Учимся чувствовать себя лучше, или зачем нам wellbeing

[Об авторе: Михаил Завилейский — Organisational Architect в DataArt. До прихода в компанию 10 лет работал программистом и менеджером]

Чувствовать себя лучше — лучше. Лично у меня нет в этом сомнений. Почему мы хотим чувствовать себя лучше и насколько это повышает производительность труда в каждом конкретном случае, по-моему, не так уж важно. Мы взаимодействуем в различных обстоятельствах, стремясь достичь целей, которые у нас не всегда совпадают. Достигая целей, мы радуемся. Но вскоре выясняем, что радость достижения непродолжительна, и окончательного счастья для нас не наступило. Это понятно: терминальная стадия только одна — смерть, которую вряд ли можно ассоциировать со счастьем. Именно по этой причине проблема благополучия упирается в вопрос, сумел ли ты сам процесс движения к цели сделать таким, чтобы он доставлял удовольствие.

Зачем велбиинг компаниям

Некоторые совместные действия синергичны по сути, они безусловно предполагают удовольствие для всех участников. Скажем, приятный разговор с друзьями или совместные занятия спортом. Но существуют и ассиметричные активности, когда одни люди удовлетворяют потребности за счет других — побеждают и доминируют. Это неотъемлемая часть жизни, такие формы поведения возникают естественным путем, просто потому что так устроены человеческие стада, которыми остаются любые организации.

Когда создавался DataArt, мы быстро определили себя как группу людей, которые собрались вместе, чтобы заработать денег, а параллельно как можно меньше вредить и усложнять жизнь друг другу. Поэтому мы с самого начала не уважали подходы, при которых одни коллеги стремятся удовлетворять потребности за счет других. Этому правилу мы упорно следовали, когда ни о каком wellbeing сами еще не слышали. Но запретить проявления агрессии, кроме прямых и явных, бороться с ними — невозможно. В конце концов, у организаций не такой уж широкий арсенал средств управления — они всего лишь контролируют активы и принимают решения об инвестициях. Хорошо бы инвестировать в то, что радует всех, но по мере роста организации это становится все труднее и довольно быстро оказывается невозможным. В любой относительно многочисленной группе людей то, что приятно одним, других попросту злит.

Даже выяснить процент довольных и недовольных очень сложно. На прямой вопрос «нравится / не нравится» сразу ответят только самые бесхитростные из ваших коллег. Остальные вполне могут задуматься, с какой целью вы его задаете и не стоит ли притвориться максимально довольным — на всякий случай. Можно спрашивать безо всякой задней мысли, но среди сотен, а тем более тысяч людей найдется кому эту мысль вложить в вопрос за тебя.

Иллюстрации Каталины Маевской

Самый классический пример: спросите человека, доволен ли он зарплатой. Очень многие задумаются, связан ли этот вопрос с возможностью ее повышения. Т. е. его постановка подсказывает ответ «недоволен»: в худшем случае все останется, как было, в лучшем — можно ждать прибавки. Конечно, мы проводим регулярный опрос коллег — каждый год мы спрашиваем, насколько они довольны работой и что хотели бы изменить. Но здесь важна динамика — сравнение с результатами прошлого года и ранее: если показатели вдруг начнут падать, нужно что-то менять. В абсолютных цифрах единичный опрос все равно не может выявить, насколько люди довольны жизнью.

Что нам остается? Опираться на авторитетные суждения и мировой дискурс. Этим как раз вызван наш интерес к теме велбиинга и «счастливого образа жизни».

Мы предполагаем, что в мире есть люди более компетентные в гуманитарных областях, чем мы — инженеры. Мы также можем надеяться, что следовать в кильватере мировых трендов скорее полезно, чем вредно. Наконец, нет пророка в своем отечестве, а здесь есть на что опереться — какие-то вещи, о которых мы раньше говорили просто в силу внутренних убеждений, вдруг оказались важны и во внешнем мире. Из всех ответов на вопрос об эпидемии коронавируса мне больше всего нравится один: «Мы следуем рекомендациям ВОЗ». Просто потому, что лучшего варианта, чем прислушаться к мнению компетентных людей, пока никто не придумал. Особенно в зашумленном мире, где отделить подлинную информацию от пены чрезвычайно сложно.

