🏆 Рейтинг ІТ-роботодавців 2018: вже зібрано більше 13 000 анкет. Оціни свою компанію!
×Закрыть

Украинский разработчик Виктор Радченко — о бегстве в США, создании двух успешных стартапов до 30 лет и будущем блокчейна

Еще будучи студентом, Виктор Радченко возглавлял отдел по интернет-безопасности в «ПриватБанке». Но в 2011 году он отправился навстречу неизвестному и переехал в США. Сегодня, к своим 27 годам, он уже создал два стартапа, которые были куплены глобальными компаниями. Trucker Path, приложение-ассистент для дальнобойщиков, которое Радченко создавал совместно с россиянином Иваном Цибаевым, в 2017 году поглотила китайская медийная компания RenRen. А летом этого года стартапер подписал сделку о вхождении второго его детища — мобильного криптокошелька Trust Wallet — в структуру одной из крупнейших в мире криптобирж, китайской Binance.

Для DOU Виктор рассказал о своей работе в Украине, сложностях создания стартапов, о проблемах американских банков и о будущем криптовалют и блокчейна.

— Вы в Штатах уже больше 7 лет. Как туда вообще попали? Чем занимались до этого?

Я приехал в Штаты в 2011 году, а до этого учился в Днепропетровске в университете на специальности «Компьютерные системы и защиты». Меня тогда интересовало все, что связано с безопасностью в интернете. Ходил на госсайты, искал в них уязвимости — как их можно взломать — и сообщал их владельцам, как это можно исправить. Тогда в интернете уязвимостей было очень много. Одновременно занимался тем, что модерировал сообщество таких же юзеров, повернутых на безопасности — хакеров, которые занимались взломами, плохими или хорошими. Это было сплочённое сообщество численностью около 10 тыс. человек, и я, собственно, их организовал.

— Работа в «ПриватБанке» возникла параллельно с этим увлечением или как его следствие?

Скорее, следствие. Однажды я нашел уязвимости на сайте «ПриватБанка» и в итоге устроился туда работать на фултайм в их главный офис в Днепре. Занимался безопасностью веб-ресурсов и приложений. На то время у них даже не было отдела по безопасности, мне предложили его возглавить. По факту у меня тогда было три главных проекта: универ, работа в «ПриватБанке» и сообщество хакеров.

Но в какой-то момент у сообщества начались проблемы с госорганами. Они стали просить информацию о пользователях сайта, меня пару раз вызывали в милицию. Я понял, что нужно уезжать из Украины, чтобы избавиться от этих проблем, и уехал в США. Пришлось бросить и работу, и универ. Даже не закончил 3 курс.

— Вы уже знали, куда именно поедете? Сразу попали в Сан-Франциско?

Нет! Так сложилось, что я как раз уезжал в США по студенческой программе Work&Travel. И попал не в Сан-Франциско, а на Аляску. Там все и началось. Очень маленький портовый городок Сьюард. Работал на рыбном заводе, работа просто ужасная. Вкалываешь по 16 часов в день, как сумасшедший. Рыбный сезон короткий, всего два месяца, поэтому туда зовут студентов. Аляска очень красивая, мне там очень нравилось.

— Уже на тот момент решили, что не вернетесь в Украину?

Я решил остаться здесь, потому что боялся, что если вернусь — у меня начнутся проблемы в Украине. Так что потом поехал в Сакраменто (Калифорния). Там жил рядом с ребятами из Украины, которые приехали по программе беженства. Я тоже подал заявку, была такая возможность.

Процедура такая: ты подаешься на беженство, потом тебя вызывают на интервью, и если все проходит удачно — тебе выдают специальную бумажку. С ней ты через год можешь получить грин-карту и потом еще через 5 лет — гражданство. То есть на данный момент все это у меня уже позади. В этом году я получил американский паспорт.

— Как долго рассматривали заявку на беженство, были какие-то сложности?

Это был 2012 год, тогда весь процесс рассмотрения заявки занял всего 6 недель. После него тебя приглашают на интервью и уже через 2 недели говорят результат. То есть вся история продлилась от силы 2 месяца. А дальше ты просто ждешь получения гражданства. В течение этого времени тебя проверяют. Насколько ты законопослушный потенциальный гражданин, платишь ли ты налоги вовремя, смотрят на твою криминальную историю и так далее. И если все хорошо — дают паспорт.

— Чем стали заниматься, когда легализировались? Какие были планы, уже что-то разрабатывали?

