Прийшов час осідлати справжнього Буцефала🏇🏻Приборкай норовливого коня разом з Newxel🏇🏻Умови на сайті
×Закрыть

Белорусский программист — о карьере и протестах на родине: «Я сказал, что не буду принимать экзамен у студентов из семей прокуроров, силовиков, судей. Они били людей»

Евгений Клименков — инженер-программист из Минска. После президентских выборов, за которыми последовали мирные протесты и волна террора со стороны белорусских властей, он переехал в Украину. Дома он работал в различных IT-компаниях и преподавал в университете, а также в аспирантуре занимался исследованиями в области операционных систем. В процессе научно-исследовательской деятельности у него появилась идея создания платформы для автоматического высокочастотного трейдинга следующего поколения. Между тем он успел поучиться за границей и поработать в США в Google.

Евгений принимал участие в протестах в Беларуси, из-за чего и покинул страну. Для DOU он рассказал о сути своей идеи, попытке ее воплотить и о впечатлениях от пребывания в Украине.

Аспирантура в Беларуси. «Темой, которую я выбрал, никто не занимается»

До 2011 года я учился в Белорусском государственном университете информатики и радиоэлектроники, на кафедре ПОИТ. Ближе к 3–4 курсу появилась специализация, и я понял, что меня больше интересует системное программирование. В это же время (с третьего курса) начал работать в IT-компаниях: сперва на проекте, связанном с системным программированием в аутсорс-компании Itransition. Затем в компании Check Point, занимающейся информационной безопасностью и имеющей небольшой филиал в Беларуси, а потом и в EPAM.

Уже на пятом курсе у меня наметился выраженный интерес к науке, специализация моей магистратуры — операционные системы. Еще тогда наука для меня стала чем-то вроде призвания и тем, к чему я возвращаюсь постоянно. В какие-то моменты она приносила много боли, иногда — ни с чем не сравнимое удовольствие.

Поступил в аспирантуру — и там возникли трудности. Темой, которую выбрал (архитектура и реализация операционных систем), никто не занимается. Хотя в советское время Минск был одним из ведущих центров по ней в Союзе, наравне с Москвой и Киевом. В Минске, в Научно-исследовательском институте ЭВМ, занимались адаптацией и разработкой операционных систем компьютеров советской серии ЕС ЭВМ, выпускавшихся с 1971 года до середины 1990-х. Но я посетил основные технические вузы города, а также Объединенный институт проблем информатики Национальной академии наук Беларуси, и понял, что теперь это не развивают в стране.

Мои научные интересы лежат на пересечении архитектур микро- и многоядерных операционных систем. На мой взгляд, они являются наиболее перспективными, потому что хорошо ложатся на архитектуру многоядерных процессоров. Дают качественные преимущества, которых невозможно добиться на традиционных ОС. К тому же концепция микроядра имеет ряд преимуществ.

Тема диссертации — новая модель управления памятью для микроядер второго поколения. У меня есть и другие наработки, связанные с архитектурой многоядерных и микроядерных ОС, с которыми в перспективе можно идти на докторскую.

Если моя гипотеза верна (а она пока подтверждается в рамках моих экспериментов), то микроядра могут работать намного эффективнее, если изменить их структуру и применить еще один, новый принцип проектирования. В итоге мы получим то, что сможет претендовать на звание микроядра третьего поколения.

Но тогда, в аспирантуре, я был вынужден работать в одиночестве. Обсудить работу и текущие проблемы, посоветоваться и подискутировать было не с кем. Мой научный руководитель хоть и оказывал мне существенную поддержку, но занимался исследованиями в совершенно другой области. В какой-то момент я фактически начал разговаривать сам с собой. Это вынудило меня искать исследовательскую группу, к которой можно было бы присоединиться.

Я искал сообщество единомышленников, и в конце концов получил предложение перейти в магистратуру при исследовательской группе в Швейцарской высшей технической школе Цюриха (Eidgenössische Technische Hochschule Zürich). А также стипендию для учебы. Как выяснилось впоследствии, ее там дают редко.

За три месяца до завершения аспирантуры в Беларуси я решил принять предложение ETHZ и бросил ее. Изначально хотел попасть в аспирантуру в Швейцарии, но меня туда не взяли. Правда, в белорусском университете документы оформили так, что если бы я вернулся, то мне не нужно было бы восстанавливаться в аспирантуру, а можно было бы сразу выходить на защиту. Забегая вперед, скажу, что я воспользовался этой возможностью.

Обучение в Швейцарии. «Учеба проходит под лозунгом „все против всех“»

Обучение в Швейцарии мне не зашло, ничего нового я не почерпнул. Оказалось, что это шаг назад. Только за границей я осознал ценность своего окружения и то, сколько всего, несмотря на некоторую зарегулированность и бюрократию, мне дал мой университет.

В Швейцарии, разумеется, великолепное материальное и кадровое обеспечение, но в самом подходе к образованию увидел много недостатков. Первый из них касается преподавателей. Между ними и студентами ощущался барьер, как в школе. Да, в Минске педагоги не были именитыми учеными и собственно наука была практически мертва (государству она была не интересна, бизнес университеты интересуют исключительно как поставщик людей, квалифицированных ровно настолько, чтобы их можно было начать продавать заказчикам), зато были открытыми для студентов. У нас было много преподавателей, которым было не все равно.

