QA Fest — конференция №1 по тестированию и автоматизации. Финальная программа уже на сайте >>
×Закрыть

Профит Шоу 33: Алена Владимирская, основатель PRUFFI

Алена Владимирская является основателем компании PRUFFI, горячего стартапа в области социального рекрутинга. PRUFFI.Friends собрали 500,000 установок за несколько месяцев после старта и привлекли $1.2 млн. от фонда Алмаз Капитал.

До PRUFFI Алена была «главным по хедхантингу» в компании Mail.Ru Group. До этого — руководила проектом Работа.ру.

Как начать зарабатывать сотни тысяч долларов в месяц, как искать правильного инвестора, откуда у Алены 100 тыс. подписчиков на Facebook и почему Украина это не Россия.

Подписывайтесь на новые выпуски Профит-Шоу на YouTube, Twitter или Facebook. Аудиоверсия доступна на SoundCloud и iTunes.

Текстовая версия выпуска

— Всем привет! Вы смотрите Profit-шоу. Сегодня наш гость — Алена Владимирская из Москвы, компания «PRUFFI». Алена, сразу вопрос, не в бровь, а в глаз, по-моему на Facebook было, что у вас через пару месяцев выручка была 100 тыс. долларов или что-то такое, какие-то абсолютно безумные цифры для старта. Я тоже хочу зарабатывать 100 тыс. в месяц, а лучше 300. Расскажите, как это сделать.

— Значит, смотрите, у нас выручка 100 тыс. долларов была где-то месяц на четвертый—пятый, а с момента запуска бизнеса у нас через полтора года к нам пришли инвесторы; у нас было три инвестора, которые сделали нам предложения, мы выбирали и выбрали одного. Мы выбрали «Almaz Capital». Что нужно сделать, чтобы у вас было сразу много денег? Как ни странно, скажу странную вещь — не думайте о деньгах. Надо на самом деле приходить и делать то, что хотите и надо очень, очень, очень много работать. Это правда. Второе — очень неправильно, если вы хотите сразу делать очень монетизируемый проект с хорошими деньгами, очень неправильно его делать после школы.

Я человек, прямо скажем, далеко не молодой, и я до этого поработала главным хантером компании Mail.ru, сделала два рекрутинговых ресурса. То есть фактически я пришла обкешивать свои знания, свой опыт, свои контакты — все, все, что существует. Конечно не бывает правил без исключения. Если вы — Цукерберг, то делайте в любом возрасте, но если вы не Цукерберг (а если вы Цукерберг, то тогда зачем вы смотрите эту передачу, вы должны в гараже делать новый Facebook), то сначала поработайте где-то, приобретите опыт, связи, а потом приходите делать проект и зарабатывайте.

— В двух словах. Я готовился к этой передаче, анализировал «PRUFFI», читал Facebook, скажите, вы знаете, что у вас на Facebook 100 тыс. подписчиков?

— 104 тыс. подписчиков и 5 тыс. друзей. Это вечное, меня ловят: «Здравствуйте, мы с вами друзья на Facebook’е». Я такая: «О Боже!»

— Еще один незнакомый друг. Я пытался понять, с одной стороны есть кадровое агентство, которое было первым — «PRUFFI», «PRUFFI-friends» появилось позже, или это была такая стратегия — сначала начать с кадрового агентства, получить дилфлоу, а потом... Как это вообще пошло?

