Lohika Labs: попытка создать райский оазис внутри большого аутсорса

Что делать специалисту, если некогда интересный проект стал в тягость, появилось ощущение застоя и “бесперспективняка”, несмотря на то что всё, казалось бы, более чем хорошо? Менять работу? Брать долгосрочный отпуск? Вообще менять род деятельности? А каково при этом компании терять ценного сотрудника?

В компании Lohika похоже нашли хороший способ мотивировать “засидевшихся” специалистов, воплотив в жизнь принцип “лучший отдых — смена деятельности”. Проект Lohika Labs (в просторечии — “Лабы”) — хорошая возможность расслабиться, не теряя, а приобретая профессиональные навыки. При этом специалисту предоставляется возможность заниматься той технологией, которая наиболее “по душе”, избегая рамок, накладываемых проектом и заказчиком, но оставаясь полностью мотивированным со стороны компании.

О достоинствах и недостатках проекта Lohika Labs рассказывают Engineering manager киевского офиса Lohika Systems Сергей Дорохин и Customer manager львовского подразделения Юрий Гаврылив.

— Расскажите немного об истории компании, как всё начиналось и развивалось?

С. Д.: Компания Lohika была образована в 2001 году. Главный офис базируется в Кремниевой Долине, в Сан-Бруно, там, фактически, находятся управляющие структуры С- и V-уровней. Основное наше направление — предоставление услуг R&D для компаний, как стартапов, так и для крупных. В Украине у нас три офиса — в Киеве, Одессе и Львове, при этом в Киеве наименее многочисленный, он был организован позже всех.


Сергей Дорохин, Engineering manager компании Lohika, Киев

Самый первый офис был организован во Львове, поскольку во Львове хорошая база — местный университет. Затем был офис в Одессе, на сегодняшний день самый многочисленный. И, наконец, последним открылся офис в Киеве. Тут, само собой, хороший доступ к ресурсам, но помимо прочего основной упор на киевский офис идёт как на презентационный — в столицу проще добраться самолётом, тут лучше инфраструктура и наиболее презентабельный вид.


Ю. Г.: В кожного офісу є своя специфіка. Історично так склалось, що одеський офіс працює під одного великого замовника, там мало невеликих проектів. Львівський офіс найдавніший, він певною мірою специфічний. У нас як великі проекти, так і малі (з командами до десяти людей). Київський офіс схожий на львівський — так просто більше невеликих проектів. Ми не залежимо від єдиного крупного замовника.
Ю. Г.: У каждого офиса своя специфика. Исторически сложилось так, что одесский офис работает под одного большого заказчика, там мало небольших проектов. Львовский — самый старый, он в своём роде тоже специфический. Здесь есть как большие проекты, так и малые (с командами до десяти человек). Киевский офис похож на львовский, у них таких проектов просто больше. Мы не зависим от единственного крупного заказчика.

— Планируете ли открывать новые офисы, и если да, то какие города рассматриваются для потенциального расположения?


Ю. Г.: Розширення є в довготермінових планах, але навряд чи це станеться у першому півріччі 2012 року. Стосовно географії, в першу чергу нас цікавлять великі міста, але особливих вподобань нема, зокрема в регіоні. В першу чергу ми будемо звертати увагу на розміри ринку.
Ю. Г.: Расширение стоит у нас в долгосрочных планах, но это вряд ли произойдёт в первом полугодии 2012-го. Что касается географии, то в первую очередь нас интересуют большие города, но особых предпочтений нет, в частности даже в регионе. Мы будем обращать внимание прежде всего на размеры рынка.


Юрий Гаврылив, Customer manager, Львов

— Какова специфика проектов, с которыми работает Lohika, какие технологии при этом используются?

С. Д.: Как я уже говорил ранее, наше основное направление — предоставление услуг IT компаниям для реализации их R&D-потребностей. У нас много моделей взаимодействия с нашими клиентами, но стоит подчеркнуть тот момент, что мы, как правило, берёмся за проекты очень высокой технической сложности, на которых мы можем быть рентабельными. Люди, которые требуются на подобных проектах — это люди с максимально высокой технической экспертизой. Потому при отборе в компанию у нас очень серьёзные технически интервью, очень высокие требования к кандидатам, обычно это на ступеньку выше чем в других компаниях — Team Lead другой компании может прийти к нам как Senior, но чтобы стать Team Lead-ом здесь, необходимо немножко больше.

Основные наши клиенты — это ИТ-компании, мы работаем с такими компаниями как HP и Cisco.
Наше направление — это компании, которые работают сами в рынке ИТ и мы с ними сотрудничаем, фактически как расширение их команды, позволяя им без набора дополнительного персонала быстро и качественно реализовать проекты и идеи. Таким образом, мы минимизируем их риски. Обычно мы стартуем с пилотных проектов, но постепенно переходим к тому, что многие компании доверяют нам даже свой ключевой бизнес.


Ю. Г.: Спеціалізація — networking, різне програмування під Linux, FreeBSD і все, що пов’язано з мережевими протоколами, електронною поштою, web development. Велика частина проектів — це web, частина web-проектів орієнтована на так званий highload web — сайти і портали, які мають дуже велику відвідуваність, мільйони запитів в день. Також є frontend, це теж стосується вебу, але саме фронтендери більше програмують на JavaScriptі, на HTML5 і CSS3.

Mobile development розвивається, в нас є дві команди, які займаються iOS development і Android development, і, звичайно, QA. Є QA, прив’язаний до напрямків, до networking, до web, відповідно, є автоматизатори.