Поэтому для организации разумно обратить внимание на вполне очевидные советы специалистов, тем более если это уже стало мировым трендом. Тем, кто органически старался думать о людях, будет несколько проще.

Культура организации не полностью и не эксклюзивно, но существенно зависит от лидеров. Среди них могут преобладать те, кто движет компанию вперед уровнем своих амбиций — будь то желание заработать больше денег, потребность в самореализации и стремление изменить мир. Они видят полезные свойства людей, но все остальные их свойства кажутся им скорее проблемой. Есть другая категория лидеров: они ориентированы на людей, хотят как можно больше людей обслужить или вовлечь в работу. Им нравится смотреть на каждого человека в комплексе и думать, как максимальное количество его свойств приспособить к делу. Конечно, если забота о коллегах — часть вашего мировоззрения, поддерживать ее уровень будет легче. Одну из концепций DataArt его основатель Женя Голанд сформулировал на самом раннем этапе: «К нам присоединяются люди — от этого нам польза». Эта базовая вводная остается с нами и, даже покупая на рынке труда конкретные скиллы, стараемся смотреть не только на них, когда человек выходит на работу. В значительной степени это институциализировано. Например, любая группа внутри компании у нас вправе не принять того, кто ей не подходит, но не вправе его уволить. Согласно нашим политикам, компания обязана потратить усилия, чтобы найти ему новое место.

Но ключ к собственному благополучию все равно остается в руках каждого человека.

Зачем велбиинг лично вам

Научиться чувствовать себя лучше — можно. Это факт, который подтверждают не только ученые, но и, например, мой собственный опыт. Как и все в нашей жизни, положительное эмоциональное состояние может быть результатом или стечения обстоятельств, или планомерной работы. Причем результаты работы, разумеется, значительно более стабильны.

Копаться в себе и собственной эмоциональной сфере очень полезно — можно, подкрутив гайки, научиться испытывать заметно больше удовольствия и меньше нервничать по пустякам. Но здесь мы упираемся в очень сложную зону, связанную с самоидентификацией. Многие люди считают себя холистическим, неделимым целым и, защищая свою идентичность, отказываются от какой-либо глубокой рефлексии, экспериментов и упражнений.

Ассимилированное культурное знание, однажды принятое человеком, часто ведет к контрпродуктивному поведению и блокирует способность воспринимать советы. «Однажды я это уже слышал и назвал фигней» — я веду себя последовательно, соответственно, и в дальнейшем отвергаю любые подобные практики. В книгах о Незнайке был замечательный персонаж — Пачкуля Пестренький, который никогда не умывался и никогда не удивлялся. Он тоже вел себя последовательно, но делало ли это его счастливым, остается загадкой.

Итак, у нас имеется неопределенное духовное Я, к которому прилагается неполный и неточный словарь для обсуждения. Есть у нас, кстати, и Я физическое, ясности с которым как будто больше. При этом к последнему люди часто относятся с меньшим трепетом. Мало кто сомневается, что лишившись, скажем, конечности, он не перестанет быть собой. Хотя на самом деле мироощущение при этом поменяется очень сильно. Остается ли человек самим собой при изменении гормонального фона или когда стареет? Вроде бы да. Хотя никто не сомневается, что такие изменения чрезвычайно сильно на нас влияют. Самым продуктивным подходом мне кажется один — расслабиться по поводу собственной идентичности в пользу оценки фактов.

Менять собственное восприятие мира страшно, потому что это кажется покушением на внутреннюю сущность человека. Объектом сохранения при этом становится то самое Я — чистая абстракция. Чтобы прогрессировать, куда продуктивнее опираться на факты — то, как я взаимодействую с людьми, или то, что происходит вокруг, помимо моей воли. Например, у меня есть набор мыслей, которые я думаю, если хочу заснуть. Это просто эмпирический факт, я просто знаю, что вот эту мысль еще ни разу в жизни не додумал — засыпаю. И отлично! Если я перепил кофе или в интернете кто-то опять не прав, эта мысль поможет мне отправить себя в сон, сэкономив время и силы.

