Стал директором по продакт-менеджменту в Salesforce, получил MBA и учился в Стэнфорде. Украинец — о том, как переехать в США нетехническому специалисту

32-летний Антон Кравченко почти два года работает в компании Salesforce, последние полгода — на должности Director of Product Management. Перед этим он сотрудничал с Apple и стартапом MuleSoft, а образование получил в престижной бизнес-школе в Сан-Франциско.

В интервью для DOU Антон рассказал о своем первом бизнесе в студенческие годы, релокации в США, как проходил курсы в Стэнфорде, почему пришлось на полтора года переезжать в Аргентину, а также о зарплатах айтишников в Америке, специфике работы в Salesforce и как ему удалось разбогатеть на опционах в небольшом стартапе.

Учеба и первый бизнес в студенческие годы

Родился я и вырос в Мариуполе. Моя первая работа была еще в 14 лет — в больнице настраивал разные компьютеры во время летних каникул. Моя мама — сильный математик и хотела меня поднатаскать по своему предмету. Поэтому последние два года перед поступлением в университет я интенсивно занимался математикой. Когда друзья летом ходили на пляж, я сидел и решал уравнения.

Перед поступлением в вуз проводились соревнования по математике. Я поучаствовал и попал в тройку лучших по области. Благодаря этому результату мне не нужно было сдавать никакие другие экзамены. Таким образом, в 2006 году я поступил в Донецкий национальный университет на специальность «Математика и статистика». Там я окончил сначала бакалавриат, а потом и магистратуру.

Сначала думал стать банкиром. На тот момент работа в банке оплачивалась для начинающего специалиста в $200–300 в месяц. Но хотелось чего-то большего.

В 2009 году впервые побывал в США по программе Work & Travel. Вкратце, летом я приехал в США на три месяца и работал спасателем. Помню, что был хорошим пловцом — благодаря отцу, который водил меня плавать, когда я был ребенком. Тогда я зарабатывал в Америке около $6 в час.

И в том же 2009 году, будучи студентом 4-го курса, я решил открыть свой бизнес. Он был достаточно простым — ресторан, в котором делали блинчики с разными начинками. Назывался «Ну вы, блин, даете». Заведение находилось в Донецке в очень людном месте. Там мы экспериментировали с разными рецептами.

Зарабатывал тогда более чем $300 в месяц. Однако всю прибыль использовал на развитие бизнеса. За полтора года уже накопился капитал, с которым можно было открывать другую точку. Но я хотел сделать концепт, чтобы люди могли по франшизе развивать этот бизнес в других городах.

Полтора года я занимался своим бизнесом в Донецке, а в конце магистратуры решил его продать. Получил за него тогда $20 тысяч. Этот изначальный капитал помог с переездом в США.

Переезд в США

В тот период я мечтал получить образование в Америке. И вот в 2011 году окончил магистратуру в Донецке, защитился. В день выпуска с вуза мы с девушкой это все быстренько отметили, а в 7 часов вечера уже летели в США. Началась новая, другая жизнь...

Выезжал в США по студенческой визе. При ее получении все зависит от того, как вы проходите интервью. Мне тогда дали студенческую визу на два года. По ней я сначала почти год изучал английский язык. Потом еще год учился в бизнес-школе и даже искал по ней первую работу.

Итак, мы с девушкой прилетели в Майами. Там мы первый год собирались учить английский язык. Парадокс в том, что в Майами много людей разговаривают на испанском. Когда прилетаешь сюда и говоришь, что приехал учить английский, на тебя смотрят и смеются. Поскольку в Майами лучше общаться на испанском, нежели на английском. Реально заходишь в ресторан, а тебя приветствуют на испанском языке.

Мы снимали двухкомнатную квартиру. На это тратили около $1200 в месяц. Вскоре во вторую комнату нашли квартиранта, и выходило порядка $300 в месяц с человека.

И вот те вырученные от продажи бизнеса деньги помогли нам с учебой. Период обучения в США длился около двух лет. В целом учеба мне обошлась в $40 тысяч (сначала $10 тысяч ушло на изучение английского языка, а потом почти $30 тысяч — на бизнес-школу).

Хотя, конечно, мне тогда еще родители помогали. То есть, когда я переезжал, все деньги ушли на изучение английского языка в школе. Но когда я уже поступал на магистратуру и учился здесь на МВА, то моя копилка закончилась, и родители помогали закончить обучение.

Обучение английскому в платной школе в Майами

В Майами я пошел учиться в платную школу под названием Kaplan International Center. Здесь фокусируются на английском языке, на подготовке к университету. В этом как раз была моя цель. Школа важна для сдачи экзаменов и получения сертификатов, таких как TOEFL и IELTS (по знанию языка) или GMAT и GRE (по техническим навыкам).