Ю. Г.: Наша специализация — networking, разнообразное программирование под Linux, FreeBSD, и все, что касается сетевых протоколов, электронной почты, web development. Много проектов — это web, часть web-проектов ориентирована на так называемый highload web — сайты и порталы с большой посещаемостью, с миллионами запросов в день. Также есть Front End, это тоже касается веба, но именно фронтэндеры больше программируют на JavaScript, на HTML5 и CSS3.

Развивается mobile development, у нас есть две команды, которые занимаются iOS development и Android development. И, конечно, QA, привязанный к направлениям, к networking, к web, соответственно, есть автоматизаторы.

— Компании-партнёры в основном зарубежные, отечественных проектов нет?

С. Д.: Да. Однако мы открыты для любого сотрудничества. Правда, есть некие особенности с компаниями, которые пытаются строить бизнес в Украине.
Первая особенность заключается в том, что если говорить о компаниях, которые строят свой IT бизнес в Украине, то они как правило, требуют от своих партнёров, чтобы это была украинская компания, контракт с которой будет заключаться в рамках украинского же законодательства. У нас же главный офис всё же в Сан-Бруно и все контракты, которые мы подписываем составлены по американскому законодательству, в рамках которого мы и работаем.

Вторая особенность: На данный момент, мы не занимаемся собственными продуктовыми разработками, всё же основной наш упор — это предоставление качественного сервиса по разработке ПО. Однако многие украинские компании ожидают от нас, что мы создадим продукт, разместим его на наших же серверах и будем его поддерживать 24/7. К сожалению — это совершенно не то, чем мы занимаемся.

Сложно исключить вероятность того, что подобные компании могут быть довольно слабыми в технологическом плане. Они намерены переложить всю задачу полностью, к сожалению, на нас. Наша компания привыкла работать с высокотехнологичными партнёрами, людьми, которые могут достаточно чётко сформулировать свои требования по бизнесу, не ожидая от нас полной экспертизы в нём. Наша задача — это не просто предоставить команду или выполнить работу по заданной спецификации, это именно решить бизнес-проблему нашего партнёра. Мы сотрудничаем с компаниями, которые осознают свои бизнес-проблемы, или по крайней мере, их области.

К сожалению, на данный момент, в Украине нет, достаточно развитого ИТ-бизнеса, нет компаний, которые занимаются, например, социальными сетями, распространением мультимедиа контента на мировом уровне, платежными-системами и т.п.

— И по вашему мнению ситуация вряд ли изменится? Перспективных проектов нет совсем?

С. Д.: Они есть! Один из самых успешных примеров — это Portmone. Очень удачное решение, я немного наслышан об его истории, и знаю, как он непросто он выходил на проценты рентабельности... Но даже при этом, до полной победы ему далеко — я хотел бы иметь возможность оплачивать покупки в любых украинских интернет-магазинах с его помощью. Пока что такого взаимодействия нет. Если мы говорим о зарубежных рынках — там такие схемы работают великолепно, все просто, надёжно и ясно (PayPal, Amazon, Google Check Out), здесь же, к сожалению, пока такого нет.


Подобный сервис оплаты — вероятно, один из тех проектов, который был бы интересен в плане реализации для отечественного рынка. Кроме того, у нас ещё ряд хороших идей, которые смогли бы работать на нашем рынке.

Опять же говоря о глубине, “взрослости” проектов: когда ты приходишь на Западе к клиенту, общаешься с ним, как правило, не возникает вопросов — к примеру, нужен ли Automation QA, Unit Testing... — это само собой разумеется. Когда же ведёшь переговоры с отечественными партнёрами, надо постоянно держать в уме, что надо бы вот предложить им ещё и это. Люди ожидают, что им просто напишут как нибудь, главное быстро и дешево, код, и он будет работать сейчас, а дальше — гори оно огнём. Они не ожидают, что этот код будет поддерживаться и работать годами — то, что ожидают западные клиенты. Там не продашь проект без Automated UI tests, Сontinuous Integration и прочих вещей.

Здесь люди к таким вещам по-простому относятся, впрочем, это характерно не только для ИТ-бизнеса. Самая распространённая схема — надо сделать что-то, что приносит деньги в течении двух-трёх-четырёх лет, но при 200% рентабельности, собрать прибыль и быстро куда-нибудь переехать... Как результат, рынка бизнесов, как такового, у нас нет.

Но это так, лирическое отступление на тему, почему мы не работаем на украинском рынке — не то, чтобы не хотим, но просто занимаемся теми вещами, до которых наш рынок пока ещё не дошёл. Если дойдёт — то обязательно будем, мы очень хотим, чтобы здесь развивались нормальные продукты. Собственно одна из под-подзадач, которые мы пытаемся решать нашими Лабами — это создание отечественных продуктов, которые будут мотивировать каким-то образом рост рынка. То есть, по сути мы остаёмся сервисной компанией и не планируем переключаться на продуктовую модель, но одна из точек зрения на Лабы — это создание внутри сервисной компании маленьких подразделений, которые занимаются именно продуктовыми вещами, от идеи до релиза и поддержки. Наверное, не так глубоко, чтобы заниматься маркетингом и действительно продуктовой моделью, но тем не менее...

— Есть ли разница между офисами в потребностях специалистов разного уровня? И какого именно уровня?