— Я с самого начала хотела делать рекомендательную сеть, рекрутинговую, условно, я тогда не думала, что она называется «PRUFFI-friends», но собственно делать вот это. Именно в соцсетях, рекрутинг в соцсетях через рекомендации друзей. В чем суть — там очень простая история, каждый день появляются очень крутые вакансии, вы получаете эти вакансии, вы на них рекомендуете своих друзей, и если ваш друг вышел на работу по вашей рекомендации, вы получаете от нас тысячу евро. Поэтому всем интересно, вам интересно, друзьям интересно устраиваться на работу, всем хорошо. Но надо было обмануть рынок, на самом деле мы просто обманули. Я сказала: «Я буду делать хантинговое агентство», я бывший главный Хантер Mail.ru, понятно — девочка пришла делать еще одно кадровое агентство, да, довольно сильное в Интернете, но еще одно. На самом дела, это была история, мы уже делали «PRUFFI-friends», но его же надо писать, делать, а мы тем самым набирали контент в это время, т.е. мы набирали те вакансии и тех клиентов, которые у нас стали собственно в истории «PRUFFI», потом «PRUFFI-friends» собственно. Так вот, что я хочу сказать, у меня первый, очень маленький ангельский инвестор, тот человек, который когда-то сделал Бегун, и он мне всегда рассказывал, когда он делал Бегун, он тоже, в общем обманывал рынок, он рассказывал про то, что не будет делать никакую большую систему контекстной рекламы, а будет делать тоже маленькое агентство, которое собственно и будет собирать рекламу. Так вот, если вы до момента запуска продукта, можете обманывать, в хорошем понимании, рынок, т.е. ваших потенциальных конкурентов и прочих, прочих, прочих всяких там людей, показывая им, что вы идете в другую сторону, делайте это, это очень помогает.

— Я собственно пытался понять, это была стратегия, или все таки случайность, и вы начали делать одно...

— Да, было бы очень хорошо, если бы мне сказали, что это была случайность, у нас само получилось, но на самом деле мы его 6 месяцев писали. Таких случайностей не бывает.

— 6-месячная случайность, почти девять. А как сейчас, этот же бурный рост продолжается, как у вас в цифрах?

— Мы перешли суммарно, мы существуем сейчас в ВКонтакте, Facebook, на все оси соответственно, iPad, iPhone, Android, Windows Phone, мы перешли цифру 500 тыс. инсталлов. А кстати мы на Украине открываемся, или в Украине, как правильно?

— Если вы смотрите из Москвы, вы услышали: «На Украине», если вы смотрите из Киева, то це — в Україні. Примерно так. Вот эти инвестиции, которые вы получили — 1,2 миллиона у «Almaz Capital», это куда, т.е. вы хотите в США запускаться или на другие платформы?

— На других платформах мы уже на всех есть, но пока, к сожалению, не придумали еще платформ, придумайте, пожалуйста, мы там тоже будем. Но единственно из того, что мы запускаемся, мы еще запускаемся в Одноклассниках, но я не знаю, насколько Украине это интересно. Конечно, хочется эту историю сделать уже историей международной, потому что есть такой проект, все его, наверно, знают — BranchOut, эта история такая подобная, но ребята, которые сделали огромный рост по инсталлам, но при этом не придумали монетизацию, и у них вообщем проект, с одной стороны прекрасный, но с другой стороны — безденежный, вот это грустно.

А у нас история про деньги, у нас история про очень большую лояльность и мы хотим, собственно, всем показать, что мы знаем как лучше, мы знаем, где в этом деньги. Примерно так. Январь-февраль мы открываемся Тайланд-Филиппины-Индонезия. Меня все спрашивают: «Почему там?», я всем отшучиваюсь, что просто это будет хорошая отмазка для инвесторов, почему я Новый год провела в Тайланде. На самом деле нет, на самом деле появился партнер, который сам на нас вышел и сказал, что это круто, давай делать. Конечно, будем открываться в Америке, конечно, будем открываться в Европе. Но тут что очень важно что понимать, ребята, все кто открываются, должны понимать — количество хороших стартапов в Европе и в Америке, особенно в Америке, огромное. Уровень информационного шума не сравним с нашими странами, т.е. здесь каждый вышедший стартап — это подарок и за ним гоняются инвесторы. Там ровно наоборот. Поэтому, собственно, невозможно заходить просто с историей такой — вот, мы открылись и к вам пришли. Ну открылись, ну пришли. Спалить там эти деньги, полтора, два, три миллиона, стандартно, которые дают под инвестиции, это очень легко. Поэтому надо придумывать какие-то интересные неожиданные стратегии. У нас она есть, мы о ней ничего не скажем, но мы придумали, как это сделать так, чтобы, мы надеемся, на нас обратили внимание.

— «PRUFFI-friends» — это социальная штука. А к ней нужна офлайновая составляющая, которая управляет всем этим потоком?