Благополучие на работе

Такие же простые практики помогают минимизировать неудовольствие или максимизировать удовольствие от работы. Для этого стоит следовать простым бытовым рецептам и принципам: мой самый любимый — относиться к себе так же, как ты стремишься относиться к другим. И если к другим ты относишься по-доброму, с любовью и снисхождением, снисходительным стоит быть и к самому себе.

Если ты хочешь, чтобы тебя любили, необходимо быть адекватным, т. е. выдавать ожидаемые реакции на однотипные воздействия. Если ты ведешь себя неадекватно, т. е. на одни и те же действия реагируешь непредсказуемо, повинуясь настроению, это подрывает твой авторитет. Принципа адекватности стоит придерживаться и в отношении самого себя.

Если ты устал и сил явно не хватает, лучше не браться за сложный кусок работы. Зато можно обратиться к простым действиям, которые каждый называет по-своему. Допустим, рутинки или регулярные активности. Типичная задача рутинки — уменьшить количество флажков, расставленных в почтовом ящике, вдвое. Это тот случай, когда можно позволить внутреннему Я повести себя трусливо — выбрать самые понятные письма и на них ответить. Было 100 неотвеченных писем, стало 50 — ты сразу почувствуешь, что работал не зря.

На самом деле, работа эта относительно бесполезна. Оттого, что ты ответил: «Да-да, хорошо, давайте! Извините, что вовремя не отреагировал», — мало что изменится. Но людям будет приятно: ты о них не забыл, да еще и признал ошибку. Наверное, стоит осознавать, что, отвечая на эти письма, ты просто прятался в кустах — ну и что? Выспишься или поешь, почувствуешь себя бодрее и приступишь к делам в непростых зонах.

Зная себя, всегда можно изобрести подходы, которые позволят не оказаться в ловушке, когда ты вынужден в неподходящем состоянии делать сложную работу. Хотя мы все знаем, что и на такое способны — в этом заключается профессионализм. В молодости последнее, что я утрачивал в состоянии алкогольного опьянения — способность писать код. Рабочее ядро, которое находится под постоянным ментальным контролем, сохраняется дольше, чем умение прямо ходить или внятно говорить. Поэтому код, в отличие, скажем, от писем, никогда не было стыдно перечитывать с утра. Но подход, требующий ментального контроля, оказывается чрезвычайно ресурсоемким — если речь идет об опьянении, то ты быстро протрезвеешь и начнешь страдать от головной боли. Потому что организм попытается вернуть себя в нормальное состояние. Но и безо всякого алкоголя профессиональных подвигов лучше избегать, организовав свою деятельность так, чтобы она оставалась комфортной.

Сортировка задач

Есть миллионы трюков, которые позволяют чувствовать себя хорошо. Один из них — узнать свои ограничения, чтобы не обещать того, чего не сможешь сделать. Или предъявлять другой стороне райдер — условия, которые нужно выполнить, чтобы ты хорошо отработал. Я, например, знаю, что могу без лишних усилий написать текст известного объема на заданную тему для определенной аудитории. Зато в случаях, когда мне предлагают порассуждать на свободную тему в формате по собственному выбору, я, скорее всего, не сделаю этого никогда. Не заходит. Но, к счастью, я об этом помню.

Задачи сортируются мозгом: в одном случае она ясна — синтезировать текст, соответствующий заданным условиям. Качество исполнения может варьироваться, но если ты понял, что делать, оно обычно находится в диапазоне от приличного до хорошего. Задача же из сферы чистого самовыражения отправляет нас в тревожную экзистенциальную область. Ведь чем дольше живешь, тем глубже убеждаешься, что ничего не знаешь, а размышление об этом парализует.