До этого я программированием не занимался вообще и почти ничего в нем не понимал. Знал то, что было связано с безопасностью в интернете, но это не особо связано с кодом. Все изучал уже здесь. Так же, кстати, как и английский — не знал его вообще. Меня без опыта и знаний взяла на работу одна компания после того, как я выиграл у них хакатон. Они разрабатывали мобильные приложения для различных бизнесов. После этого я решил, что хочу заниматься мобильной разработкой.

— Тогда и пришли к идее Trucker Path?

Да, в Cакраменто в моем кругу общения было много тракистов (дальнобойщиков — ред.). Они часто делились со мной своими историями и проблемами по работе. Например, им сложно находить места, где запарковаться. И тогда появилась идея сделать приложение с данными о таких местах. Информации в интернете в то время было очень мало. Я написал некоторые скрипты, которые мне позволили парсить всю информацию в интернете насчет возможных парковочных мест. Позже сервис стал обрастать разными фичами и постепенно перерос в ассистента-планировщика для дальнобойщика. Например, он мог полностью рассчитать путь из NY в LA продолжительностью около 40 часов — где отдохнуть в дороге, чтобы не превысить положенные по закону 14 часов за рулем, где запарковаться, заправиться.

А потом мы с сооснователями поняли, что в этой индустрии есть проблемы намного больше, в которые также вовлечено еще больше денег — это рынок перевозки грузов. И мы начали одновременно двигаться туда. Добавили к ассистенту возможность стыковки грузоперевозчиков с заказчиками, и так получился Truckloads.

Я посвятил проекту 2 года с момента основания. В определенный момент познакомился с Иваном Цибаевым, и потом Truckloads развивал уже он. Он был CEO и отвечал за все бизнес-вопросы, в том числе занимался поднятием денег и организационным вопросами. Я же делал только техническую часть.




— Правильно я понимаю, что Trucker Path не задумывался как коммерческий проект? Когда он начал давать деньги и сколько в итоге вам принес?

Изначально он создавался только для интереса. Когда появились первые юзеры — я даже не представлял, что буду с этим делать. Просто было интересно создавать что-то полезное и давать людям. А когда их уже стало 15 тысяч — понял, что тут есть и бизнес-модель. Тем более, что конкурентов с новыми технологиями было не очень много на рынке. Отрасль держали в основном монополисты, которые были в этой нише уже 30 лет и не хотели что-то менять. Да и продавать дальнобойщикам что-то новое тоже трудно, предлагать им технологии нужно осторожно. Для них подобные вещи очень сильно изменяют мир. Но особенно тяжело было с отправителями грузов, поскольку они уже привыкли к монополистам и сложившемуся статус-кво на рынке. Только когда наше приложение было установлено на около 1 млн девайсов — стало легче в плане продвижения.

— Вы вышли из проекта с прибылью? Как был оценен ваш взнос?

У меня были акции компании как сооснователя. Деньги по ним я получил позже, когда проект поднял первые инвестиции. Изначально было привлечено $20 млн инвестиций, и после этого еще $30 млн долговых денег, всего $50 млн. Заемные деньги были нужны для развития некоторых фич в компании. Одна из них, например, факторинг — когда мы дальнобойщикам давали какую-то сумму денег, которые заходили в оборот, и они возвращали нам ее только через месяц.

— Потом Trucker Path купила китайская RenRen, тогда в вашей компании работало уже около 60 человек. Почему вы ушли из своего первого стартапа — по факту, в никуда?

Наверное, потому что не сработались с кофаундером. Мы очень хорошие друзья, просто на тот момент не сошлись относительно направления, как дальше развивать компанию. У меня подход больше сфокусирован на создании продукта, меньше — на бизнесе. Потому что считаю, что если хорошо сделать продукт — то бизнес к тебе сам придет. А если ты сосредоточен только на бизнесе, то сильно вредишь своему продукту.

— Когда ушли из проекта — уже знали, что будете заниматься блокчейном?

О нет. Блокчейн пришел намного позже, года два спустя. После Trucker Path я надеялся самостоятельно найти какую-то новую идею для стартапа, над которой захочу работать. Взял на один год отпуск, ездил по Америке, посетил 20 штатов. Так ничего и не нашел, поэтому решил просто устроиться в компанию, где можно работать и держать свои скиллы на высоком уровне. И я такую нашел, она называлась Seed. Они делали банк для бизнеса — примерно как Тиньков делает в РФ или Дмитрий Дубилет в Украине.