— Она существует в двух видах, она существует в виде внутренней нашей админки, и вторая — она существует в виде веба для эйчаров, кто размещает вакансии. Т.е. битубишная ее часть — это вебовая часть, у пользователей соцсетей никакой битубишной ...

— А вот это офлайновое кадровое агентство, оно еще нужно?

— Нет, оно не нужно, мы думаем, а не убить ли его. Не убиваем, потому что очень много лояльных клиентов, которые, говорят: «Ну как же так?». Мы однажды объявили, что мы закрываемся, по Facebook’у пошел какой-то стон такой странный, поэтому мы просто работаем на постоянных клиентах и на каких-то очень интересных новых вакансиях, просто это отдельный уже бизнес.

— А «Алмаз» инвестировал в технологическую платформу или в офлайновое агентство?

— В технологическую платформу. Что очень важно — никто вменяемый сейчас не будет инвестировать не в технологию, не в платформу.

— Это у вас машина по зарабатыванию денег, осталось ее только на весь мир...

— Да, смазать. Вы понимаете, все это очень красиво в теории, в практике все там, как всегда — там что-то где-то не случилось, там что-то упало, но это шанс стать хорошей машиной. Да.

— Выглядит все круто. Но у нас, например, я вижу среди знакомых, есть такое часто: «Ну это у нее получилось, это у нее есть какие-то связи». Не обязательно про вас, но любую историю успеха могут объяснить, почему это какой-то исключительный случай, еще миллион вещей, но кроме того, что человек много работал или что-то сделал правильно. Вы как объясняетесь? Я в любое время захожу на Facebook, если я пролистаю ленту на 15 минут, есть ваше сообщение. Т.е. всегда.

— Да, это стандартный вопрос. Спрашивают, сколько SMM-щиков на меня работают. Нисколько. У нас нет SMM-щиков. Работать надо 20 часов в сутки, это безусловно, и никоим образом не надо думать, что кто-то за тебя сделает твой бизнес. Сейчас в «PRUFFI» работает 13 человек в Москве, в общей сложности получается 19 человек, и все равно, когда появляются эти люди, ты должен работать еще больше, а не меньше. А на тему того, как получилось, завидовать, не завидовать... Есть такой старый пошлый российский анекдот — 90-е годы прошлого века, начало перестройки, голод в Москве, ужас, кошмар, гостиница «Интурист», съемочная группа, не помню, НТВ, или какое там было телевидение, подходит, видит проституток у гостиницы «Интурист». И вдруг они узнают, что это бывшая их учительница русского языка, подходят, говорят: «Ну как же так, Марья Ивановна, вы же закончили институт с красным дипломом, вы же были лучшим молодым педагогом района, а вот сейчас вы — и у „Интуриста“, ну как же так?». Она говорит: «Просто повезло».

— Отлично, ребята, смотрите Profit-шоу, лучшие анекдоты от Алены Владимирской, только на нашем канале. У меня еще куча вопросов, хочу сделать короткую паузу — сказать пару слов про IDCEE, который является спонсором, помог нам с этим конкретно выпуском, спасибо, ребята, мы вас ценим и IDCEE — клёвая конференция.

— Я приехала из Москвы с подобной конференции (с РИФа), и я хочу сказать, что по уровню стартапов, по уровню организации, по молодым горящим глазам — вообще несравнимо. Т.е. вообще круто, круто, круто.

— Отлично. Что с Украиной? У меня тут спрашивают ребята — народу бояться, собирать чемоданы? Что там у «PRUFFI», есть какие-то планы на Украину, или у вас Тайвань, США, Канада?

— Украина обязательно. Я скажу больше. Мы не рассматриваем Украину, как просто Украину, мы рассматриваем Украину, как начало Европы. Украина интересна сама по себе, потому что это близкий рынок, это масса интересных кандидатов, куча людей работающих и желающих хорошо развиваться в IT, медиа, в диджитал. Украина вообще сейчас растет и вообще круто, посмотрите, как все круто! А во-вторых, Украина — это отличная точка входа в Европу. Поэтому я всем советую, всем российским стартапам, Украину открывать, открывать, открывать. Или что-то не так? Скажите, может я чего-то не знаю — почему мне сюда не надо?