Ю. Г.: Ми бачимо по співбесідах, по вакансіях, що наші рівні вони переважно є вищими від середніх по ринку. Якщо до нас приходять люди, які були senior в GlobalLogic, EPAM, SoftServe, велика ймовірність, що у нас вони оцінюються middle. Звичайно, воно компенсується можливостями росту, навчання. Насправді, якщо людина вже сформована, їй все одно, який в неї формальний рівень, “мідл” чи “сіньйор”. Якщо її задовольняють проекти, їй цікаво і складно працювати, це компенсується нормальною зарплатнею, то її рівень не грає ролі.

Практика показує за останні роки, що основна маса людей, які приходять до нас, попадає на нижчий рівень, ніж були на своїх попередніх проектах.

Ю. Г.: Мы наблюдаем по результатам собеседований, вакансиям, что наши уровни преимущественно выше средних по рынку. Когда приходят люди, которые были senior в GlobalLogic, EPAM, SoftServe, то с большой вероятностью у нас они будут middle. Конечно, это компенсируется возможностями роста, обучения. На самом деле, если человек уже сформированный, то ему все равно, какой у него формальный уровень — “мидл” или “синьор”. Если проекты его удовлетворяют, работа интересная и сложная, зарплата нормальная, то уровень не имеет значения.

Практика последних лет показывает, что основная масса людей, которые приходят к нам, попадает на уровень ниже.

— Да, тема “23-летних синьоров” — больной вопрос для рынка...


Ю. Г.: Ага, у нас вони не існують. Тобто, ці люди, звичайно, працюють у нашій компанії, тільки вони не є синьйорами.

За останні роки ми переглянули кар’єрну драбину на Логіці. Наші потреби не закінчуються сіньойроми, нам також потрібні техліди, архітекти (ми їх називаємо стаф-інженери). Ці люди компетентні у певній галузі і вони можуть давати поради замовникам — тобто взяти ідею замовника і повністю запропонувати рішення.

Те саме з менеджментом. Після тімлідів є профіт-менеджери, інжиніринг-менеджери, і далі на вищий щабель менеджменту. Чим вищий цей щабель, тим більший ти маєш вплив на Логіку, як на компанію. Твої ідеї, бачення, пропозиції вливають на те, куди компанія рухається. З іншого боку, ми постаралися “сплюснути” ієрархію, в нас немає великої кількості різного роду керівників. З цієї точки зору у нас дуже пласка ієрархія, є команда, яка складається з мідлів, синьйорів, техлідів, в них є тімлід, як керівник команди, який звітує кастомер менеджеру CM, і СМ у свою чергу підзвітний VIP-ingineer-у. Це дозволяє легко рости в шир, легко бачити проблеми, які є на самому низу, бо їм не потрібно пройти десять щаблів, щоб потрапити на сам верх. Це спрощує комунікацію, відповідно, рішення приймаються дуже швидко. Якщо є потреба, проблему можна вирішити за один-два дні, не чекаючи відповіді, які зараз просто недоступні.

Ю. Г.: У нас таких не существует. То есть, эти люди работают в нашей компании, но они не являются синьорами.

В последнее время мы пересмотрели карьерную лестницу Lohika. Наши потребности не ограничиваются синьорами, нам также нужны техлиды, архитекторы (мы называем их стаф-инженерами). Эти люди компетентны в определённой отрасли, они могут консультировать заказчиков, то есть взять идею заказчика и полностью предложить решение.

Точно так же — с менеджментом. После тимлидов есть профит-менеджеры, инжиниринг-менеджеры и топ-менеджеры. Чем выше твоя ступень, тем больше у тебя влияния на стратегию компании, твои идеи, видение, предложения влияют на то, куда движется компания. С одной стороны, мы постарались “сплющить” иерархию — у нас нет большого количества разного рода руководителей. С этой точки зрения, иерархия у нас весьма плоская: есть команда, состоящая из мидлов, синьоров, техлидов и тимлида — руководителя команды. Тимлид отчитывается Customer Manager (CM), а СМ, в свою очередь, подотчётен VIP-engineer-у.

Отсутствие большого количества менеджеров позволяет легко расширяться, без труда видеть проблемы в “низах”, не надо проходить десять ступеней, чтобы попасть на самый верх. Это упрощает коммуникацию, решения принимаются быстро. Если есть необходимость, проблему можно решить за день-два, не ожидая ответа от человека, который сейчас недоступен.

— Расскажите подробнее о Лабах, что это и зачем было создано это подразделение?


Якщо ми глянемо на ринок аутсорсингу, у Львові і у Західній Україні, вимога в спеціалістах, там в основному junior, middle і senior, і люди просто “застряють” на якомусь рівні. Та, вони можуть отримати звання techlead або architect, але роблять далі свою “синьйорську” роботу, задоволення від якої мало. Крім стрічки в резюме, що ти став техлідом. Це один аспект.

Другий аспект, якщо людина потрапляє на якийсь довготривалий проект, теж виникають проблеми — людина стає профі у своєму проекті, а решту галузі знає погано. Люди починають “скучати” на проектах. Вони працюють, але настає певний момент, коли вони кажуть: “Все, в мене є купа своїх нових ідей, які би я хотів реалізувати, але мій проект мене обмежує”. Так і з’явилась ідея Lohika Labs, це грубо кажучи, канікули для спеціалістів.