Многие из них являлись действительно крутыми специалистами, работающими в компаниях и получающими хорошие зарплаты. Но, несмотря на это, они продолжали ходить в университет и заниматься со студентами. Можно было прийти практически к любому профессору, чтобы посоветоваться. Например, если пишешь какую-то программу и у тебя что-то не сходится, преподаватель готов потратить свое время, чтобы помочь, если видит, что студенту это действительно интересно.

В Швейцарии более конкурентная среда, что приводит к тому, что все студенты больше сами по себе, не принято обмениваться знаниями и опытом, делиться идеями. Учеба проходит под лозунгом «все против всех».

Возможно, это связано с особенностями тамошней оценки знаний: по рейтинговой системе определяется топ студентов (например, топ 10% с потока), что, на мой взгляд, является нерелевантным критерием, ведь если поток слабый, то и студенты, входящие в топ 10%, могут быть слабее, чем те, кто входит в топ 50% на сильном потоке. В итоге учащиеся между собой общаются только на нейтральные, не относящиеся к учебе темы.

99% общения сводится к так называемым small talks: разговоры идут в основном о рафинированно-нейтральных будничных вещах, таких как еда, путешествия, погода. Мне не хватало сообщества. Также учеба положила конец собственно научно-исследовательской работе. Нагрузка при обучении была большая, но в то же время было неочевидно, какой профит получаешь в итоге, зачастую в процессе отсутствует осмысленность. Непонятно, какую цель мы преследуем, какую задачу пытаемся решить.

Это выглядело особенно пугающе, учитывая, что это была инженерная специальность. Часто возникала известная аналогия с нашей армией, живущей по принципу «круглое несем, а квадратное катим». В какой-то момент я не выдержал, решил не заканчивать обучение и отчислился. Было острое чувство, что к тому моменту, как получу диплом, мне будет уже все равно и на весь Computer Science, и на все программирование.

Работа в США. «Цель, к которой стремлюсь, — это работа на стыке академии, чистой науки и бизнеса»

Так получилось, что со мной сразу связались представители EPAM и предложили поехать в США поработать в Google. Как независимый контрактор я оставался сотрудником EPAM, но работал в главном офисе Google в команде аналитики. Через полтора года решил вернуться домой, поскольку, во-первых, возник вопрос с визой, а во-вторых, понял, что созрел к тому, что хочу защититься.

Все это время я продолжал наработки, но планировал вернуться к академической среде: писать научные публикации, завязать больше контактов с профессорами и тому подобное. Научные знания могли бы мне пригодиться, если бы снова захотел вернуться в США — там учитывают степени, их наличие открывает двери.

Еще на старте деятельности я думал о том, чтобы быть не просто программистом, а именно тем, который исследует операционные системы. И что мне бы хотелось быть связанным с разработкой технологий, а не амортизацией бизнес-процессов. Я вернулся домой в 2017 году с определёнными сбережениями, чтобы иметь возможность заняться наукой. Я понял, что не хочу менять всю жизнь на деньги. На крайний случай я всегда мог вернуться на работу в компанию, но решил попробовать прийти к своей цели.

Работать в компании мне уже точно не хотелось. В Беларуси, как и сейчас в Украине, это разработка не столько технологий, сколько программ: не решение какой-то проблемы, а автоматизация уже существующих решений. Проблема решается за границей, а ее кодирование сбрасывается сюда.

Поскольку у меня есть опыт работы в компаниях, вижу и недостатки в академической среде: ученые занимались всю жизнь разработками и никогда не работали в бизнесе. Но есть и хорошие прикладные исследования, они прокладывают линию, по которой идет бизнес. В решениях Linux, Microsoft, Intel можно увидеть корни исследований. Например, Intel выпускает новые процессоры с новой маркетинговой технологией гипертрейдинга.

Еще лет десять назад выходили статьи на эту тему ученых из Стэнфорда, с опорой на их инновации все идет в осязаемые решения. Такие высокотехнологичные компании, как Google, Microsoft, Facebook, вкладывают много денег в научно-исследовательские работы и на выходе получают сверхприбыль.

Я хотел занять эту нишу, совмещать оба аспекта. Изначально уезжал для этого в Швейцарию учиться, а потом работать в США, потому что думал, что это поможет заниматься более интересной для меня работой, которая касается операционных систем. Но по опыту знаю, что больше всего мне нравится жить в Беларуси, хотел побыть там хотя бы на время защиты.

Везде есть плюсы и минусы. Из недостатков, которые я видел в бизнесе, — это несклонность инвестировать деньги в далеко идущие попытки исследований, потому что это несет большие риски. В этом плане он сковывает свободу. Но есть академия, которая дает свободу, она направлена на то, чтобы искать какие-то далеко идущие решения, но в то же время может быть оторвана от реальности, потому что ученые обычно не работают в бизнесе и могут не понимать особенности практического применения. Мне бы хотелось быть на стыке: с одной стороны, смотреть за горизонт, с другой — приводить решения в реальную жизнь.

Возвращение в Беларусь. «Я понял, какое решение и для какой проблемы можно реализовать, применив результаты моих исследований»

В Минске все пошло хорошо: написал много научных материалов, даже перевыполнил план, который сам себе поставил. Начал читать лекции по операционным системам в Государственном университете информатики и радиоэлектроники. Из теоретических наработок нарисовалась идея бизнеса.

