×Закрыть

Может ли госпредприятие быть успешной IT-компанией? Василий Задворный об опыте ProZorro

Год назад Василий Задворный ушел из Luxoft ради госслужбы — его пригласили возглавить ГП «ProZorro». Команда Василия занимается развитием, администрированием и поддержкой центральной базы данных системы госзакупок.

В интервью для DOU Василий объяснил, почему ProZorro — это в первую очередь инновационная IT-компания, как и зачем внедрять на госпредприятии Agile и Scrum, а также рассказал, в какую сторону движется развитие платформы.

— Василий, как вы пришли в ProZorro? Чем заинтересовала госсфера?

Всё началось в марте-феврале 2014 года: тогда многие люди вокруг меня обсуждали, как можно внести свой вклад в развитие страны, в ее изменения. Позже, в 2015 году, Максим Нефьодов написал в фейсбуке о вакансии гендиректора Зовнішторгвидав — это бывшее название ГП «ProZorro». Я отправил свое резюме.

Я тогда работал в Luxoft и не был готов идти на фуллтайм, но имел желание каким-то образом по мере наличия свободного времени помогать реформам. Так я начал принимать участие в различных более-менее длительных задачах: помогал в реформе Украинского института стандартизации, подбирал IT-персонал, организовывал рабочие процессы, консультировал по информационной безопасности. Мой прошлый опыт связан с выстраиванием бизнес-процессов в разработке ПО, так что этими вопросами и занимался.

Позже, в августе 2016 года, ко мне обратились с предложением, не хочу ли я присоединиться к команде на полный день. Пройдя серию собеседований, получил оффер и не нашел в себе силы от него отказаться :)

— Что входит в ваши обязанности как руководителя команды?

Команда ГП «ProZorro» занимается развитием, администрированием и поддержкой центральной базы данных системы госзакупок. По сути, мы — IT-компания: у нас есть software-продукт, и вокруг него строится экосистема.

Я отвечаю за то, чтобы это всё работало, было финансово стабильным, самоокупаемым. Слежу, чтобы клиенты были нами довольны.

— Расскажите о вашем бэкграунде в IT. Как он помогает в управлении ProZorro?

До ProZorro я работал в двух больших IT-компаниях: «Инком» и Luxoft. В «Инкоме» в 2005 году начинал инструктором в Центре знаний, потом пошел в IT-консалтинг. В 2013 перешел в Luxoft в PMO энтерпрайз-линейки бизнеса, где проработал до 2016. Считаю, что мне повезло: удалось получить широкий overview как об IT-разработке, так и о процессах поддержки software-продуктов.

Конечно, в управлении ГП «ProZorro» этот бэкграунд помогает. Мы пытаемся выстраивать работу по всем нормальным мировым практикам работы IT-компании.


Максим Нефьодов — о назначении Василия на должность и.о. директора ГП «ProZorro»

— Какие именно практики используете?

Прежде для понимания приведу несколько цифр. Во-первых, система была создана с нуля за 2 года: от идеи в марте-апреле 2014 и пилотного запуска продукта в феврале 2015 до начала официального перевода госзакупок в систему ProZorro в апреле 2016. Для сравнения: европейские системы такого класса разрабатывались 8-10 лет.

Во-вторых, суммарное количество денег, которые были затрачены на разработку продукта, не превышает 1 млн долларов — это сопоставимо (или даже меньше) с внедрением ERP-системы на крупном предприятии.

Эти цифры — сроки и бюджеты — сопоставимы с цифрами выхода на рынок среднего стартапа. Очевидно, что работая в таком режиме, мы не можем работать по-старинке — выписывать все ГОСТы, тратить полгода на проектирование по waterfall-модели. Поэтому применяем Agile-подходы, Scrum. Для внутреннего общения используем Slack и Jira.

— Были сложности с внедрением современных подходов?