Людина, яка має хороші ідеї і хоче навчитись чогось нового, перепрофілюватись, бо досягла високого рівня, але відчуває, що ще щось треба підучити. Тому створені так звані Логіка Лаби, це команди по 3-5 осіб, які генерують певні ідеї, придумують проект і мають можливість 3-5 місяців, до півроку, попрацювати у власне задоволення.

Результатом їхньої роботи мав би бути якийсь продукт, який показує чого вони навчилися і його можна запропонувати, як демо-версію, потенційним замовникам. І при цьому розширити і кругозір людей, і ринок на якому вони працюють.

Ю. Г.: Если посмотреть на рынок аутсорсинга, в частности, во Львове и Западной Украине, основная потребность — в специалистах уровня junior, middle и senior, поэтому люди просто “застревают” на одном уровне. Да, они могут получить звание techlead или architect, но на самом деле они дальше будут делать свою “синьорскую” работу, удовольствия при этом — разве что дополнительная строчка в резюме. Это один из аспектов.

Второй аспект — когда человек попадает на некоторый долгосрочный проект, появляются проблемы. Человек становится профи в своей сфере, а остальную часть отрасли знает плохо. Люди начинают скучать. Человек работает, но приходит определённый момент, и он может сказать: “У меня полно новых идей для реализации, но мой проект меня ограничивает”. Так и появилась идея Lohika Labs. Поэтому мы создали Лабы — команды по 3-5 человек, которые самостоятельно генерируют идеи, придумывают проекты и имеют возможность 3-5 месяцев (до полугода) работать в своё удовольствие.

Грубо говоря, Лабы — это каникулы для специалистов, сотрудников с хорошими идеями и желанием научиться новому, перепрофилироваться, сотрудников, которые достигли высокого уровня, но чувствуют, что надо поднять квалификацию.

Результатом должен стать некий продукт, который покажет, чему они научились, и который можно предложить как демо-версию потенциальным заказчикам. При этом расширится и кругозор специалистов, и рынок, на котором они работают.

С. Д.: Как я уже говорил, если выделить некую зависимость между сложностью проектов и их стоимостью, то мы стремимся к тем, которые обладают максимально высокой сложностью при соответствующей стоимости. Это говорит о том, что набор людей и состав команд у нас регулируется с точки зрения качества. К примеру, у нас больше senior в команде чем обычно принято в аутсорсе. И для того, чтобы удержать людей с одной стороны, и, с другой стороны, структурировать своё понимание о том, какими технологиями мы хотим заниматься, и предвидеть тенденции рынка, мы и создали подразделение, под названием Лабы.

В началось с того, что мы начали наводить порядок в своей структуре и сервисах, которые мы предлагаем. Одно время мы просто наращивали обороты, набирали людей, увеличивали нашу компетенцию. И внезапно настал некий момент, когда нам надо было разобраться, чем же конкретно мы занимаемся, и как мы собираемся расти дальше. Было рассмотрено несколько подходов в организации, и в конце-концов мы остановились на Лабах. Они работают чуть больше года.

Получилось некое решение, которое позволяет чётко определить компетенции, которыми мы занимаемся, чётко определить людей, ответственных за эти компетенции, и чётко определить вектор их развития.

Мы посмотрели, чем мы занимаемся внутри компании на каждом проекте, “вычленили” технологии и людей, которые могут их вести. Каждое направление фактически сформировало собственную лабораторию — Mobile Lab, Microsoft, Front End и т.д. За каждым направлением был закреплён определённый человек (Lab Leader), разумеется, с его собственного согласия и желания. Этих людей мы максимально вывели из коммерческих проектов. Таким же образом, были сформированы команды.

Lab Leaders, благодаря своей заинтересованности в избранной ими же технологии, с удовольствием, посещают различные мероприятия, конференции, активно участвуют как в наружных, так и внутренних тренингах. Они определяют тренды, направления развития Labs, организовывают проекты и подключают к нему участников. Lab Members по сути играют роль Senior-разработчиков, у них нет чётких спецификаций, есть простор для творчества, команда имеет свободу в плане выбора пути развития проектов и их технологий, но есть чётко оговорённые дедлайны и отчетности.

Как результат: Лабы дают возможность людям заниматься тем, чем они хотят заниматься, они дают возможность выбора более интересного проекта и\или изучения интересующей технологии. У любого сотрудника есть возможность попасть в Лабу, было бы желание. Фактически это позволяет сохранять и постоянно поддерживать мотивацию персонала. Сотрудникам, которые вынужденно попадают на бенч, сразу предлагается принять участие в Лабе, по интересующему их направлению. Разумеется, в его праве отказаться и ничего не делать, но участвовать в проекте гораздо интереснее.

— То есть Лаба — что-то среднее между тренинг-центром и бенчем?

С. Д.: Не совсем, это нельзя назвать тренинг-центром, поскольку здесь нет чёткой программы и сроков обучения. С другой стороны, скиллы во время работы в Лабах определённо нарабатываются, поэтому с такой точки зрения, можно рассматривать это как своего рода тренинг. Это развитие нашей экспертизы в востребованных технологиях, это мотивация для Senior, которые хотят продолжать быть востребованными на рынке. С другой стороны — бенч, как правило, ни к чему не обязывает, он менее управляем, а здесь ты уже должен что-то делать и за что то отчитываться.