Я ездил по конференциям с выступлениями, получил по ним много отзывов. В частности, в прошлом году мне дали награду на конференции Tools в Иннополисе за выдающуюся статью. При этом получил признание от местных ученых, с моими работами ознакомился и одобрительно отозвался о них автор классического учебника по операционным системам, профессор университета Дрездена.

Позже я встретился с идеологом стартапа из США, который занимается разработкой бортовых систем для беспилотных автомобилей. На меня вышли по моим работам, предложили переехать в Штаты, СТО стартапа оказался известным ученым в моей области. Побеседовали, он тоже одобрил мои усилия.

Получилось, что в прошлом году я получил признание от четырех ученых. Тогда созрел к тому, что могу идти на защиту. Но, когда вернулся в свой университет, понял, что этого никому не надо: никто не занимался темой плюс чувствовалась общая апатия.

Поскольку я решил защититься, после Нового года (2020) уехал в Москву, где есть Институт системного программирования РАН — главная организация по теме операционных систем на постсоветском пространстве. Встретился там с директором, собрали ученый совет, где меня заслушали, и сказали, что у них возможна защита.

Начали готовиться, я ездил в Москву пересдавать определенные предметы, как было оговорено правилами Академии наук. Но опять же защита подвисла, поскольку началась пандемия коронавируса и закрылись границы. Я вернулся в Минск и там окончательно решил, что делать дальше. В конце прошлого года я познакомился с комьюнити С/C++ разработчиков CoreHard в Минске. Меня пригласили посетить их конференцию (спасибо за это Антону Наумовичу и Александру Василенко, было действительно интересно).

Один из спикеров рассказывал о том, как сильно извращаются С++ разработчики в FinTech, чтобы получить вожделенное быстродействие, которое при биржевых торгах конвертируется в реальные деньги. Этот доклад послужил отправной точкой, и у меня в голове быстро сложился пазл. Я понял, какое решение и для какой проблемы можно реализовать, применив результаты моих исследований. И знал, кому это нужно.

Речь идет о создании платформы для автоматического высокочастотного трейдинга, где важна скорость. Такое решение будет интересным прежде всего хедж-фондам, занимающимся оборотом огромных капиталов на мировых биржах с целью их увеличения.

С точки зрения эффективности биржевых торгов есть два аспекта:

1) Интеллектуальность решений. Чем точнее и долгосрочнее вы можете предсказать поведение рынка, тем больше сливок можно с него снять. Именно для этих целей обычно работают команды аналитиков, которые, проводя глубокий и всесторонний анализ, пытаются понять, как работает экономика, отследить взаимосвязи, выявить тенденции, спрогнозировать изменение стоимости активов в долгосрочной перспективе. Автоматизировать такой анализ проблематично. Нужны знания экономики, технологии производств, психологии, политики и так далее.

2) Быстрота принятия решений, когда акцент идет не на сложность и его продуманность, а на скорость реакции на изменения на рынке. Так возникло новое направление в торгах — автоматический трейдинг, в котором торги ведет компьютер на недоступных человеку скоростях. Данное направление превратилось в специальную инженерную олимпиаду: кто быстрее, тот богаче.

Мое решение позволит выжать из «железа» максимум возможной скорости. Оно способно снять практически все накладные расходы, которые могут дать операционные системы и компьютер в целом. В этой сфере война идет даже не за микро-, а за наносекунды. Чтобы оценить стоимость времени в торгах, можно прочитать статью на «Хабре», где приводится множество интересных примеров.

Также стоит отметить тот факт, что компьютеры основных трейдеров размещаются в самом здании биржи, чтобы минимизировать длину кабелей от них к серверу. Но при этом биржа выдает всем трейдерам кабели строго равной длины и обязывает их использовать, вне зависимости от физического местоположения их компьютера в дата-центре, так как сокращение длины кабеля на пару метров уже может дать несправедливое конкурентное преимущество. Если к моей платформе добавить соответствующий подбор «железа», то можно будет получить существенное конкурентное преимущество над другими трейдерами.

Но самого замысла недостаточно для презентации крупным компаниям, я решил оформить эту идею подробнее, запатентовать ее, сделать заявку и уже с этим идти к потенциальным клиентам.

Анализируя свой опыт жизни за границей, знал, что в Беларуси для меня комфортнее, поэтому здесь и начал прощупывать почву. Кроме того, даже не зная деталей, понимал, что патентование дома в разы дешевле. Первым моим заданием дома было найти людей, у которых есть подобный опыт. И это был самый большой вызов, потому что мне нужен был специалист, который бы получил патент в США и мог бы поделиться своим опытом, а это очень нетривиальная задача в Беларуси, несмотря на всю ее репутацию Кремниевой долины Восточной Европы.

Так несколько месяцев я ходил по всем возможным инстанциям, в результате чего через университет меня вывели на другой университет, который вывел на патентного адвоката в Минске. Мы познакомились, это был адвокат с инженерным образованием, он посмотрел по своим критериям и сказал, что все подходит. Подписали с ним соглашение о неразглашении.