Реформа — это, собственно, оптимизация не только госзакупок, но и оптимизация самого предприятия. И, прежде всего, это вопрос людей и их вовлеченности. Чем больше людей в госсекторе обладают знаниями о том, как всё должно происходить, какие практики работают в мире и в бизнесе, тем быстрее мы увидим эффект работы.

Часто проблема заключается не в том, что в офисе сидит какой-то злобный коррупционер, который требует денег, а в том, что люди просто не знают, как можно делать по-другому.

Были ли сложности? И да, и нет. Да, потому что любые изменения — это всегда сложно. Нет, потому что это не были сверхвызовы — не более, чем сложность внедрения новых практик в крупных IT-компаниях. На минимальном уровне сопротивление есть, но оно связано с тем, что все люди не любят, когда что-то меняется. Но большинство персонала очень активно включается в изменения — и меня это очень драйвит и питает энергией :)

— Госсектор накладывает какие-то свои особенности на режим работы?

Скажу так: государственный сектор сейчас далеко не так неповоротлив, как некоторые крупные корпорации. Попадая в любую крупную международную компанию, вы сталкиваетесь с набором принятых устоявшихся процедур.

Безусловно, в госсфере существует определенный набор ограничений, но это не блокеры для внедрения изменений. Какого-то особенного огромного сопротивления нет. Но, как бы там ни было, это работа, которую нужно делать — само по себе оно не изменится. Конечно, мне бы хотелось прийти и сказать, как Гомер Симпсон: «Хлопці, а ви можете працювати ще краще?», они ответят: «Можемо,» — оп, и всё получилось! Но такого нет и не бывает :)

Василий рассказывает о платформе шведскому телевидению

Работа с государством накладывает свой отпечаток, но надо понимать, что ProZorro — это общение не только с государством. Работа компании построена по принципу золотого треугольника — это концепция реформ, которые опираются на 3 основные группы стейкхолдеров:

  • государство, которое институализирует реформы, описывает процессы нормативными документами, обустраивает законный базис;
  • гражданское общество, спрос которого на реформы выступает основной движущей силой: если никому не будет интересно, что происходит в госзакупках, то ничего и не будет работать;
  • бизнес, который взаимодействует с государством.

Мне очень нравится пример Саши Стародубцева, который говорит, что если у нас будет только государство и гражданское общество, то качество сервисов будет таким, как это у нас в большинстве своем и есть — с ужасными интерфейсами, неповоротливыми системами. Если будет гражданское общество и бизнес, то у них будет отличное взаимодействие, но уровень влияния на государство окажется несравнимо мал. Ну а если бизнес оставить наедине с государством, они очень быстро договорятся друг с другом :)

Поэтому концепция работы ProZorro — это включение всех трех составляющих. Так что у меня общение с государственными не занимает все время: оно делится примерно поровну между всеми стейкхолдерами.

— Каких изменений удалось достичь за год работы?

На момент, когда я сюда пришел, система стартовала в продуктивном режиме — это был состоявшийся, успешный стартап. Придя в ProZorro, я начал систематизировать эту работу: из состояния стартапа надо было перейти в состояние стабильно развивающейся продуктовой компании. Так что первые полгода фокусировался на выстраивании стандартных процессов разработки: налаживал процедуры жизненного цикла продукта, включая управление бэклогом, контроль дефектов, сбор связанной с этим статистики.

Вторая большая задача, которая перед нами стояла — развитие рынка госзакупок. Когда система только стартовала, перед большим количеством поставщиков открылись огромные возможности. Средний годовой объем госзакупок — около 350 млрд грн. Мы стабилизировались на этом уровне и сейчас активно занимаемся тем, что увеличиваем конкуренцию между поставщиками на этом рынке. Данные анализа говорят о том, что существует прямая зависимость между уровнем конкуренции на торгах и процентом экономии, которую на этих торгах получает заказчик. Поэтому мы серьезно переформатировали фокус маркетинга.

Помимо этого, занимаемся изменением нашего офисного пространства, чтобы ProZorro было удобным современным местом для работы, в том числе для молодых IT-специалистов.