— Нет, почему? Надо! Здесь у вас будет какое-то присутствие — люди, офис, или нет?

— Меня довольно часто пугают, что Украина — мелкий рынок, что соответственно, он небольшой. Но если смотреть, как начало входа в Европу, это очень крутая точка.

— Как может Украина помочь войти в Европу? Как это работает, я не очень понимаю.

— Вы даже сейчас не понимаете, насколько вы более европейскими стали, чем, например, Россия.

— А в чем именно?

— Начиная с того, что язык конференции — английский. А для России (это для интернет-конференции!) — ну какой же, если не русский, вы вообще о чем? Это во-первых. Во-вторых, посмотрите, здесь огромное количество инвесторов из Европы — Чехия, Польша. Я удивилась, увидев здесь инвесторов из Румынии, я вообще думала, что Румыния пока не та страна, которая готова к инвестициям. Тут много европейских, американских инвесторов. Россия сейчас этим похвастаться не может, а здесь все более мобильно и более смотрит туда, именно потому, что это в общем-то небольшой рынок, здесь нет такого количества денег, как есть у нас. Вы более ориентированы на международные, на масштабируемые, на конкурирующие проекты, а не из серии «мы сделаем для своей территории что-то вот такое». Построим глобус Вологодской области.

— Нужно, чтобы нас кто-то извне похвалил, тогда осанка расправляется, плечи, все такое. Лена, Mail.ru ты назвала, и до этого Rabota.ru Это был логический путь, карьера развивалась логически, или это «управляемая случайность»?

— Как хантер, хочу сказать — не бывает логических карьер, честно, это все врут. Это потом мы придумываем красивые истории, что дескать, это мы сами все решили. На самом деле, я по образованию, прости Господи, балетный критик, закончила МГУ, журфак. Да, я балетный критик. Мечтала всю жизнь работать в глянцевых журналах и работала в глянцевых журналах. И вот я работала, работала в Питере, доработала до директора по маркетингу очень крупного издательского дома, в который входила и Rabota.ru. И когда решили в Питере открывать офис Rabota.ru, никто вообще не понимал, что такое интернет, и выбрали самую бешенную, кто не испугался. Это была я. И что-то мы ее как-то так быстро развили, что по Питеру мы обогнали HeadHunter. И тогда мне сказали: «Приезжай в Москву, делай основную Rabota.ru». Мы ее сделали, выиграли премию Рунета, а дальше там было как-то грустновато, ну и меня схантил Mail. Точнее, я сама пришла в Mail и сказала: «Схантите меня, пожалуйста». Я поработала в Mail’е, сделала сначала рекрутинговый ресурс, потом стала главным хантером. Мне не было скучно в Mail’е, было все хорошо, но я придумала вот этот социальный рекрутинг, в который очень верю и который сейчас очень прет. А дальше случилась такая история. Естественно, возник конфликт интересов, потому что прежде всего я собиралась развиваться на таких платформах, как Facebook и ВКонтакте, которые не являются собственностью Mail.ru . Понятно, это конфликт интересов, потому что ты не можешь развивать конкурирующие площадки. Не просто чужие, а конкурирующие в одном поле, за одних и тех же пользователей. И тогда я пришла к Диме Гришину и сказала: " Дима, ну вот так«. Три раза он меня оставлял, уговаривал, я говорю: «Нет, я все равно хочу». И мы очень хорошо разошлись, до сих пор Mail — наш якорный клиент, мы очень его любим. Вот так вот, жизнь такая.

— Когда уходила из Mail, было понятно, будет это вообще работать, или нет? Или была четкая уверенность, что не может не работать?