Я ему рассказал детали того, что хочу сделать, он согласился с мнением оформлять патент в Беларуси, поскольку это стоит примерно 2000 долларов, когда в США — от 20 до 50 000 долларов. С оформленным пакетом есть приоритет — никто другой не может подаваться с такой же идеей. Мы понемногу работали, но после выборов все резко затормозило. Хорошо, что не успели дойти до стадии открытия патента, иначе из-за ситуации после выборов все бы снова зависло.

Протесты в Беларуси. «Я сказал, что не буду принимать экзамен у студентов из семей прокуроров, силовиков, судей»

По политическим причинам я ушел из университета, устроив перед этим определенный демарш. Было вот как. Первые признаки того, что что-то идет не так, были задолго до выборов, когда стали сажать оппозиционных кандидатов в президенты. Народ вышел на улицы, появились «тихари», гопота с полномочиями полицейских, и стали прессовать людей (тихарями в Беларуси называют сотрудников полиции, которые в гражданской одежде приходят на митинги, чтобы провоцировать конфликты — авт.). Как-то раз я возвращался после экзамена домой и наткнулся на группу таких мужчин — словно вернулся в 90-е.

Накануне следующего экзамена сказал, что не буду принимать его у студентов из семей прокуроров, силовиков, судей. Поднялся шум. Понимал, что меня, скорее всего, попросят уйти, но не мог по-другому, потому что они били людей.

Контракт подходил к концу, с деканом пришли к общему согласию прекратить его, я тоже уже не хотел так работать. Это был июнь, а в июле у меня закончился договор. В августе люди начали выходить на протесты после объявления результатов выборов. Я тоже приобщился, меня поражал уровень беспорядка, который нарастал. Впервые попал на протест совершенно случайно: решили с другом пойти посмотреть, что там происходит на его избирательном участке. Там людей 150–200 собралось, все ждали, пока вывесят протоколы.

И тут приезжают автозаки, выгружается ОМОН и эвакуирует комиссию со всеми бумагами, со всем. Это выглядело дико и возмутительно. Поехал к стеле, там люди собирались. Опять выезжает автозак, ОМОН бросается в толпу и без разговоров начинает бить. Оборачиваюсь назад, а там фактически студенты. Шла молодежь, девушки. И в противовес стоят амбалы по два метра в формах, латах. Понимаю: будут бить. Это все уже было за гранью.

10 августа я уже был на Пушкинской, видел первых жертв. Когда убили Александра Тарайковского, я был в 200–400 метрах от места происшествия. Органы действовали так, чтобы пострадавших было как можно больше. Пытались заехать как можно ближе в толпу.

Только открывается дверь автозака — из него начинают стрелять. Рядом взрываются гранаты, свистят пули, все очень шумно, поле боя, возле меня проносят окровавленного человека. Стреляли без разговоров, это насилие ради насилия. Забирали в автозаки даже случайных прохожих, совершенно непричастных к протестам, били их дубинками. Это атмосфера реальной войны.

Поскольку ранее я уже заявлял о своей позиции, знал, что рано или поздно за мной придут. Но делать вид, будто ничего не происходит, не мог. Однажды позвонил другу, спросил, можно ли ему принести компьютер, на котором мои наработки, диссертация, статьи. Оказалось, что он уже во Львове. Я еще колебался, что делать: ехать в Польшу или в Украину. До сих пор думаю о том, поступил ли правильно. С одной стороны, чувствую ответственность за то, что происходит в Минске. С другой — не знаю, что мог бы сделать. В конце августа я приехал во Львов, где провел несколько дней, пообщался с другом. С начала сентября перебрались с девушкой в Киев.

Переезд в Киев. «Планирую остаться в Украине, но пока не нашел пути для этого»

Все мои планы и расчеты на патент в Беларуси сорвались. После переезда дал себе немного времени, чтобы эмоционально остыть, ведь сердцем еще был там. Теперь пытаюсь понять, насколько реально внедрить мою идею в Украине. Гипотетически это возможно, поскольку международное патентное законодательство работает одинаково и по цене примерно так же. Есть смысл продолжать, уже нашел адвокатов (вышел на них через белорусскую контору). Обсуждаем с ними нюансы, они занимаются юридической защитой бизнеса.

Также интересно узнать больше о ведении бизнеса. Сейчас по крупицам собираю информацию: из телеграмм-сообществ белорусских айтишников, от адвокатов, которые помогают и с вопросами патента, и с нюансами пребывания здесь, с новостей. В один клубок спутываются много вопросов, связанных прежде всего с бюрократией, шаткостью моего пребывания здесь, которое ограничивается определенным количеством дней. Не знаю, могу ли рассчитывать на оформление вида на жительство в Украине, если не буду штатным работником компании, а буду думать о своем бизнесе.

Обратился в Миграционную службу в конце сентября, где мне сказали, что для того, чтобы иметь возможность остаться в стране дольше, я должен принести трудовую книжку и трудовой договор, а последнего у меня нет. Имею с собой трудовую книжку, диплом университета, рабочие контракты из Штатов, выписки из предыдущих мест работы с указанием зарплаты — то есть то, что может подтвердить мой профессионализм. Не знаю, достаточно ли этого, чтобы оставаться в Украине в нынешнем статусе. Не хотел бы устраиваться на работу программистом просто для того, чтобы иметь возможность постоянного места жительства. Пока живу на сбережения, которые были со времен работы в США.

