рассказали, как мы пользовались его методами. Варнок был шокирован! Как и все американцы, он думал, что приехал в дикую страну.

Мне довелось работать над очень разными и интересными проектами, вот перечень некоторых из них:

  • операционка, компиляторы языков и среды программирования для «Эльбруса»;
  • система бесконтактного обслуживания туалетов для клиентов из Японии;
  • бухгалтерские программы и решения для банка: клиент-банк, финансовый мониторинг, работа на межбанке;
  • карточная игра для игорного клуба;
  • система мерчандайзинга (оптимальной расстановки товаров в зале) для супермаркетов «Таврия В»;
  • система принятия решений для Одесского горисполкома;
  • система управления технологическими процессами Южноукраинской АЭС;
  • расчет траектории движения малых небесных тел;
  • моделирование игры «Пентамино»;
  • система управления производством на Одесском стекольном заводе.

2000 год. Работа над совместным проектом в одном из банков

О работе в Provectus и бывших студентах

В компанию я пришла в 2014 году, меня позвали сюда ребята, с которыми я раньше работала. Моей постоянной работой считается преподавание в Одесском национальном университете имени И. И. Мечникова, а в Provectus я занимаю должность системного аналитика. Совмещаю обязанности BA (бизнес-аналитик), DBA (администратор баз данных), PS (профессиональное обслуживание, разработчик). Мне нравится решать проблемы и сложные ситуации. Не люблю просто так отсиживаться — для меня это тяжело.

Мои студенты тоже работают в Provectus, но на других проектах. Обращаются ко мне по имени и отчеству. Я пытаюсь приучить их называть меня на американский манер, но иногда это не срабатывает. Уже и американцы стали звать меня Татьяной Ивановной.

Работа над реальными проектами очень помогает мне в преподавании в университете. Мне нравится, что в компании используют последние технологии — облачные технологии, широкое разделение ресурсов, интерактивное общение. Поэтому я учу студентов на конкретных примерах и задачах, с которыми сталкиваюсь по работе.

О преподавании и проблемах вузов

В университете я читаю курсы «Базы данных и информационные системы», «Теория программирования», «Компьютерная графика». Сейчас в моих научных интересах — интеллектуальные системы. Веду спецкурс по методам Data Mining и OLAP-системам — это системы автоматического анализа данных.

У хорошего преподавателя по моей специальности должен быть опыт работы с реальными проектами. С одной стороны, в IT надо иметь качественные базовые знания, чтобы хорошо ориентироваться в текущих проблемах. С другой стороны, нужно постоянно иметь актуальную подпитку, потому что иначе студентам будет трудно найти свое место на рынке труда.

Если студента учить только базовым знаниям, то после окончания вуза ему надо будет «догонять» профессионалов. Если же изначально ориентировать студента только на приобретение актуальных навыков, это будет серьезным препятствием для его дальнейшего профессионального роста. Необходимо найти «золотую середину»: сочетать базовую подготовку с приобретением актуальных профессиональных навыков.

Конец 90-х. Фото на память с выпускниками кафедры

При советской власти мы просто обязаны были вести научную работу, тем самым постоянно обновляя свои знания. Сейчас мы вроде как тоже должны заниматься наукой. В основном, это сводится к тому, что нужно писать статьи. Но совершенно непонятно, на основе чего я должна их писать, если наш компьютерный класс был оборудован в начале 1990-х, и компьютеры обновлялись лет 20 назад. Какой научной работой я могу заниматься в рамках вуза? Я придерживаюсь честных позиций: не публикую в университете те наработки, которыми занимаюсь в своей компании. Конечно, я провожу некоторые исследования со студентами, но не стала бы называть это серьезной научной работой.

На нашей кафедре в основном работают пенсионеры и люди предпенсионного возраста. Молодые люди, которым нужно зарабатывать деньги, эту работу уже давно бросили. А энтузиастов, которые работают себе в ущерб, не так много. Себя я к ним тоже отношу.