Легкомыслие против перфекционизма

В такие же игры с требованиями можно играть с самим собой. Например, ты вписался сделать презентацию к определенной дате. Точно так же, как и в программистском прошлом, нужно поставить себе дедлайн, отвести определенное количество часов, которое нужно на подготовку. Чтобы упростить задачу, дальше ты сам с собой устраиваешь конвейер. Пишешь тезисы (тут уж как получится). Поскольку ты знаешь, что презентация в отрыве от тезисов — это некрасиво, ты переносишь их в структуру слайдов. Затем эти слайды наполняешь. Остается дополировать результат, но эту часть работы нужно дозировать. Взаимодействие докладчика с аудиторией — метафизический акт, которому чрезмерная полировка исходного текста не поможет. Конечно, если речь не о сейлз-презентации, с которой ты собираешься выступить 300 раз в течение года, кочуя по выставкам. Если ты профессиональный перезентер или коммивояжер, рассказ должен отскакивать от зубов — это того стоит, выступать будет намного легче. Это как с телевизионным рекламным роликом, на изготовление которого тратят миллионы долларов, просто потому что его прокрутка принесет десятки миллионов. Лишние затраты на подготовку почти не скажутся на окончательной стоимости кампании, значит, попытка довести продукт до совершенства выглядит разумно.

Когда рассчитываешь на большую повторяемость или пишешь нетленку — нужно подойти к качеству особенно тщательно. Если тебя ждет разовая активность — имеет смысл проявить снисхождение к собственному результату. Идеально вы не выступите — готовиться, конечно, необходимо, но и отточить доклад нужно только в необходимой степени. Такое рациональное отношение к тому, что ты хочешь сделать, насколько мощного эффекта хочешь добиться, позволяет дозировать перфекционизм и управлять самооценкой, которая, без сомнения, имеет огромное влияние на ощущение благополучия. Конечно, это касается не только публичных выступлений. Быть к себе добрым — большое дело, освоив его, ты по инерции укрепляешь такое же отношение к другим.

Проявляя к себе снисхождение, ты рискуешь показаться легкомысленным. Но, наблюдая за людьми, я убедился, что легкомысленные в целом счастливее. Я видел немало коллег, сочетающих недюжинную меру таланта с ощутимой долей легкомыслия — они довольно уверенно идут по жизни и неплохо себя ощущают, распространяя положительный настрой на окружающих. Да, они не зарабатывают максимального количества денег, которое могли бы заработать, и да, за ними кто-то временами прибирает. Но и прибирать за ними не так неприятно, как за теми, кто успевает не только иногда пачкать, но и постоянно есть твой мозг. При нормальном уровне результирующего перформанса (конечно, это важное условие!) они чувствуют себя лучше тех, кто отягощен огромным количеством внутренних обязательств и связанных с ними тяжелых ощущений. Потому что вопрос не только в том, куда ты хочешь прийти, но и в том, куда хочешь толкать.

Сфера ответственности

Похвалив легкомыслие, мы должны определить приемлемую для него сферу. Место ему найдется за пределами сугубо профессиональной области, где ты считаешь себя экспертом и претендуешь на то, что знаешь больше других. Не обязательно больше всех на свете — больше собравшихся здесь и сейчас. Раз тебе выпало быть носителем знания о том, как нужно делать, необходимо быть серьезным. Потому что если не сделаешь ты, не сделает никто, легкомыслием ты просто подставишь всю группу. Зато во всех остальных областях не нужно переоценивать важность своего мнения и вес пришедших по ходу беседы мыслей. Тут, правда, придется признать, что люди вокруг, в принципе, не глупее, но это позволит немного расслабиться.

На нас лежит отпечаток инженерной культуры, где обязательность и перфекционизм — необходимые спутники определенного этапа профессионального развития. Ты просто не научишься делать свою работу, если не будешь стремиться к высокому уровню мастерства. Быть ответственным в областях, где ты действительно профессионален, и оставаться легким человеком в других сферах — настоящее искусство. Но я бы всем рекомендовал вести себя именно так, по возможности. Здесь возникает новый вопрос — как разграничить зоны, где ты и правда эксперт, и те, в которых лучше понимают другие присутствующие.