— Сколько людей работает в вашей команде? Каких профилей специалисты?

Если говорить о реформе в целом — это более 300 человек в различных организациях. Непосредственно в ГП «ProZorro» работает 53 человека. Чуть более трети из них — это IT-специалисты: разработчики, DevOps-инженеры, сисадмины, тестировщики, бизнес-аналитики. Остальные сотрудники — маркетинг, консультационное подразделение и линия поддержки, которая обрабатывает обращения. И, как и везде, бэк-офис — юристы, экономисты, бухгалтера.

IT-штат постепенно растет, а непрофильные задачи предприятия мы оптимизируем. К примеру, команду покинули специалисты, которые работали в типографии. Ранее, еще называясь Зовнішторгвидав, ГП «ProZorro» издавало журнал о госзакупках.

Команда ProZorro

— Насколько сложно было собрать команду? Охотно ли толковые технические специалисты идут на госслужбу?

Найти и удерживать хороших специалистов сложно даже в коммерческом секторе. Но у нас есть свои бонусы: работа в команде реформ — это огромный и интересный опыт для любого специалиста. Сейчас в команду приходят люди, которые мотивированы реформами, изменениями и возможностью внести свой вклад в развитие страны. Кроме того, нам удалось за счет оптимизации штата и реформ внутри предприятия существенно повысить уровень зарплат. Конечно, их еще нельзя назвать рыночными, но мы двигаемся в этом направлении.

— С какими вызовами и задачами сталкиваются разработчики платформы?

ProZorro — довольно-таки высоконагруженная система, которая должна быть доступна 24/7. Соответственно, ищем баланс между поддержкой, разработкой и минимизацией технического долга.

Самый глобальный инфраструктурный челленж на сегодняшний день — дублирование функционала Amazon на базе украинского датацентра. Дело в том, что в свое время мы в рамках стартапа стартовали на Amazon, но по законодательству система ProZorro должна хоститься в украинском датацентре, а не за рубежом, так как это государственные данные. Поэтому основные задачи не тривиальны: создание хранилища и миграция 30-40 Тб данных без нарушения работоспособности платформы.

Также мы движемся в сторону интеграции с госреестрами: уже стартовала интеграция с реестром юрлиц. Это наш вклад в e-Government, который позволит сократить или даже свести к нулю для поставщиков необходимость получения всяческих бумажек. Наша мечта — сделать так, чтобы поставщику для участия в торгах не надо было получать никакой бумажной справки в принципе, а только подготовить электронный документ, подписанный ЭЦП. Таким образом, упрощая процедуры, мы снижаем порог входа поставщиков на рынок госзакупок.

Еще одно направление — создание такого, условно говоря, государственного e-bay для госзакупщиков. Разрабатываем e-каталоги, которые помогут, к примеру, школам, больницам закупать заранее проверенные определенные товары без необходимости каждый раз прописывать тендерную документацию, объявлять торги.

— Какие у вас дальнейшие планы на счет развития ProZorro?

Сейчас мы ожидаем ряд законодательных изменений, которые могут продвинуть необходимый для системы функционал. В частности, сейчас обсуждается вопрос о развитии сервисов для контролирующих органов. Задача системы — делать все процессы госзакупок прозрачными, и необходимо давать людям, принимающим управляющие решения, достаточно информации в удобном виде.

Кроме того, система ProZorro накопила большой массив данных о поведении акторов в рамках проведения аукционов, поэтому планируем бросить силы на построение дополнительных механизмов аналитики этих данных. Мы уже работаем с данными, которые сохранены в машиночитаемом виде, в скором времени займемся оцифровкой и анализом бумажных документов. Это задача на ближайший год. Скучать не приходится :)

25 комментариев

Подписаться на комментарииОтписаться от комментариев Комментарии могут оставлять только пользователи с подтвержденными аккаунтами.