Преподавание для меня — скорее благотворительная деятельность. По складу характера мне интересно в чем-то разбираться, искать что-то новое и придумывать какие-то решения. Мне нравится делиться опытом со студентами, видеть заинтересованность и привлекать их. Несмотря на то, что сейчас высшее образование уничтожается, мне как-то жалко его бросить. Уйду и я — скорее приближу этот конец.

Молодежь не хочет идти работать в вузы — она видит, что там нет перспектив. Нет возможности внедрять какие-то новые методики и знания. Мне обидно, что я с профессорской должностью, научной степенью и большим стажем зарабатываю в университете меньше, чем уборщица в нашей компании. Но я буду работать и бесплатно, потому что хочу помочь детям. Есть хорошие студенты, которые стремятся что-то учить, — мы таких замечаем и помогаем устроиться.

Просто поднять преподавателям зарплату недостаточно. Это должно быть последствием повышения ценности и востребованности образования. Нужно восстанавливать разрушенную систему образования. Когда нынешних преподавателей не станет, уже некому будет их заменить.

LinkedIn

43 комментария

Подписаться на комментарииОтписаться от комментариев Комментарии могут оставлять только пользователи с подтвержденными аккаунтами.

Спасибо за интервью.

Варнок был шокирован! Как и все американцы, он думал, что приехал в дикую страну.

У меня ощущение, что он был недалек от истины.

Это был завод всесоюзного значения, его развалины всё ещё сохранились.

Тренируетесь в манипуляциях?

На то время ЗОР был нормально работающим предприятием. Как и собственно все заводы на Пересыпи.

Ну Варнока мы переубедили :)

Вы очень крутая женщина.
Что думаете на счет того, что через 10-15 лет допустим основные знания области сконцентрируются в таких коммерческих местах как курсы компаний, в которые будут брать после школы, и, допустим, за 2 года, будут давать необходимый практическо-теоретический минимум. С контрактом работы на эту компанию (допустим на 3-5 лет, или платой за обучение)

Добрый день, Илья!
Идея корпоративного образования, несомненно, оправдана.
Но образование в вузе дает фундаментальное СИСТЕМАТИЧЕСКОЕ образование.
Обучение IT специальностям (как и математике) в университете формирует у студента абстрактное системное видение проблематики — это значительно шире практическо-теоретического минимума. Компания не будет давать общей подготовки — это экономически не выгодно. Практически-теоретический минимум в конкретной области, конкретные навыки — да, но обучать разработчиков, исследователей, ученых, способных самостоятельно мыслить — это затратно, результат не гарантируется, — это все же прерогатива государства

Это очень-очень классная статтья, спасибо!

Татьяна Ивановна, за статью и пример, что преподаватель может одновременно высококлассным практикующим специалистом! МОКС рулит!

Всегда с особым трепетом вспоминаю время, когда работал в одной Команде с
Татьяной Ивановной! В дальнейшем, я редко встречал такой удивительный талант, способный добраться до сути проблемы, найти решение, а затем обоснованно и очень вежливо донести свою мысль заказчику или аудитории.
Татьяна Ивановна, спасибо Вам за неоценимый опыт, который я приобрел, работая вместе с Вами!

Дима, приятно Вас встретить здесь! Спасибо за добрые слова. И да, нам есть что вспомнить о нашей работе

Понравилась статья.
Могу только представить себе с вашим опытом и знаниями насколько сложные чувства вас одолевают при работе в университете, в котором скажем честно, давно уже в общей массе ни преподавателям, ни студентам ничего не хочется и не нужно. Даже на айти специальностях, после которых есть отличные перспективы трудоустройства.
И да, я не верю, что высшее образование с той научной базой, про которую вы говорите удастся сохранить. Вернее я бы сказал, что оно уже утеряно.
Единственный реалистичный путь держать уровень айти-образования на уровне — если украинский аутсорсинг начнет выдавать гранты лучшим преподавателям, которые будут конкурировать с синьорской зарплатой.

Сергей, к сожалению, деньги (вернее, их отсутствие) — это еще не самая большая проблема...