Слежу за новостями, нравится анонсирована идея «Дія. City», но опять же непонятно, когда и как все заработает. Не хватает какого-то специального органа, места, куда бы можно было обратиться людям, как я, со своими вопросами и получить консультации. Единственную ощутимую поддержку в этом плане я нашел в организации EASE (European Association of Software Engineering), которая заинтересована в поддержке релокации белорусских айтишников в Украину и развитии местного рынка (хотелось бы сказать отдельное спасибо Анатолию Клепачу). Они познакомили меня с одной компанией, работник которой рассказал об их бизнесе и немного ввел в здешние академические круги.

Имел несколько встреч в КПИ, Киево-Могилянской академии, где речь шла о преподавании. Нравится такой вариант, преподавание — моя отдушина. Но в КПИ ничего не выгорело, в Могилянке интерес есть, но все возможно только со следующего года, поскольку сейчас идет научный процесс по обусловленной программе.

Украина мне нравится как страна для жизни, по сравнению со странами Европы, где я был, здесь лучшая среда и круг общения, все более прогнозируемое для меня. Похожая архитектура, стиль жизни людей, взаимоотношений между ними. С точки зрения эффективности вложений, стоимости жизни тоже удобнее находиться здесь, нет большого капитала для старта в США.

Хочу развиваться как инженер и ученый, классический этап с питчингом перед инвесторами меня мало интересует. Моя цель — коммерциализировать техническое решение, которое может быть полезным хедж-фондам.

Планирую остаться в Украине, но пока не нашел пути для этого. Хотелось бы в будущем иметь команду на базе какого-то предприятия или университета, чтобы объединить бизнес, науку и образование. Также есть предложение по переезду в Швейцарию, и здесь для меня дилемма: я лишаюсь той авантюры и свободы, которую предполагал бы свой бизнес. Но за эти полгода потрачено много энергии: и из-за того, что дома происходило, и из-за неопределенности.

Хочется определенности. Сейчас веду переговоры на два фронта: пытаюсь понять, насколько имеет смысл оставаться, какие перспективы. Или стоит поехать в простой и понятный мир, где есть работа программистом в компании, прикрытие. В Украине могу находиться до 31 декабря, есть способ оформить ПМЖ как волонтеру.

В Беларусь возвращаться не могу — там меня посадят. В университете все тоже становится хуже: есть информация, что садят и преподавателей, и студентов. Администрация пытается давить на преподавателей. Есть ненулевая вероятность, что вуз просто развалится.

LinkedIn

Похожие статьи

47 комментариев

Подписаться на комментарииОтписаться от комментариев Комментарии могут оставлять только пользователи с подтвержденными аккаунтами.

Интересно, а в Украине полицейские не бьют людей?!

Интересно, а в Украине полицейские не бьют людей?!

Ну Ви порівняли — безправного заляканого українського поліцейського з роллю поліції в авторитарній державі, яка тримається на поліції.
х-й з пальцем :)

Неужели никто не поможет человеку с договором?

Самая интересная статья на ДОУ за последние 4 года. Да и пожалуй первая, которая читалась на одном дыхании и без отвлечения. Автору удачи

Блин, кто еще, увидев заголовок статьи, подумал что наконец взяли интервью у Виктора? А тут какой -то Евгений :(

Возможно, имеет смысл посмотреть на Будапешт — там есть офис Morgan Stanley, где достаточно много людей занимаются интересными Вам наукоёмкими вещами. Венгрия — близко к Беларуси...

Каким образом Венгрия близка Беларуси? Там даже язык неславянский.

Географически — ближе чем Лондон, Нью-Йорк или Токио.

Однако автор вероятно знает английский, а венгерский нет. И в Лондоне финансовых компаний по профилю десятки, если не сотни, а не один morgan Stanley. И зарплаты выше. Все это не перекрывает 2 часа разницы в перелёте.

Я думаю, что если контора хорашая, то в Будапеште будут мирится с отсутствием венгерского и говорить таки на английском, и еще постараются, чтобы вопрос языка проходил мимо человека.

По-поводу зарплаты — вопрос неоднозначный. Такие моменты нужно пристально изучать. В Лондоне помимо зарплат еще и цены выше, и налоги, и куча дополнительных нюансов может быть.

Це тому що Орбан? Чорний жарт.

У меня ситуация немножко другая.
Момент номер раз: сама тема HFT для меня не является основной. Я не финансист и не торговец бумагами. Я — инженер и ученый :-) И есть куча мест, где люди занимаются намного более интересными для меня вещами, чем HFT.
Момент номер два: я знаю где смотреть работу, куда и идти и где меня итак уже ждут. И это не Будапешт. Да и работа в банке меня не так чтобы интересует. Но если по теме HFT, то из ближайших мест самые веселые парни собираются в Голандии, Швейцарии и Лондоне.

У меня дилема следующая:
1) Либо пробовать толкать свою тему и заниматься тем что мне нравится и интересно и там где мне хочется (открывать патент, продаваться, развиваться, «играть в технологии» но на своей собственной полянке). И тогда вероятно есть смысл оставаться здесь (но опять же нужно собирать информацию по тонкостям и особенностям ведения бизнеса в Украине).
2) Либо забивать на это и уходить в найм. В таком случае я знаю куда и зачем. И тогда 99%, что уезжать.