Ощущения нас часто обманывают. Если ты человек опытный, то можешь по привычке говоришь нечто весомое, чувствуя уверенность в своей правоте. Мне знакомо это ощущение, но прежде чем высказаться, я стараюсь пробежаться по подтверждениям и ссылкам на источники в памяти (научная статья часто отличается от псевдонаучной наличием ссылок на источники). Я стою на твердой почве, если помню, как проверял информацию, на которую ссылаюсь, обсуждал ее с компетентными людьми или, на худой конец, мои собственные умопостроения подтверждены практическим результатом. В таком случае я могу вести себя серьезно и на чем-то настаивать. Если доказательств правоты я привести не могу, вероятно, мозг подталкивает тебя к поведению социально-политического животного.

Если ты не можешь четко и логично доказать, почему твои идеи лучше чужих, выгоднее позволить другому воплотить собственный план. И поддержать его, увеличив шансы на успех. Абстрактно рассуждая или высказывая общие опасения, ты, скорее всего, ведешь социальную игру. Такие игры — источник стресса для окружающих, они не приносят пользы вашему общему делу, да и самому игроку дают разве что краткосрочное удовлетворение.

Проблема плоских компаний

Задумываясь о том, какой мы хотим видеть свою организацию, мы сформулировали принципы, отрицающие авторитарное руководство. Но у гуманитарных приоритетов есть обратная сторона. Допустим, мы временами страдаем от толпизма: для обсуждения самых разных вопросов у нас собирается много народу, и тут общим вектором легко становится сохранение статуса-кво с пребыванием на среднем уровне. А это уровень всегда не выдающийся.

Для меня важный момент заключается в осознании того, что это естественно — значит, об этом можно говорить прямо. Можно просто попросить кого-то из коллег не играть в неосознанную социальную игру или наработать арсенал трюков, позволяющих с этим бороться. Если не раздражаться по поводу естественных вещей — жить становится намного легче.

Это напрямую возвращает нас к вопросу благополучия на работе. Мое последнее открытие в области велбиинга — можно прийти к принятию, минуя другие стадии смирения с неизбежным: отрицание, гнев, торг и депрессию. В жизни есть вещи, с которыми лучше смириться сразу: плачущий ребенок в самолете, плохая погода или важные для клиента требования безопасности, которые лично тебе кажутся бессмысленными. Везде, где ты не готов сфокусироваться с целью что-то изменить, значительно проще согласиться с правилами игры. Это сэкономит массу душевных сил.

Многие коллеги со мной не согласятся: «Как же так, если ты сразу смиришься с неизбежным — мир станет намного хуже». Но многие рыцари уходили на поиски священного грааля, а ветряные мельницы все еще стоят. Если максимум, на который ты способен в конкретной ситуации — немного исказить картину ряби на поверхности событий, вряд ли это стоит сверхусилий.

***

Портос говорил, что дерется, потому что дерется. На самом деле, причины драться у него были, просто он не хотел их афишировать. Есть они и у нас — разобравшись в них, иногда убеждаешься, что они не так уж весомы. Чувствами, подталкивающими к драке, можно управлять: у нас есть мозг, рассудок и речь, которые позволяют думать, сохранять знания и программировать эмоции через рефлексию и самого себя. Еще более надежная стратегия контроля — следовать рекомендациям специалистов. Сам я не психолог, но поле для поиска подходящих техник сейчас открыто широкое.

LinkedIn

6 комментариев

Подписаться на комментарииОтписаться от комментариев Комментарии могут оставлять только пользователи с подтвержденными аккаунтами.
проблема благополучия упирается в вопрос, сумел ли ты сам процесс движения к цели сделать таким, чтобы он доставлял удовольствие.

на эту тему уже все сказал Михай Чиксентмихайи в книге «Поток»

Когда создавался DataArt, мы быстро определили себя как группу людей, которые собрались вместе, чтобы заработать денег

а тут спасибо за откровенность. подкупает.

какое слово страшное, велбиинг почти что дебилинг. не могли какой-нибудь эквивалент придумать?

Тим-дилдинг?

Ех, впізнаю почерк Завілейского. Процвітання alma-mater, ну і well-being-у :)

Organisational Architect в DataArt.

А уборщица в DataArt — это Cleaning Architect?

А синиор уборщица — Chief Cleaning Officer

Подписаться на комментарии