Платформа ProZorro — open source? Если да, то хорошо бы ссылочку. Если нет, то почему не прозорро?

Prozorro — это API + Аукцион + Сторонние интерфейсы
API и Аукцион — open source
github.com/openprocurement
UI — сторонние компании — closed source

— openprocurement != prozorro. Инетерсно почему такие названия? Вот без вашей ссылки и не нашел бы. Не так ли госзакупки у нас раньше (а может и сейчас) происходили.
— 6 страниц проектов за 3 года. Не многовато ли? Даже непонятно где начало.
— 

UI — сторонние компании — closed source

ну хоть что-то должно же быть закрытым. Может я сильно любопытный, но почему вдруг?

Кроме того, нам удалось за счет оптимизации штата и реформ внутри предприятия существенно повысить уровень зарплат.

Интересно было бы в цифрах, прозорро так сказать!

Спасибо за интервью.
Вспомнила, как обсуждала как-то Прозорро со своим знакомым:

Он: Это, конечно, все хорошо, но это же мешает бизнесу! Вот у меня знакомый, у него автошкола, раньше он закупал бензин по 18, а на Прозорро минимум по 23!
Я: Как это возможно? Если кто-то ему продавал раньше по 18, что мешает этим же людям продавать по 18 через Прозорро?
Он: Ну, просто по 18 половина бензина была только на бумаге...

Для меня это очень хорошо иллюстрирует отношение «пересічного українця» к реформам: реформы это хорошо, пока лично мне не мешает делать левак, «решать проблемы» быстро и за деньги, уклоняться от законов и налогов.
Желаю ребятам в Прозорро упорства, удачи и оптимизма. Keep calm and carry on.

Ви, звісно ж, написали заяву в прокуратуру на знайомого свого знайомого, який розкрадав державні гроші?

Ярославе, ви так само можете написати заяву на знайомого знайомого коментаторки з ДОУ.

А якщо серйозно, то що ви пропонуєте писати в заяві? Микола сказав, що Петро йому сказав, що там гроші крадуть?

Я только вот прочитал что топ менеджерка ProZorro Тетяна Сазонова приобрела квартиру в Киеве почти за 2 ляма. При зарплате в 71,3 тис грн за год. Что то не вижу смысла читать эту статью.

Правильно. Не читайте. В ідеалі — навіть не коментуйте.

Чим менше буде про #зради у коментарях, тим більше буде про #перемоги в країні.

Правильно. Не читайте. В ідеалі — навіть не коментуйте.
Чим менше буде про #зради у коментарях, тим більше буде про #перемоги в країні.

1) Угу, от только победы для кого? Пора бы уже перестать мыслить категориями зрада/перемога. Нет ни зрады, ни перемогы. Есть дейсвие пабличных людей/организаций и реация на эти действия.

2) То что человек который как бы борется/помогает бороться с коррупцией покупает недвигу на окупированых териториях — это не нормально. То что это же чиновник «дал в долг 3-м лицам», что есть самая наглая схема для сокрытия доходов, — это не нормально.

о что человек который как бы борется/помогает бороться с коррупцией покупает недвигу на окупированых териториях — это не нормально. То что это же чиновник «дал в долг 3-м лицам», что есть самая наглая схема для сокрытия доходов, — это не нормально.

Я согласна, что об этом надо говорить, и не против, чтобы говорили здесь, но всё же хочу заметить, что интервью больше о Василии и его опыте/мнении/взглядах, чем о ПроЗорро в целом. Идея сделать с ним интервью пришла сразу после поста Нефьодова о том, что айтишник, бывший сотрудник Люксофт, приглашен возглавить госпредприятие. Вот, ждали почти год, чтобы говорить не только о назначении и планах, а и о каких-то промежуточных итогах и результатах.

А про результат того, что их топ менеджер покупает недвижимость на огромные суммы плюс покупает недвижимость на окупированых териториях забыли спросить? Я понимаю если бы статься была о личных успехах человека. Но в заголовке ясно написано, что статься именно про проект ПроЗоро.