P.S.: К сожалению, Беларусь сейчас не та страна, близость к которой будет хоть каким-то бонусом. Сейчас хоть в Польшу, хоть в Автралию. Разницы уже нет.

по тонкостям и особенностям ведения бизнеса в Украине

Успешный бизнес могут отжать, если нет крыши. Чем более успешный и дольше существует — тем выше шансы.
Кроме того, на офис приходят пожарники, санэпидем, и СБУ (последние обычно путают двери ли этаж, но в результате отбирают всю технику и вывозят сервера).

не по технической части, автор, вас кто-то ввёл в заблуждение по поводу "

есть способ оформить ПМЖ как волонтеру

«. Как волонтёру вы можете получить только ВНЖ, и то это способ «на лезвии бритвы», который врятли принесёт искомое вами спокойствие. Есть более «легальные» способы, например, открытие ТОВ.

Так мне ВНЖ и нужно. Я не экстримал, чтобы сразу на ПМЖ прыгать, не освоившись в новой стране. И тут юристы доверенные, так что приходится им верить.

Как думаете, для внутренних структур ОС наподобие таблицы потоков какой распределитель памяти лучше использовать — на базе free list или buddy allocator-а ? 2. Удачи в Украине тут правда свои заморочки которых в Белорусии нет, там вместо них другое зато.

В ответ на такие вопросы люди диссертации пишут. :-)

На самом деле сильно зависит от контекста: что за ОС, какие к ней требования, какая типовая нагрузка, какова динамика создания/разрушения потоков. Если во главу угла ставить простоту и универсальность, то buddy allocator. Если нужно еще проще, а выделение динамическое выделение освобождение памяти в системе происходит редко, то list-based, а лучше куча c сортировкой по размеру. Если ОС толстая и/или динамика выделения освобождения высокая, то SLAB наше все. Можно даже подумать о предвыделении памяти для потоков. В моей ОС, у меня вообще такой проблемы не стоит, нет аллокатора в ядре, нет проблем. ;-) Пусть программы сами этим занимаются.

Спасибо за пожелания! Я уже заметил. Но так везде. Везде, в каждой стране свои заморочки и нюансы.

Молодец! Удачи в начинаниях. И главное — продолжай преподавать, таких людей не хватает в ВУЗах.

Тоже искренне желаю удачи в преподавании, хороших преподавателей действительно очень мало. Только благодаря стараниям местных националистов в Украине теперь можно преподавать только на украинском языке. Что думаете по этому поводу?

Сечас я ни в коем случае не хочу никого обидеть или задеть национальную гордость, но ситуация следующая, по крайней мере как я ее вижу.

Украинский язык, равно как и беларуский язык, — это малые языки. Отказываться от русского языка в пользу украинского или беларуского в высшей школе подобно выстрелу себе в ногу или жизни по принципу «на зло маме уши отморожу». Высшая школа подразумевает специализированное образование. Для каждой небольшой специальности критически важно наличие хороших учебников. Невозможно силами малой языковой популяции покрыть все специальности высшей школы качественными текстами. С чисто утилитарной точки зрения, использование русского языка в высшей школе является намного более оправданным. На русском языке существует намного больше текстов и они намного более качественнее, нежели чем на беларуском, украинском, литовском или эстонском. Русский язык банально обладает намного большей текстовой мощностью. Но и он тоже не является идеалом. Еще лучше английский язык. В моей области на беларуском чего-то стоящего банально нет. В русском переводе есть хотя бы учебник Таненбаума (и то одно время ходил прекрасный вариант перевода не профессионалом в стила «bus driver» = «водитель автобуса», и это в учебнике по операционным системам). Но на самом деле даже русский язык беспощадно скуден по сравнению с английским. Вот на нем вся информация. Я последние десять лет читаю и пишу практически исключительно на английском. Не потому что он красивый или модный или правильный, а исключительно потому что он практичный. Поэтому для высшей школы английский лучше русского, а русский лучше украинского.

Лично я на украинском преподавать не могу и тратить время на изучение украиноязычных аналогов устоявшихся терминов тратить свое время не считаю целесообразным. Тоже самое касается и беларуского языка. Могу преподавать на русском и на английском.

Учебник я пишу на русском, так как я начинал писать его для своих студентов. И увы, но не все приходящие в университет, достаточно хорошо знают английский. На беларуском вообще не вижу смысла писать.

Я рассматриваю национальный язык, как язык души народа и души человека. В инженерии язык для меня — это скорее просто инструмент. И чтобы делать работу наиболее качественно, я беру наиболее подходящий инструмент. Я думаю что айтишники меня легко поймут.

Сечас я ни в коем случае не хочу никого обидеть

none taken...

«Я вне політікі», «язик — только інструмент»... От тому «політика» потім стукає в двері таких людей і їм доводиться тікати світ за очі. Але і після втечі дехто не розуміє, що мова має значення, що політика — то справа всіх громадян.

Трейдинговых контор в Украине хватает. Сходу назову три, которые связывались со мной по поводу работы:
jobs.dou.ua/...​trading-technologies-llc
jobs.dou.ua/...​luent-trade-technologies
jobs.dou.ua/...​es/lynx-capital-partners
Можете сходить к ним поговорить — если заинтересуются идеями, могут оформить по трудовой на минималку, чтобы дать время продумать патент и начать реальное сотрудничество.