В США есть проблема в банковской сфере: там очень много законов, которые ограничивают конкуренцию на этом рынке и создают массу сложностей. В Украине и РФ все намного более развито, потому что формировалось сравнительно недавно, уже с использованием новых технологий. А в США банковской традиции десятки лет, есть мощные конкуренты, типа Chase, Wells Fargo. И у них все очень плохо. Ужаснейшие интерфейсы и куча скрытых комиссий. Сейчас мой банк постоянно чарджит непонятные вещи, и это очень неприятно. Создать новый банк очень сложно, проще купить старый за много миллионов. С 2007 года в США появилось всего 3 новых банка. Понятно, что здесь очень много денег двигается туда-сюда, и государство пытается быть аккуратным. Но есть и лоббирование — когда все эти банкиры сидят во власти и говорят, что такие сложные законы нужны, а на самом деле действуют так, чтобы не разрушить сложившиеся монополии. И Seed хотел решить эту проблему для бизнеса — чтобы можно было все делать в онлайне или приложении, просто и понятно.

В Seed я занимался iOS-разработкой. iOS-приложение — тогда это был единственный продукт компании. Всего в ней работало человек 10, из которых три iOS-разработчика, я был там TeamLead. Офис находился в Калифорнии, но команда работала в основном удаленно. Несколько человек из CA, по одному из Сиэтла и Портленда, один из Нидерландов.





— Что именно вы узнали и поняли во время работы там, что позже вас привело к блокчейну?

Наверное, основное, что я понял — это насколько американская банковская система ужасна, и это одна из причин, почему позже я стал заниматься проектом Trust Wallet. Хотя была и другая причина. На тот момент я уже начал интересоваться криптой и понял, что не могу найти мобильный кошелек, который был бы сделан на opensource-коде и удобен для моих токенов. Решил, что могу такой сделать сам. И в сентябре 2017 года начал заниматься написанием этого мобильного клиента.

— У вас самого были коины?

Да, так вышло, что у меня случайно был эфир еще с 2016 года. Не знаю, как так получилось. Купил еще по $13 и забыл. Сколько из этого получилось не буду говорить, но через время цена очень выросла. Примерно в 100 раз. Мне стало очень интересно, почему это произошло. Так я стал изучать вопрос и заниматься криптой.

— И к какому выводу пришли — почему цена выросла?

Спекуляции. Это единственный фактор, который работает сейчас в крипте. Всем двигает азарт и корысть, но это пока что. Уверен, что это будет меняться со временем, но сейчас большинство людей именно этим замотивированы. И еще я понял, насколько это важно — иметь собственный децентрализированный digital-кошелек.

— Расскажите немного о том, как создавался TrustWallet, кто принимал в этом участие.

Основная идея была в том, чтобы создать цифровой кошелек для iPhone, чтобы хранить там свои цифровые активы. Я прошелся по разным людям, которые работали с технологией блокчейн, узнал, какие у них есть наработки. И понял, что среди них очень много тех, кто заточен на математику, сугубо технические вещи, и при этом очень мало кто занимается конкретным продуктом. Многие команды делают слишком на будущее. Многие занимаются скемом — поднимают деньги и потом забывают, что нужно что-то создавать — таких 95% компаний. Правда, сейчас эта ситуация меняется. Началась следующая волна, когда в блокчейн уже приходят люди с продуктовыми знаниями, пониманием дизайна и т. д. Они начинают на основе протокола и стандартов создавать продукты для нормальных людей.

— Если Trucker Path вы создавали с партнером, то в Trust Wallet были единственным основателем. Кто-то помогал вам в самом начале? Когда появился партнер?

Начинал я полностью сам, создал мобильное приложение. Потом позвал друзей, один из них — Максим Распутин, тот, который участвовал со мной в создании Trucker Path. Тогда он делал для проекта Android-приложение. Он живет в Томске, и мы стали хорошими друзьями. Месяца три с ним работали вдвоем. Правда, так как делали кошелек изначально с открытым исходным кодом, то многие люди приходили помогать. Но проблема с opensource в том, что люди очень нестабильные. Они могут прийти к тебе, немного помочь и потом просто пропасть на пару месяцев. Я бы сказал, это хорошая помощь, но нужно много времени, чтобы это менеджерить.




— Судя по хронологии ваших постов в соцсетях, вы очень быстро раскрутили Trust Wallet. Осенью прошлого года вы только начали его создавать, а уже летом этого года продали компанию китайской Binance. Как у вас так получилось? Вы же изначально не планировали продавать стартап?