Как ниже Богдан написал:

Другой момент что подобные вопросы — это таки «для других ресурсов», явно не тема для ДОУ.

Ну а статья, если кратко, о том, как Василий применяет свой ИТ-бэкграунд в управлении ПроЗорро

но всё же хочу заметить, что интервью больше о Василии и его опыте/мнении/взглядах, чем о ПроЗорро в целом

1) Он начальник? Если да, то он отвечает (больше морально) за каждый «непрозрачный момент» с его подчиненными, особенно в контексте того что они борются с коррупцией.
2) У них там много людей, которых можно описать как «их главный бородатый»? Вопрос к тому что люди, которые видят как происходят госзакупки, очень сомневались в честности «их главного бородатого». Но это бездоказательные заявления, которым лично я верю :)
3) Мой коммент был больше направлен чуваку в вышиванке, который все еще использует слова «зрада» и «перемога», за 3 года уже можно было перерости эти понятия.

Вот, ждали почти год, чтобы говорить не только о назначении и планах, а и о каких-то промежуточных итогах и результатах.

Тут проблема в контексте и в должности.
Будь это интервью с «ведущим инженером», вопросов про квартиру за 2 ляма не было бы :)
А в случае с лидером, такие вопросы вполне уместны. Другой момент что подобные вопросы — это таки «для других ресурсов», явно не тема для ДОУ.

P.S. Мне бы очень хотелось ошибаться в том мнении которое у меня сложилось об этом проекте, но пока что нет ни малейших предпосылок для этого.

Будь это интервью с «ведущим инженером», вопросов про квартиру за 2 ляма не было бы :)

Как насчет ПМа?

Как насчет ПМа?

Кто такой ПМ? :)
Человек который __только__ двигает таски в джире? Тогда, наверное, тоже вопросы про 2 ляма не уместны.

о вакансии гендиректора Зовнішторгвидав

Возможно я не прав, но похоже что мы говорим про «самого главного» в организации.

хм, почему-то подумал, что речь о Татьяне Сазоновой.

Я б оце краще почитав про те, як Василь зі своїми колегами розпилює кошти, порушує закони, заробляє на виводі державних грошей на депозити та нібито покращує прозорість тендерів, які стають тільки ще більш непрозорими.
Одним словом — про все те, про що йдеться в нещодавньому аудиторському звіті Рахункової палати.
Але чомусь в статті про це нічого нема...

они борются с коррупцией

серьезно? :-)

Правильно, почитайте лучше декларацию Сазоновой: declarations.com.ua/...​73-49b2-b60f-c62b3b8344c7

Обнаружите, что кроме зарплаты, там еще куча процентов от вкладов и самих вкладов.
А если еще погуглить, окажется, что она пришла на госслужбу год назад, а активы заработаны до этого.
Мне нет дела до Сазоновой, но удивительно, что несколько людей ввязались в обсуждение этого «факта», даже не попытавшись его проверить. Хотя вообще-то нет, неудивительно ))

А можна поцікавитись резюме настільки цінного співробітника — де вона так добре заробляла на такі активи?

Обнаружите, что кроме зарплаты, там еще куча процентов от вкладов и самих вкладов.

Правильным подходом была бы не ориентация на текущее место работы (с з/п ~6к грн — это слегка несерьезно), а изучение всей декларации с вопросами «откуда дровишки?». Включая имущество членов семьи, так сказать...
Ну, это если кому интересно.

почитайте лучше декларацию Сазоновой: declarations.com.ua/...​73-49b2-b60f-c62b3b8344c7

а действительно

Вид об’єкта:Квартира
Дата набуття права:25.02.2016(!)
Загальна площа (м2): 253,9
Вартість на дату набуття 148387(!)
Населений пункт:Донецьк(!)

На днях был репортаж про эту сотрудницу youtu.be/RZ_SClruCK8

Молодцы!
Успехов!

Подписаться на комментарии