Резюмируя — Лаба даёт возможность познакомиться с новыми технологиями, направлениями, поучаствовать в продуктовых разработках. Так получилось, и нам, как менеджменту, это очень нравится, что из большинства наших внутренних проектов выкристаллизовались некие продукты, которые в принципе нам интересно продолжать и поддерживать. У нас появился довольно неплохой фреймворк на базе Selenium 2.0 (ALP). Есть mobile-проект Ukrainian WebCam, приложение для iPhone, которое позволяет подключаться ко всем украинским открытым видеокамерам, установленным во всяких интересных местах. Он родился из Lab-проекта — ребята, увлекающиеся горными лыжами, хотели сделать программу для отслеживания видеокамер на лыжных курортах, потом решили сделать программу более универсальной. Сейчас разрабатываем версию для iPad.

— Подобные проекты пока не монетизируются?

С. Д.: Пока нет. Мы на самом деле уже довольно близко подходим к тому, чтобы в будущем монетизировать их, потому что это в чистом виде инвестиции со стороны компании, в наше будущее, в наше развитие. Неплохо было бы, чтобы они каким-то образом возвращались, и мы активно работаем в этом направлении. Но пока что это open-source проекты. Мы хотим попробовать и узнать — будут ли этим пользоваться, стоит ли нам этим заниматься, будет ли дальнейшая поддержка этих продуктов.

— В Лабу можно попасть только сотрудник компании, работающий некоторое время здесь?

С. Д.: Не обязательно. У нас два варианта найма людей — человек может попасть как на коммерческий проект, так и сразу в Лабу. Если в Лабе не хватает стаффа, и по какому-то ряду причин его нельзя получить с коммерческого проекта, но человек необходим, и имеется финансовый буфер под него, то возможность найма сразу в Лабу есть. Фактически для человека нет разницы, нанимаем ли мы его в Лабу, либо на коммерческий проект.

— А как географически расположены Лабы, как они делятся между офисами в разных городах?

С. Д.: Пока что некоторые Лабы стопроцентно замкнуты на определённом офисе, некоторые — распределены. Со временем мы, сделаем в каждой локации полный набор Лаб.

— Проектом вы довольны, есть результаты?


Ю. Г.: Так, він триває майже півроку і вже є перші результати. Є майже завершені проекти. Готова мобільна “Лаба” і це дуже важливо, бо програмістів на iOS та Android майже немає на ринку, це досить молодий напрямок. І досвіду тільки таким чином можна набратись: взяти проект і щось зробити, потренуватись.
Також є Java Лаба і Web Лаба. Є можливість випробувати HTML5, новий JavaScript, і подивитись як воно працює на планшетах чи мобільних пристроях. Ця Лаба дуже схожа на комерційний проект, вони мають свої плани, дедлайни, планування ведеться точно так само, як в комерційному проекті. Тільки немає реального замовника, ним є сама компанія.
Ю. Г.: Да, за полгода существования проекта уже есть первые результаты. Мы собрали команды, сгенерировали массу идей, решили, во что хотели бы их имплементировать, какие технологии необходимо использовать, куда мы хотим двигаться и где есть нехватка знаний.

Есть уже почти готовые проекты. Готова Мобильная Лаба, и это очень важно для нас — программистов на iOS и Android почти нет на рынке, это пока что молодое направление. И опыт здесь можно получить только эмпирическим путём: взять проект и что-то сделать, потренироваться. Также есть Java Лаба и Web Лаба. Есть возможность испытать HTML5, новый JavaScript, посмотреть, как приложение работает на планшетах или мобильных устройствах. Лаба очень похожа на коммерческий проект: есть свои планы, дедлайны, планирование — точно такое же, как в настоящем проекте. Только нет реального заказчика, в его роли выступает компания.

С. Д.: Есть и некоторые негативные эффекты — стоит упомянуть, что имеется некий риск, можно не угадать с направлением. У нас были Лабы, которые мы закрыли ввиду того, что это направление перестало пользоваться спросом для компании. Разумеется, закрытие было достаточно плавным, и люди получили компенсацию. Поэтому я не могу сейчас спрогнозировать, сколько Лаб будет завтра. Может больше, может и меньше. По большому счёту, их организация завязана не только на персональных предпочтениях Lab Leaders, но также и на мировом рынке и его изменениях. Пока мы видим развитие в том, что мы будем продолжать расширять мобильное направление, Light Weight Web Frameworks, и т. п. Больше внимание будем уделять Mobile Automation QA, так как, пока что не все мобильные платформы достаточно хорошо покрыты...

На мой взгляд — самой сильной стороной Лаб является то, что Лаб-лидеры получили возможность заниматься любимым делом без каких-либо диктовок, навязываний со стороны клиентов, фреймворков, прочих бизнес факторов — для аутсорса это в достаточной степени уникально. Самый большой демотиватор для людей — это рамки, которые создаёт прямым или косвенным образом каждый коммерческий проект. Лаб-лидеры получили возможность свободу от этих рамок, они в свою очередь, передают эту свободу своим командам. Это абсолютная независимость в техническом плане — мы можем заниматься какими угодно технологиями, которыми в принципе ни один клиент не разрешил бы заниматься.

Это, фактически, маленькая идиллическая система, в которую мечтает попасть каждый инженер, каждый разработчик — выйти за рамки коммерческих проектов — разобраться с этой технологий, опробовать тот фреймворк и т. д. Лабы — это маленький кусочек технологического рая внутри большого аутсорс-бизнеса.
Благодаря этому сотрудники “зажглись” и стали очень про активно себя вести, участвовать в pre-sales, в различных конференциях. Это собственно и есть цель Лаб.