Не планировал. Потому что считаю, что такие продукты должны быть независимы. Но я просто тогда еще не понимал, как сложно поднимать деньги на развитие. Да, мы сделали все довольно быстро. Первую строчку кода написал 18 сентября 2017. А в июле подписали сделку. Причем еще до февраля я параллельно работал в Seed, только потом фултайм занялся стартапом. Когда стало уже 12 тыс. пользователей, а службы поддержки никакой не было, я все делал вручную — общался с пользователями, отвечал на запросы и занимался разработкой. А к моменту продажи у нас уже было более 100 тыс. ежемесячных пользователей. Но когда количество пользователей перевалило за 20 тыс., я уже понял, что нужны дополнительные люди и, соответственно, инвестиции. Тогда мы запланировали токен-сейл, но ничего не получилось.

— Почему? И как вы вообще сошлись с Binance?

Как оказалось, в США для нашего бизнеса это не самая лучшая возможность. Я нашел $5 млн приватных денег, еще 5 мы планировали поднять на публичном сейле. Легко ли это в США? Очень легко, если вы учились в Stanford или делали успешные компании до этого. А так — сложно ответить, зависит от вашей идеи и для чего именно вам нужны деньги.

Уже после того как я пообщался с адвокатами — понял, что это нереально дорого и невыгодно. Только на их услуги в первый год пришлось бы потратить около 0,5 млн, потом налоги, оформление сделки... Короче, мы поняли, что в итоге на руки получили бы с этих 10 млн только половину. Так что для нашего продукта токен-сейл — это был какой-то ужас.

Одним из потенциальных инвесторов была компания Binance Labs — фонд с портфелем 1 млрд компании Binance. Но у них, к сожалению, не было заинтересованности инвестировать в сам токен. Было только предложение: или мы заходим как главный инвестор, или покупаем компанию. Я начал подробнее общаться с Binance и выяснять, что они планируют, какая миссия и стратегия на ближайшее время, как наша компания в них вписывается. Оказалось, что у нас похожие философия и взгляды. Для меня было важно заниматься продуктом, а не маркетингом или саппортом — рутинными вещами, которые не особо влияют на успех компании. Также мы договорились, что остаемся абсолютно автономной командой внутри Binance и набираем еще людей — человек 10-15. Будем подотчетны CZ напрямую (Changpeng Zhao — CEO Binance — ред.).

Вместе с Changpeng Zhao из Binance

— Условия сделки вы не разглашаете, а какие в целом планы по развитию? Вы сформировали для инвестора какой-то бриф?

Далеко идущих планов у нас нет. В крипте в целом есть большая проблема — многие смотрят слишком вперед, и у них не хватает денег и мотивации дойти до этого. Поэтому у меня фокус не на 4-5 лет, а максимум на следующие 3 месяца — какой мы можем сделать прогресс. Например, планируем добавить поддержку различных блокчейнов: BTC, LTC, Dash, EOS, TRON, NEO и много других, которые входят в ТОП-30 валют на CoinMarketCap. Хотели создать ID-идентификацию, чтобы каждый человек имел свой Trust-ID. Одновременно разработкой занимается Binance DEX — это децентрализированая биржа — планируем запустить в течение 3-4 месяцев. Вообще есть много разных идей, которые хорошо идут с кошельком. Мы — так называемые gatekeepers, потому что создание кошелька — это первое, с чего ты начинаешь как пользователь. И благодаря тому, что мы находимся на этой первой линии — имеем возможность соединять людей различными сервисами.

— Вы сознательно не делаете веб, только для смартфонов?

Да. Думаю, именно в мобильной версии находятся как раз те 80% пользователей, на решении проблем которых должен фокусироваться предприниматель. Сегодня есть решения с открытым кодом, которые позволяют создать веб-кошелек. Но я уверен — со временем все будут сидеть только в телефонах, в частности потому что они имеют специальное безопасное хранилище. Кстати, на китайском рынке у большинства людей даже нет компьютера. При этом именно оттуда сейчас приходит основное количество юзеров. Для них мы специально делаем APK файл, потому что в китайский AppStore попасть не можем. Там у них запрещен любой тип крипты, поэтому все не идут в магазин, а просто скачивают файлик приложения. Такие вот законы, причем интерес к криптовалюте там огромный. Вот добывать биткоин ты можешь, а покупать-продавать уже нет. Приходится как-то обходить запреты.