По новым микроядрам — есть старый спор Линуха и Таненбаума www.oreilly.com/...​pensources/book/appa.html
Жизнь показала, что выигрывает не красивая и правильная, а полезная и удобная система.
Также вот есть цикл статей от архитектора высоконагруженных систем о том, как правильно сделать идеальную операционную систему ithare.com/...​since-over-last-50-years
Результат: не верю. Академические ОС не взлетают.
+ в HFT максимально идет выгрузка процессинга в железо. Трафик вообще на заходит в ядро ОС, соответственно, нет смысла менять это самое ядро en.wikipedia.org/...​mote_direct_memory_access

В Телеграме есть чатик по С++ и раст, там есть программисты из трейдинга t.me/cplusplusua

HFT

там действительно такая острая борьба за наносекунды на всех уровнях, прямыми оптоволоконными линиями, режимами работы CPU и прочим, как об этом говорят?

довольно вероятно, что скоро узнаю.
текущий проект заканчивается, и похоже, что трейдеры скупают опытных плюсовиков.

похоже, что трейдеры скупают опытных плюсовиков

вони просто зашарили торгувати плюсовиками на біржі :)

У англоязычных наслышан что оптимизация идет клиентов через WebASM в большей степени нежели серверов. В трейдовском софте много графики.

У Вас не HFT а обычный алготрейдинг.
В HFT автоматические алгоритмы хавают пакет с обновлением цен из сети, рассчитывают, выгодно ли ставить заявку на продажу или покупку, и отправляют заявку. На все есть единицы миллисекунд (или десятки микросекунд?), иначе кто-то другой успеет первым.

Правильно. Там все живет по принципу «Кто первый встал, того и тапки». На бирже появилася выгодная сделка. Желающих много. Кто первый подписался, тот и вырвал ее себе. Пусть даже на пикосекунду раньше.

1) Спор старый, известный и уже классический. И с ним определенно стоит ознакомится. Там много смысла с обоих сторон и дальнейшее развитие истории как бы тоже намекает, но!
2) Жизнь показала, что она намного обширнее и многограннее, чем ее обычно представляют. На самом деле. микроядро очень широко применяются. Вот например, если у вас есть сотовый телефон, то вы с вероятностью в 95% пользуетесь услугами кошерного микроядра второго поколения seL4. Если у вас Android, то скорее всего у вас стоит Qualcomm-вский модем, который работает под управлением L4. Если Apple, то Apple’s Secure Enclave работает под управлением seL4. В случае Apple все еще хуже, так как сердцевиной ядра ОСей от Apple является некошерное микроядро первого поколения Mach. Есть еще огромный мир встроенных систем, систем реального времени, mission-critical систем, и там везде очень любят микроядра. Google сейчас усиленно строгает новую ОС Fucsia, которой предвещают стать заменой Андроиду, но Fucsia тоже микроядро (но на само деле не такое кошерное как я думал, они испортились в процессе), Huawei уже в следующем году обещает телефоны на Harmony OS. А это тоже микроядро. Автономные автомобили горячая тема. Каждая вторая контора пилит свою ОС для авто, и 95% из них микроядерные. У микроядер оооочень много плюсов. И один минус — они тормознутые. Но если вы обратите внимание, то Торвальдс с Таненбаумом спорили в 1992 году, когда компьютеры только осваивали i486 процессор. В то время развернуть хоть какой-то GUI — это уже было достижение. Мощности процессора были мизерные. Люди еще в DOS-е масово сидели. А сейчас уже 2020 год, более 25 лет прошло. Компьютеры стали другие, программы стали другие (на это кстати и указывает тот автор на которого вы ссылаетесь (к сожалению, я не узнал его в гримме, и не могу оценить авторитетность)). Мир поменялся. Очень сильно поменялся. Тормознутость микроядер уже не такая и тормознутость, а вызовов перед монолитом все больше и больше. Так что все может статься. По моим оценкам у микроядер большое и светлое будущее. Но в любом случае, я их не воспринимаю как религию и прекрасно понимаю, что они не серебрянная пуля, и есть кучу альтернативных интересных архитектур (на монолите жизнь не заканчивается), которые для каких- задач и условий подходят лучше, чем микроядра. И против монолита религиозного гнева у меня нет. Просто еще одна архитектура со своими достоинствами и недостатками.
3) Академические ОС иногда взлетают. Примеры были выше: Mach и seL4. Но академические ОС делаются для того чтобы прощупать почву и получить знания и технологии, а не для того, чтобы поработить мир и заработать пару тройку миллиардов. Академия мысли несколько иначе и живет в своем уютном и зачастую оторванном от реальности мире. У них другие цели, но то что они делают в своем розовом мире выливается во вполне конкретные и коммерческие решения в нашем реальном бытие.
4) В HFT трафик зачастую не заходит вообще в процессор (пользуясь случаем передаю пламенный привет нашим друзьям из мира FPGА и ASIC-ов!), но поверьте мне, если нетривиальные, но мощные ходы, которые еще можно сделать на стороне софта ;-) P.S.: RDMA — это немножко не про это. Ссылка некорректна.
5) Меня не интересует трейдинг сам по себе, мне скорее интересно вымучать из железа все соки и сделать невозможное возможным. В этом отношении меня интересует комерциализация конкретного решения, которое у меня есть.