— Ну вот представь те, у меня в Мэйле... да, у меня был крутой офис, секретарши у меня не было, я не была никаким там вице-президентом, но фактически была главным хантером Mail.ru, ходящим на совет директоров, на какие-то там прочие вещи. У меня офис, у меня улучшенный соцпакет, у меня большая зарплата. А тут мне приятель просто сказал: «Ну Лёль, полгода пользуйся моей комнатой бесплатно». Он руководитель института большого, и у него там комната. И вот в первый день я прихожу в эту комнату, а она по горлышко забита бумагами старыми, и мы с девочками, которые ушли вместе со мной из Mail’а, вместо того, чтобы сидеть в прекрасном офисе, ходить на фитнесс, ходить на английский, еще какие-то вещи делать, хантить топов, мы разгружали эти бумаги, и по окончанию первого дня, мы все рыдали. Честно скажу. А потом, что делать-то? А вот дальше очень хочется кушать, ну и начинаешь работать, что делать-то.

— У вас классный проект, там есть нормальная бизнес-модель, и он очень быстро приносит живые деньги в отличие от проектов, типа «сейчас мы наберем 100 миллионов пользователей, а потом конечно нас там кто-нибудь купит, у нас будет реклама и т.д.». Это классно.

— Хвалите нас, хвалите.

— Если оно не работает, становится быстро понятно. На Facebook было про инвесторов, можно я процитирую, насчет «жду своего инвестора, как мужчину. В молодости важно совпасть в целях, важно уметь работать и ждать»...

— Это я так коряво написала?

— Это я так коряво прочитал. Я тут постарался укоротить текст. Вопрос такой, с подколом, инвесторы они что, разные, не все ли равно от кого брать деньги и в чем суть поиска?

— Если вы идете по-серьезному делать бизнес, т.е. вы рассчитываете на то, что вы станете большой, серьезной, крупной компанией и все в вашей жизни получится, брать абы какие деньги — это ужас. Вы же понимаете, что деньги вам не подарили, за них придется отчитываться. И деньги сами по себе не очень важны. Очень важны связи инвестора, как он готов вас вытолкнуть на следующий уровень. Всем инвесторам, которые ко мне приходили, я говорила: «Покажите вашу записную книжку». Если она по отрасли тоньше, чем моя записная книжка, то в этом случае нет, не надо. Потому что, ну проем я ваши деньги, и что дальше? Удовольствия никакого. Инвесторы очень разные.

Сейчас очень много «диких» так называемых инвесторов, слабо вменяемых. Это, конечно, очень плохо. Т.е. это те инвесторы, которые не понимают этого рынка, не знают, относятся к Интернету как к вложениям, напрмер, в бензоколонку — вот я сейчас вложил 200 тыс., или три миллиона, через три месяца хочу достать в три раза больше, не понимая особенностей бизнеса. Когда входит инвестор, это фактически во многом как найм. Но это как замуж выходить, ну я вот вроде пойду, через месяц уйду, даже если вы потом разводитесь, вы навряд ли об этом думаете изначально.

Поэтому надо рассчитывать на то, что вы хотите жить долго, серьезно и счастливо. Если у вас невменяемый инвестор, не понимающий и не относящийся к вам серьезно, никакого брака не будет. А в результате не будет бизнеса. Это то же самое. Я всегда рассуждаю, как девочка, для меня все отношения — бизнес, инвесторы — это ровно как моя личная жизнь. Аналогии абсолютные. Если я понимаю, что с этим мужчиной я не хочу строить долгую жизнь, я за него замуж не пойду. Так зачем я такого инвестора буду брать? Ровно те же подходы.

— Пользуясь случаем, что можно поговорить спокойно, есть пару вопросов, не связанных с «PRUFFI». Первое ¬— LinkedIn, т.е. им сто лет в обед и они уже давно на бирже, но тот же BranchOut когда выходил — это убийца LinkedIn’а, может, наконец, «PRUFFI» его убьет?

— Нет, это совершенно разные вещи на самом деле. Давайте так, однажды лучше LinkedIn нас купит.

— Отлично, я надеюсь Хоффман еще смотрит наше Profit-шоу. Пожалуйста, не отключайтесь. И второе, академия Farminers — академия стартапов. И я был в одном инкубаторе в Эстонии и сейчас их расплодилось, тут в Киеве есть и Eastlabs, Happy Farm, еще там пачка, в общем, их много. Что ты обо всех этих штуках думаешь?