Разумеется, свобода не может быть абсолютной, она порождает множество других ограничений, прежде всего ресурсов , но тут ничего не поделаешь — мы учимся использовать максимально эффективно то, что имеем.

— Практика Лаб была разработана вами, либо вы откуда-то идею почерпнули?

С. Д.: Сама концепция была выдвинута нашим CTO, реализация идеи была произведена нашей Engineering Leadership board, куда я тоже вхожу. Не сразу, но в течении ряда встреч, мы пришли к общему видению. Конечно, не факт, что всё останется так, как есть, мы будем продолжать дальше развивать и улучшать эту идею.

— Вернёмся к более общим вопросам: насколько охотно компания берет на работу студентов и выпускников? Как, в общем, оцениваете уровень высшего образования?


Ю. Г.: В цьому плані Lohika трохи специфічна. У нас вимоги до кадрів перш за все залежать від клієнтів. Останні пропонують складні проекти, де потрібний досвід, тому “джуніорів” тут практично нема. А якщо і є, часто це люди, які були “мідлами” в інших компаніях. У нас вони трохи перекваліфікуються і можуть вважатись junior. Ми фокусуємось на strong mid і senior.

Одеса трохи відрізняється в цьому плані, той величезний проект, який там є дозволяє набирати джуніорів. Буває, що набирають людей практично без досвіду. У нас є декілька тренінг-центрів, котрі працюють зі студентами, але це теж дуже специфічні речі, тільки в тих галузях, які нам потрібні.

Про загальний рівень студентів мені тяжко говорити, ми рідко проводимо з ними інтерв’ю.

В нас є мідли, котрі нещодавно закінчили університет. В моєму проекті працювали хлопці, які тільки закінчили університет, і вони достатньо сильні, мають багатий досвід. Але це зумовлено тим, що все навчання в університеті вони пропрацювали в інших фірмах.

Ми дуже багато інвестуємо у розвиток людей, у конференції, у тренінги. Стараємось бути на всіх ключових конференціях. Кілька місяців тому наші хлопці вернулись з JavaOne з Каліфорнії. Були в Флоренції, на “пітонівській” конференції EuroPython. Звичайно, відвідуємо київські бейскемпи, все що стосується специфіки проектів, відвідується. Тобто, подорожей у нас багато, під це виділений хороший бюджет. Ми стараємось відвідати всі ключові конференції, які є в світі, щоб бачити світові тренди, куди розвивати своїх людей, та сама Lohika Labs може черпати ідеї з побаченого на конференціях: що нове з’являється на ринку, що стає популярним. Це дуже просто: наші нові потенційні клієнти, швидше за все, захочуть використовувати ці нові речі.

Ю. Г.: В этом плане Lohika немного специфична. У нас требования к кадрам зависят прежде всего от клиентов. Последние предлагают сложные проекты, где требуется опыт, поэтому “джуниоров” здесь практически нет. А если и есть, то часто это люди, которые были “мидлами” в других компаниях. У нас они немного переквалифицируются и могут считаться junior. Мы фокусируемся на strong mid и senior.

В этом плане несколько выделяется Одесса. Громадный проект, который там есть, позволяет набирать “джуниоров”. Бывает, что берут людей практически без опыта. У нас есть несколько тренинг-центров, работающих со студентами, но они специфические: работаем только в нужных нам отраслях. А про общий уровень студентов мне сложно говорить, интервью со студентами мы редко проводим.

У нас есть “мидлы”, недавно окончившие университет. В моем проекте работали парни, вчерашние студенты. Они достаточно сильные, имеют богатый опыт. Только это обусловлено тем, что всю учёбу они проработали в других фирмах.

Мы много инвестируем в развитие людей: в конференции, тренинги. Стараемся присутствовать на всех ключевых конференциях в мире, чтобы видеть мировые тренды, знать, в каком направлении развивать своих людей.
Lohika Labs черпают идеи из увиденного на подобных мероприятиях: что нового появилось на рынке, что стало популярным. Несколько месяцев назад наши ребята вернулись с JavaOne из Калифорнии. Были во Флоренции, на “питоновской” конференции EuroPython. Также посещаем киевские бейскемпы, всё, что касается специфики проектов. Всё очень просто: наши потенциальные клиенты, скорее всего, захотят использовать эти вещи. Путешествий у нас много, под их выделен хороший бюджет.

— Горячая тема — закон в поддержку IT. Нужен ли он?


Ю. Г.: Основна маса людей — приватні підприємці. Це на всіх фірмах і по всьому Львову, практично всюди. На мою особисту думку, податок сто-двісті-триста гривень не є адекватним. Це дуже мало. Люди заробляють достатню кількість грошей, а сплачують копійки. Тому 5% це зовсім не тяжко. Це теоретично.

Але, ми живемо в Україні, тому сюрпризи будуть точно. Звичайно, для бізнесу платити цих пару доларів податку з кожного працівника набагато вигідніше. Якщо переходити на якусь відсоткову систему оподаткування, це стає дорожче і з’являються певні ризики. Звичайно, на загальній системі податку 50-60% — але це нікому не вигідно. Хоча основна проблема, не скільки ми платимо, а куди воно йде. Якби всі були впевнені, що воно йде на користь і держава буде розвиватись, ніхто би не був проти платити якийсь відсоток.

Коли є фіксований податок, ти захищений від якихось змін: сьогодні 5%, завтра — 6%, а післязавтра — 7,5%, а після післязавтра — 12%. Зараз це дає можливість, якщо всі перейдуть на відсоткову ставку, змінювати цю ставку хоч кожен день. І ти не будеш мати ніяких важелів впливу на це. Тому ризик великий.