Надеюсь, что у меня когда- нибудь появится возможность вернуться в родной университет, но уже в качестве преподавателя в ИМЭМ. :)

Татьяна Ивановна, спасибо за такую интересную статью!

Можно я просто поставлю 100500 лайков Татьяне и Provectus. Круто же!

Татьяна Ивановна, это преподаватель который научил меня очень полезным вещам понадобившимися мне на первой же работе и до сих пор актуальным. Спасибо вам за мое хорошее образование.

Спасибо, Сергей! Приводите ко мне таких же хороших студентов, каким были Вы!

Круто, це заслуговує на велику повагу!
Дякую Вам!

Татьяна Ивановна, спасибо за прекрасную статью!
Немножко прорекламирую наш ОНУ и кафедру МОКС — из 8 человек в моей подгруппе, 3е работают в Google и 2е в Snapchat.
Всем советую :)

Спасибо, Юра! Нам действительно есть, кем гордиться!

Моя диссертация была посвящена новому на то время направлению — реляционным базам данных в системе автоматического решения задач астрономии.

Очень интересная тема. И вообще, впечатляющий опыт, начиная с обучения!

Класс! Приятно прочитать такую статью. Отличная ролевая модель для наших преподавателей!
И очень забавно, что американцы тоже говорят «Татьяна Ивановна» :)

Ну, правда, не все, только продвинутые :)

Спасибо
горд тем что работаю в одной компании с вами

спасибо за статью, приятно читать о таких людях!

Очень круто, спасибо!

отличная статья!
куда пойти работать чтоб программировать японские умные туалеты? реально интересная тема!

Очень нужным и полезным делом занимаетесь!

Спасибо за прекрасную статью

Когда нынешних преподавателей не станет, уже некому будет их заменить.

И это печально на самом деле..

Я когда учился и работал — у меня был смешной случай:) Я был 22х летним работником, на роли тим лида ( место для язвительного коммента ), и среди моих подчиненных был мой преподаватель:) Так и менялись: на работе я ругался с ним за таски, а в университете он меня гонял за лабы:)

( место для язвительного коммента )
Я был 22х летним работником, на роли тим лида
на работе я ругался с ним за таски

вообщем вы и сами прекрасно справились )))

вы прочитали, что хотели прочитать:)

а вы написали, что хотели написать? ))

Чудова стаття і дуже цікавий досвід 👍

Круто! Как говорится, респект =)

Татьяна Ивановна! Спасибо Вам огромное за проделанный труд! SQL, который тогда преподавался, настолько хорошо запомнился, что теперь это мой второй язык после русского ;)

Паша, как приятно это слышать!

Спасибо, очень круто, прочитала на одном дыхании!

Годнота подъехала.
Спасибо, прочитал с интересом.

Очень круто и интересно. Но не согласен с одним тезисом, про то что высшее образование умирает. Разница на собеседовании, между людьми с высшим образованием и без, видна невооруженным взглядом. Да джуниору не очень нужна вышка и алгоритмы, задачи простые, решения технологичные и если что он идёт к лиду. Но лиду уже, чтобы отвечать на вопросы джунов, это все знать надо.
По этой причине я тоже вернулся в университет преподавать. И в студентах я вижу будущих руководителей, которые сильно выделяются на фоне людей после курсов «научись программировать за 21 день» (ничего против вторых я не имею, но чтобы догнать выпускников вузов им надо много времени и желания, которых обычно, к сожалению, нет).

Могу спорить на эту тему очень много. На моем опыте 70% без вышки имеют свои компании или занимают высокие должности. Но да, они вернулись в универы что бы получить корочку. По этому это субъективное мнения. А знания которые даются в университете 90% банально забываются если вдруг они в жизни потом пригодятся (типо Дискретной математики и все такое).

Евгений, я думаю, что умирает не высшее образование, умирает система, его обеспечивающая. Ее разрушили и продолжают разрушать, а работающая новая система не появилась.
А вот потребность в высшем образовании несомненно есть — и мой опыт работы в Provectus это доказывает

Татьяна Ивановна — молодец!

Подписаться на комментарии