P.S.: Извините, что вынуждаю читать эту простыню текста.

мне скорее интересно вымучать из железа все соки и сделать невозможное возможным

Тут на форуме водится Горчак из QNX, дядя Витя из ML, и куча плюсовиков и эмбеддеров. Горчак как раз выжимал невозможное dou.ua/forums/topic/31311

Собственно, если не боитесь, что идею украдут — было бы интересно ее обсудить в отдельной теме. Если есть практические результаты (числа, показывающие это самое выжимание) — еще лучше. Допустим, сравнение с Linux, QNX, uC-OS3, Xen.

Удачи Евгений, надеюсь, все получится с патентом и с другими моментами тоже.

Очевидно, что вы грамотный человек с хорошими знаниями и опытом в своей области, не думали создать и записать курс лекций по операционным системам? На той же Курсере или Прометеусе можно выложить.

Что можете посоветовать людям, которым тоже интересна тема ОС? Таненбаума)?

1) Относительно лекций. Он даже есть, но он не полный, писался не мной иписался экспромптом весной, когда я ушел на удаленку и читал студентам лекции через Twich. Они сориентировались и начали вести запись и куда-то складировать на ютубе.
Сам по себе курс лекций есть, свой авторский. Старался туда свести все то, что будет сложно получить в одном источнике или получить неопытным путем, а также проакцентировать на важных, но скользких и нечасто акцентируемых моментах.

2) Если интересует учебник на русском языке, то Таненбаум — это лучшее что можно найти на данный момент. Олифер и Олифер на удивление неплох. На английском есть еще Silberschatz, и он пользуется популярностью в США. И я еще сталкивался с Arpaci-Dusseau. Но, если честно, то все они немного устарели, поэтому я строил свой курс не на основе одного из этих учебников. Основной объем самой интересной информации рассыпан по статьям. Увы :-(
Что есть на украинском — я не знаю. :-( На беларуском точно ничего нет.

Еще могу крайне рекомендовать по компьютерным архитектурам Hennessy&Patterson. Крайне хорошая, интересная и полезная книга. Но она тоже на английском. Кстати, этот дуэт является родителями RISC-архитектуры. Один форсил проект в Беркли, второй в это же время форсил MIPS в Стэнфорде. Так что товарищи знают о чем пишут. Да и в целом очень знаковые и авторитетные ученые.

Спасибо за ответ.
Таненбаум есть у меня даже в печатном варианте, 4-е издание 2018 года.
Лекции было бы интересно посмотреть, но все же кустарно записаные лекции это немного не те)
Для полноценного курса нужны, прежде всего, хорошая запись видео и звука, а так же материалы для самостоятельной работы, презентации, задания и т.д.

По моему опыту могу вам сказать, что для полноценного курса нужен полноценный университет. Самое ценное в университете — это общение. Вы можете спросить и даже поспорить, подискутировать, вас могут сильно заранее потыкать носом на то, что вы встали на неверный путь или в чем-то заблуждаетесь/ошибаетесь. YouTube этого компенсировать никак не может. Увы.

Да, полностью с вами согласен.
Для полноценного образования необходимо погружение в академическую среду и соответствующие активности.

Конкретно мой случай и, подозреваю, я такой не один, это желание расширить свою компетенцию. У меня есть ВО, есть определенные навыки и опыт, есть даже частично прочитанная книга Таненбаума)) И я хочу освежить и расширить свои знания. Онлайн курс лекций с материалами и заданиями мне выглядит идеальным решением.

Также подобные курсы могут быть хорошим дополнением студентам, которые, к сожалению, не имеют таких знающих преподавателей.

Я закончил университет, но наверное хватит пальцев одной руки чтоб пересчитать всех преподавателей с которыми можно было подискутировать. Обычно сдача предмета сводилась к выполнению формальных требований типа сдал лабы, выучил билеты, написал, забыл. Проблема дискуссии в универе состоит в том что стороны находятся в заведомо не равных положениях, ты можешь быть сколь угодно прав но оценку ставит преподаватель, поэтому если она сказала что мальчики без костюма на экзамене 5 не получают, то придется одевать костюм даже если на улице июнь и 30 градусов жары.

Если что, то я пишу учебник/книгу по ОСям, который, я надеюсь, будет достаточно современным и актуальным. Пока есть примерно 400 страниц, и это скорее подготовка и вводная к основным вопросам (история развития ОС в контексте истории развития компьютеров), с какими другими дисциплинами ОСи связаны почему и как, достаточно абширное введение в аппартные архитектуры, но это необходимо, чтобы понимать как и почему работают ОСи и в какую сторону все это движется. Предполагается 5 частей: вводная, архитектуры ОС, управление процессорным временем, управление памятью и ввод/вывод.

ШТОШ, желаю удачи и успехов в ваших начинаниях. После оттока человеческого капитала новые умные люди Украине не помешают.

Прочитавши заголовок, оцінював Вас скептично, але прочитавши цілий матеріал, сповнився повагою до Вас, і як до науковця, і як до громадянина.
Нехай все вийде в Україні!

P.S. Питати про Крим людину, яка думає про мікроядра третього покоління, якось навіть некоректно. Думаю, Ви просто існували поза політикою, аж доки вона не підійшла занадто близько.

Дякую за статтю, вітаю в Україні!

Подписаться на комментарии