Ю. Г.: Основная масса людей работает как частные предприниматели. Это на всех фирмах и по всему Львову, практически везде. Моё личное мнение — налог сто-двести-триста гривен не есть адекватным. Люди зарабатывают достаточно денег, а платят копейки. 5% налога — это совсем не трудно.

Но это в теории, а что касается практической реализации данного законопроекта — сказать сложно. Мы живём в Украине, сюрпризы точно будут. Конечно, бизнесу намного выгоднее платить несколько десятков долларов налога с каждого работника. Если переходить на процентную ставку, налогообложение становится дороже и рискованнее. При фиксированном налоге ты защищён от изменений.

Но если все перейдут на процентную ставку, будет возможность менять эту ставку хоть каждый день: сегодня — 5%, завтра — 6%, послезавтра — 7,5%, а после послезавтра — 12%. И никаким образом повлиять на это не удастся. Поэтому риски велики. Впрочем, основная проблема — не сколько налогов платить, а куда именно пойдут эти средства. Если бы все были уверены, что это будет на пользу, государство станет развиваться, никто не был против платить некий процент.

— Нужна ли эта реформа IT в принципе?


Ю. Г.: Ні, ІТ і без неї нормально розвивається. Це якщо дивитись зі сторони ІТ. Якщо зі сторони держави — то ця реформа потрібна.
Ю. Г.: Нет, IT и без неё нормально развивается. Это если смотреть с точки зрения IT. А если со стороны государства, то реформа нужна.

— Ещё одна животрепещущая тема — вторая волна кризиса. Оцениваете ли вы её как угрожающий фактор?


Ю. Г.: Ризик, звичайно, є. Якщо взяти першу хвилю, ми її відчули, але особливо критичних моментів не було. Ми відчули кризу на маленьких проектах, особливо це стосується стартапів, які були в зародковій стадії. Деякі з них закрились, перестали існувати, відповідно ми втратили замовників. Але, оскільки у нас непогана суміш малих і великих проектів, тому думаю, друга хвиля на нас відіб’ється, але не настільки критично. Якщо вона буде дуже довга, тоді вона вдарить по всій галузі, це всі відчують. Якщо знову буде короткотермінова, то як прийде, так і піде.
Ю. Г.: Риск, конечно же, есть. Первую волну мы почувствовали, но особенно критических моментов не было. Кризис повлиял на маленькие проекты, особенно на стартапы в зародышевом состоянии. Некоторые из них прекратили существование, соответственно, мы потеряли заказчиков. Но, поскольку у нас неплохая смесь больших и малых проектов, думаю, так же будет и со второй волной: она на нас отразится, но не критично. Если кризис затянется, то ударит по всей отрасли, это почувствуют все. Но кратковременный — как придёт, так и уйдёт.

— Спасибо!

Вопросы задавали Уляна Куйдич и Николай Турунов.

LinkedIn

38 комментариев

Подписаться на комментарииОтписаться от комментариев Комментарии могут оставлять только пользователи с подтвержденными аккаунтами.

Интересно, что из этого вышло к текущему времени.

Бывший офис Сиклума. Кто узнал 19 этаж, палец вверх ;)

Идея с Лабами хорошая, хоть и не новая, а просто перенятая у Гугла. А вот последнее предложение повеселило: «Но кратковременный — как придёт, так и уйдёт». Как для руководителя, то Ю.Г. должен больше задумываться о политической и экономической ситуации в мире и в соответствии с этим выстраивать развитие компании. То, что кризис будет долгий и глубокий — почти наверняка, учитывая структурные кризисные явления во всех областях: от финансов до демографии

Мне нравится как менеджмент красиво парирует фразами — 5% реально платить налогов, люди получают достаточно, а платят копейки — и т.д. Почему же тогда компании продолжают перекладывать эти самые налоги на плечи сотрудников, оставляя их ЧПшниками? Берите официально людей в штат, оформляйте ЗП белыми и после этого «умничайте» кому какие налоги реально платить. Я не против чтоб компания отстегнула государству нный процент с моей ЗП, но в ответ я буду ожидать и ЗП соответствующего уровня, которая в остатке «на руки» будет соответствовать моим ожиданиям, а не моим ожиданиям минус процент налога. О сентиментальной стороне ущерба для семейного бюджета и прочих факторах пока промолчим.

Просто это то чем пользуюсь сам. Действительно это не единственный сервис. Просто самый родной ;-)

что значит каникулы для разработчиков? тоесть человек целый день работал на багофиксе и саппорте, а потом в рамках отдыха идет еще педалить на вкусных технологиях? Нужно ли оно ему? А кто в это время будет делать его работу? Ведь сениоры на проекте нужны сдесь и сейчас? Получается лаба нужна, что бы инжереры получали новые навыки. Но их нужно применять ведь никто не будет просто так заниматься этим из-за любви к искуству. Это значит, что либо челвовек наберет навыков и свалит либо ему будут обещать, что в будущем появится проект, где эти навыки можно применить, но это будет значить, что текущий проект потеряет инженера. Как будет решаться этот вопрос?