— Ну во-первых, честно скажу, я сейчас не работаю с Farminers, но при этом у меня остались очень хорошие отношения с Игорем Мацанюком, на деньги которого и по идее которого сделан этот проект. Очень важная история. Когда Игорь со мной заговорил о Farminers, мне было очень интересно это сделать, была очень понятная связка, нам вместе очень хорошо работалось, но я вдруг стала понимать, что при этом мой основной бизнес — «PRUFFI» — начинает тихо вянуть, не родившись, потому что ты не можешь одновременно хорошо делать две большие сложные стартапные истории. И в этот момент я навсегда для себя поняла, что есть моё, и это — основное. Это для меня был великий урок. Он дался довольно сложно, там ушла часть команды, это был довольно серьезный кризис. Теперь о том, полезны ли инкубаторы? Да, конечно полезны, они прежде всего полезны двумя вещами, во-первых, вас избавляют от огромного количества инфраструктурных вещей, очень противных, они не то чтобы сложные, но они очень противные — бухгалтер, оформление всех этих форм собственности, всякие договоры, налоговые, это — ад.

— А нельзя так — давайте мы сначала продукт сделаем, как стартап-команда, вообще без всяких бумажек?

— Можно, но это сложно. Домен же надо регистрировать, и всё равно какую-то форму собственности надо регистрировать, если вы работаете. Вам надо как-то оформлять людей. И если сразу вы «понятийно» распределите доли, то потом могут быть конфликты. История про любую собственность, особенно если в вас входит ангел-инвестор, должна быть формализована, потому что иначе дальше... я видела огромное количество команд, которые распадались просто из-за обид — фаундеры не договорились, не поняли друг друга и т.п. Второе, и главное, чем полезны такие инкубаторы — это менторство. Надо смотреть, идти или не идти в инкубатор, по одной причине — кто, собственно, там менторит. Главное, что ментор может дать — это опыт. Вот есть Игорь Мацанюк, который фактически в России сделал всю игровую индустрию. Поэтому часть PruffiGraph’а (второго нашего проекта), которая построена вся на виралке и на игровой тематике — это просто некие знания Игоря, которые получены и потом применены в моем проекте, я ничего за них не платила. Есть люди, которые прошли свой путь — долгий, успешный, но с огромным количеством ошибок. Они набрали этот опыт, а теперь вы можете, не приобретая этот опыт, просто взять вот эти знания и сказать: «О! А я их применю в своем проекте!» Если это правильно брать — это работает.

Ментор не должен быть номинальным, он должен сидеть рядом, ковыряться с тобой и говорить — вот это так, а это так. Но он не будет это делать за тебя. Это ты должен за ним бегать, уговаривать его сидеть с тобой, потом что-то делать и спрашивать его: а вот это так? И он скажет — нет, вот это не так, или да, вот это правильно. То есть за тебя это делать никто не будет. Все остальные вопросы — помещение, пиар — это решается само по себе.

— Круто. Это был последний вопрос, если хочешь что-то добавить — могу дать трибуну.

— Еще раз хочу сказать, что здесь (на IDCEE — ред.) безумно здорово, и всё, что я вижу, связанное с Киевом, просто безумно радует. Радует уровень стартапов, уровень конференции, огромное количество молодых людей, которые всерьез думают об Интернете как о бизнесе. Поэтому, ребята, всё у вас круто, и не думайте, что у вас всё плохо. Вы просто не знаете, где плохо. У вас всё хорошо.

LinkedIn

9 комментариев

Подписаться на комментарииОтписаться от комментариев Комментарии могут оставлять только пользователи с подтвержденными аккаунтами.

А по-моему одно из немногих действительно очень дельных интервью. Не про программистов ни разу, это да. Но попробуйте с программистом поговорить об инвестициях? Я — пробовал. Пичалько.

Хорошее интервью с интересным гостем. Чего вам не нравится.

Клевое интервью, очень позитивное и познавательное))) Спасибо!))

Клевое интервью, очень позитивное и познавательное!!!))) Спасибо

Купите два микрофона :)

Героически выдержал ~5 минут этого писклявого, инфантильного интервью ни о чем.

манера общения гостя конечно

Подписаться на комментарии