— Почему вы остановились именно на варианте открытого кода для Trust Wallet? Разве это не создает риски для бренда?

В целом да. Часто люди не соблюдают этику, игнорируют лицензии — просто берут твое приложение и дистрибуритруют по всему миру. Используют твою графику и т. п., и это портит имидж компании. С другой стороны, в крипте очень важна безопасность. Важно, чтобы код, который ты создаешь, люди могли аудировать. Я считаю, что с точки зрения этики — это большой позитив.

— Вы большой поклонник децентрализированных приложений и создавали Trust Wallet одновременно как универсальный браузер для DApps. Объясните, почему?

Просто потому, что DApp — это автономная система. Ни один человек или группа людей не может полностью контролировать исходный код. В случае централизованного приложения, например, Facebook, компания в любой момент может полностью запретить доступ. И вы потеряете все свои данные. Кроме того, централизованное приложение обозначает, что владелец серверов может без вашего ведома собирать, обрабатывать ваши данные и даже продавать их или передавать мошенникам. В случае с DApp это исключено. Любой человек может скачать открытый исходный код, и приложение будет работать дальше. Оно не испарится, потому что расположено в блокчейне, и независимые друг от друга майнеры во всех точках мира контролируют всю сеть. Ни одно конкретное лицо не владеет данными на серверах, управление распределено между миллионами пользователей, поэтому данные в безопасности.




— Какие ниши для продуктов с использованием технологии блокчейн вы считаете самыми перспективными?

Думаю, основное, что людям сейчас нужно как финансовая опция — это трейдинг. Без него ничего не будет развиваться. Нужен хороший удобный функционал для инвестирования и обмена разными активами. Именно поэтому биржи сейчас настолько популярны. Таких продуктов пока мало, но это же такая базовая вещь. Создать возможность любому, самому обычному человеку инвестировать, накапливать токены. Удобный понятный продукт, чтобы даже бабушка, у которой осталась какая-то лишняя пенсия, могла купить себе немного биткоинов. Да, как их применять — пока непонятно, но спрос на накапливание однозначно есть. Это то, что я вижу в ближайшие год-два.

— Вам еще нет 30, а вы уже создали два стартапа, которые были успешно проданы глобальным компаниям. Что дальше, где себя видите через 5-10 лет?

Не знаю, жизнь меняется. Не уверен, что у меня хватит сил на третью компанию. Создавать стартапы нереально сложно. Начинайте, только если вы готовы потратить следующие 4 года своей жизни на это и работать очень много. Сумасшедший график, работа 16 часов в день — и это на выходных тоже. У меня было 11 месяцев нереального стресса, когда ты почти не спишь, занимаешься одновременно всем. Маркетинг, поддержка, разработка. Разборки с юзерами, которым что-то не нравится. Лично я ловлю кураж, и потом мне сложно остановиться. Но сейчас мне 27, а после 30 все-таки хочу выбрать жизнь немного спокойнее. Может, заниматься инвестициями. Чтобы также общаться с предпринимателями, но уже без такой нагрузки.

— Что вам больше всего нравится и не нравится в жизни в США?

Что не нравится — сложный вопрос. Вы застали меня врасплох :) Многим здесь не нравятся высокие налоги, но если ты много платишь — значит много зарабатываешь. И по сравнению с многими другими странами они не такие и большие. Мне нравится жизнь в Mountain View — тут очень хорошее качество жизни и, в отличие от того же Сан-Франциско, высокий уровень безопасности. Для меня это важно.

— Вы окончательно порвали свои связи с Украиной? Может быть, видите возможности применения каких-то своих идей на родине?

Честно говоря, давно там не был. Моя девушка живет здесь со мной. Надо бы съездить навестить родителей, планирую скоро это сделать. У меня там есть друзья, которые тоже занимаются криптой, работаю с некоторыми командами, где есть люди из Украины. У земляков схожие культурные ценности, но я думаю, важно привносить в команды диверсификацию, чтобы были люди с разными культурными ценностями, навыками и специализацией. В целом я мало знаю о том, что происходит в Украине. Наверное, когда приеду — первым делом пойду на какой-нибудь meet-up, чтоб узнать, чем тут живут. Для меня не имеет значения, какая страна — хорошо, что сейчас есть свобода. Со своими двумя паспортами — украинским и американским — я могу ездить в любую точку мира, и это круто.

LinkedIn

28 комментариев

Подписаться на комментарииОтписаться от комментариев Комментарии могут оставлять только пользователи с подтвержденными аккаунтами.