в статті написано що «педалять» не у свій вільний час, а в робочі 8 годин. на час поки ти в лабі ніхто твою роботу не робить бо твоя робота цілковито в лабі. «поточний проект втратить інженера»? інженер не приймає участі ні в якому проекті крім проекта лаби

Извечный вопрос что было сначала яйцо или курица Ж-) знания или проект (работа по этим знаниям) ? Действительно, есть риск что человек переучиться, и из-за отсутствия проектов уйдет в другую компанию (которая кстати должна бы быть благодарна за хорошо подготовленного специалиста ;-)). Но это не задача Лабы — удержать любыми силами. Задача лабы — направить личный интерес людей в те технологии в которых виден потенциал с точки зрения рынка, и получения проекта, в данный момент времени.

Лохика? )) Это типа, что бы запомнилась?

На всякий случай: есть такой язык — украинский. А в нем есть звук «г» (по-русски — фрикативный «г»).

украинский тут не причем. просто основатели компании были иностранцы и не знали слова «лох», и из-за такой глупости сотрудники лоГики становятся объектами насмешек

Про то, что кто-то становится объектом насмешек, это серьезно?

Это — тривиальный предикат.

а, может, просто чтобы не было так похоже на GlobalLogic?

Если я ничего не путаю, Lohika появилась в Украине раньше, чем GL.

А что за суперзаказчик в Одессе?

Когда-то собеседовался на проект для HP — насколько слышал, то много проектом для НР делается в Одессе

Памятаю в одному стартапі якому дали 1млн інвестицій, СТО був студент з ЗП 10тис + % від долі і який на пів-ставки працював. (3 дня в Штатах, 4 дня в Японії лаборантом). Головне що такого СТО взяли в співзасновники люди які продали свої попередні продуктові компанії.

Це я веду до того що ви даремно так не любите молодих))

Молодых мы любим и всегда готовы разговаривать. Просто молодость не является достаточным условием :)

Лохика очень специфическая компания

Звучит как-то с отрицательным оттенком. В чем специфика?

В СНГ все, что специфическое обязательно трактуется как «с негативным оттенком». Часть специфики описана в самом посте. Это R&D компания. Соответственно проекты/команды обычно не большие. Заказчик обычно — техническая компания. По-этому процессом R&D управляет заказчик, а не ПМ на стороне Лохики. Я бы скорее смотрел на Лохику как на outstaffing компанию, чем на outsourcing.

это даже плюс для компании

Тут Вы ошибаетесь. Как раз один из важных конкурентных преимуществ Логики при выборе ее сервиса заказчиками — это умение построить процессы и вести проект самостоятельно. Это, конечно, больше относится к стартап-типам заказчиков. Но даже монстры типа НР, открывая новые команды, хотят получать уже не головы людей, а результат в виде высококачественного программного продукта или сервиса.
Кроме того, в Логике высоко развиты процессы обеспечения карьерного роста каждому сотруднику с ростом как по вертикали, так и по горизонтали со сменой проектов или даже технологий.

Это абсолютно не outstaffing.

дин из важных конкурентных преимуществ Логики при выборе ее сервиса заказчиками — это умение построить процессы и вести проект самостоятельно

звучит как цитата из методички маркетолога. можете уточнить перед кем конкретно у них такое преимущество есть?

Когда приходят люди, которые были senior в GlobalLogic, EPAM, SoftServe, то с большой вероятностью у нас они будут middle.

Чудесный стимул приходить к ним :) Еще ходили слухи про «ужасающие» (дотошное выспрашивание syntax sugar использование которое в реальном коде легко завалит проект) собеседования по с++ в Одессе

Уверен, что про каждую компанию можно в сети найти много «ужасающих» примеров ;) а про ranks цитирую(и я с этим согласен)

если человек уже сформированный, то ему все равно, какой у него формальный уровень — «мидл» или «синьор». Если проекты его удовлетворяют, работа интересная и сложная, зарплата нормальная, то уровень не имеет значения

Так если все равно — то и убрали бы эти псевдо-тайтлы вообще. Но текст прямо кишит всякими «если там он мидл, то у нас он жуниор.. », это лицемерие.

Частично я с вами согласен. Частично из-за того, что без тайтлов не обойтись. Тайтлы для внутренних процессов компаний важны, а для людей — зависит от самих людей. Я с удовольствием пообщался бы на эту тему в скайпе, к примеру. Очень интересно узнать о ранках в других компаниях.

все просто, для города миллионика за границами киевской области они выглядят примерно так:
<$1000 джунир
$1000-$1800 мидл

>$1800 синиор

А все расказы про «наших синиоров на фоне которых вы не очень» — это торг на собеседовании.

Как насчет ситуации, что на те же деньги тайтл в другой компании может быть другой? Где здесь торг? Вы же наверняка говорите и о Dev и о QA специалистах сейчас, не так ли?

если быть конкретней, то слово

Senior

в интервью упоминается не меньше 6 раз. И несколько раз про то «как не просто» этот титул у них подтвердить.

Всё верно, в данной компании титулы получают не просто так. Уже много раз обсуждалось, что сениоров не редко дают и за выслугу лет. Здесь же, судя по всему, есть конкретные требования для каждого титула. Лично я с этим согласен.

Интересное интервью, спасибо :)

Зачетная идея с Лабами. Я бы например не отказался пару месяцев поработать с незнакомой мне технологией, чтобы прокачать свои скиллы и расширить кругозор.

А то приходиться делать в свободное время, которого и так не хватает!

Было бы здорово, если бы и другие компании органиовали у себя что-то подобное.

Да, про местных заказчиков — очень справедливо ;)

Подписаться на комментарии