Понравилась хронология:
1.

А потом мы с сооснователями поняли, что в этой индустрии есть проблемы намного больше, в которые также вовлечено еще больше денег

2.

Я посвятил проекту 2 года с момента основания. В определенный момент познакомился с Иваном Цибаевым, и потом Truckloads развивал уже он.

Витя держим идеей, он искренне желает сделать что-то лучше и помочь кому-то в решении проблемы. И что-то мне подсказывает что на этом он не остановится.

PS: Витя, желаю тебе успехов и реализации всех планов. Так держать! Горжусь тем что знаю тебя лично :)

лучше всего украинцу работается и живиется не в Украине. Классика...

Виктор,
спасибо за интересное интервью!

Очень надеюсь что вы будете приезжать в Украину, и даже в будущем делиться опытом и помогать людям здесь. Ведь есть правительство и силовые структуры, а есть еще и хорошее учителя в вашей школе, ВУЗе, детские спортивные команды и т.д. Не говоря уже о родителях и родственниках!

Я вот пытался понять почитать делает ли добрые дела Ян Кум для Фастова, и печально что нигде ничего. Жаль...

спасибо Виктор за статью! Много работал и искал решения, и получалось. Читать интересно! Успехов!

// Но в какой-то момент у сообщества начались проблемы с госорганами. Они стали просить информацию о пользователях сайта, меня пару раз вызывали в милицию.

А в США фбр-овцы белы и пушистые, хакеров к себе в гости не вызывают?

Да о чем вы, это же просто легенда для получения статуса беженца! :)

Кстати , я тоже об этом подумал.
Просто 2 фразы из статьи —

Еще будучи студентом, Виктор Радченко возглавлял отдел по интернет-безопасности в «ПриватБанке».
До этого я программированием не занимался вообще и почти ничего в нем не понимал.

совсем между собой не клеятся.

Способ мышления Виктора очень воодушевляет. Прям фибрами чувствуешь, что парень Визионер. Однозначно при большом желании он пойдет еще выше!

одна из лучших статей связанных с релокейтом!
а парень — очень крут =)

Вот так силовики выдавливают мозги из страны. Ukraine open 4 IT нах

Если он начнет тем же заниматься в USA, будет по другому Вы считаете?)

Естественно. Bug bounty, работа в ФБР или ЦРУ. Может в АНБ. Такими кадрами там не разбрасываются

Мыщьхом таки разбросались.

Мыщьх сам собой разбросался, как бы черным юмором это не было.

До этого его очень быстро из макафе выперли и с фбрщиками он тоже пообщался прилично.

Ну а то, что он жестким парашютизмом увлекся, это с обсуждаемой темой никак не связано. Просто он сам по себе такой был, любил разную наркоту и экстрим. Я с ним как-то попытался поработать вместе, но не получилось, слишком мы разные с ним люди, со слишком разными подходами к работе и жизни.

Не воспринимайте все так серьезно, это же просто легенда для получения статуса беженца!

Для меня не имеет значения, какая страна — хорошо, что сейчас есть свобода. Со своими двумя паспортами — украинским и американским — я могу ездить в любую точку мира, и это круто."

Не в любую. В Украину возвращаться теперь как минимум небезопасно )) Двойное гражданство — штука обоюдоострая.

Підтримую. Також в Росії та Беларусі можуть бути сюрпризи. «А, так ти хакер ! Пройдемо, товаришу.»

как минимум небезопасно

журналажа

Тройное гражданство исправит ситуацию!

В Украину возвращаться теперь как минимум небезопасно ))

Особенно в контексте получения GC и паспорта через «политику». Но в любом случае автору респект за то, что реально делает дело, вместо протирания штанов на диване.

Чувак крут! Молодчага. Прям зачитался! Видно, что абсолютно простой паренек с большой технической жаждой. Только успехов и удачи ему дальше (хотя он и сам о себе отлично заботится)

«Путешествие по Канаде, Big Sur» ошибочка вышла

Но в какой-то момент у сообщества начались проблемы с госорганами. Они стали просить информацию о пользователях сайта, меня пару раз вызывали в милицию. Я понял, что нужно уезжать из Украины, чтобы избавиться от этих проблем, и уехал в США. Пришлось бросить и работу, и универ. Даже не закончил 3 курс.

выглядит как схема по ускорению получения гринки / гражданства через беженство... А так да — респект таким парням.

Подписаться на комментарии