Здесь, если идешь в бизнес-школу, нужно сдать, как правило, два популярных теста GMAT и TOEFL. В зависимости от университета, проверяются твои технические навыки. В моем случае это математика, статистика, логическое мышление. Также тестируются софт-скилы, то есть понимание языка. Тебе дают читать техническую статью, после чего нужно ее проанализировать.

План изначально был подучить английский, но я определил свой уровень владения языком совсем иначе. Как оказалось, он тогда оценивался между Elementary и Lower Intermediate. И даже преподаватели в школе на тот момент не верили, что в течение года у меня получится сдать тесты по TOEFL и GMAT. На самом деле, я очень рад, что начал учить язык с базы. Спустя два года у меня уже не было никакого акцента.

Полностью весь курс в этой школе мне обошелся в $10 тысяч, остальное было проживание в Майами. Моя учебная программа была рассчитана на семь месяцев, но я ее немного ускорил. То есть английский я выучил быстрее, чем планировал. Остальное время инвестировал в подготовку к GMAT и TOEFL.

Стоимость проживания в Сан-Франциско и учеба в бизнес-школе

В общей сложности я провел в Майами около года. В это время семь месяцев я изучал английский язык, затем около трех месяцев готовился к TOEFL и GMAT, потом еще месяц находился в Украине.

После этого переехал жить в Сан-Франциско. Здесь я поступил в бизнес-школу под названием Hult International Business School. При поступлении тут смотрят на результаты тестов TOEFL, GMAT и ваши оценки за предыдущие степени. Учитываются также интересные истории для бизнес-школы — в моем случае это был собственный бизнес в Украине.

У бизнес-школы Hult есть много кампусов в разных точках мира, в том числе в Сан-Франциско. Тут обучается много иностранных студентов. В моем кампусе были представители около 100 разных национальностей.

Учился я здесь один год. Получал магистерскую степень по международному бизнесу (Master’s degree in International Business). В целом школа была достаточно дорогой — $35 тыс. за год обучения. Хотя я получил стипендию, которая сбросила $6,5 тыс. с этой суммы.

Тогда мы снимали комнату втроем, платили около $1000 в месяц. На проживание, еду и все остальное уходило еще $200–300. Таким образом, мой общий бюджет составлял $1300 в месяц. И так было вплоть до того момента, когда начал зарабатывать свои деньги.

Многие люди спрашивают меня, нужна ли бизнес-школа. На самом деле, это зависит от вашей специализации и роли. Бизнес-школа помогает людям на руководящих должностях, например продакт-менеджерам, менеджерам по продажам.

Бизнес-школа полезна, но не обязательна. Есть люди других профессий, которым она не нужна. Например, разработчики, которым в первую очередь важно CS (Computer Science) образование. В таких случаях ІТ-компании не обращают внимания на бизнес-образование.

Мне бизнес-школа также помогла в вопросе миграции. Когда получаешь уровень магистра, тебе по студенческой визе дают еще один год после учебы на трудоустройство в США. Эта опция называется OPT (Optional Practical Training).

Еще один момент. Знания, которые дают в украинских вузах, полезны для развития, но у нас, мне кажется, есть небольшие пробелы в обучении. Когда изучал статистику и математику в Донецке, то не понимал, как это все можно применить на практике. А бизнес-школа помогла с этим. Она показала, что можно презентовать разные идеи, продавать себя, помогать продавать идеи команд и так далее. То есть бизнес-школа научила применять техническое образование на практике — именно этим я и занимаюсь сейчас в США.

Курсы в Стэнфорде и первая работа

В первый год после окончания бизнес-школы я проходил курсы по профессиональному развитию в Стэнфордском университете. Здесь можно выбрать любые курсы, которые вам интересны. При этом, в зависимости от курса, цена будет составлять от $400 до $10 000+. Преподаются они студентам MBA и других специальностей.

В Стэнфорде я изучал дисциплины, которые фокусируются на стратегии и маркетинге. Есть бизнесы, которые продают продукты другим бизнесам. Компания, с которой я сейчас сотрудничаю, как раз таким занимается. Тогда мне было очень интересно понять, как это все работает, поэтому пошел в Стэнфорд.

На моем курсе было много опытных людей. Приходили ребята, которые по 15–20 лет проработали в больших компаниях (менеджеры, руководители, специалисты по продажам, маркетологи). Была возможность пообщаться с ними и понять, какие должности в технологических компаниях существуют, что там делают.

По специальности я начал работать в США стажером в 2013 году, в последние шесть месяцев учебы в бизнес-школе. В Centro Community Partners — некоммерческой организации, которая помогает новым предпринимателям мыслить стратегически.

За время работы в Centro сотрудничал с несколькими предпринимателями, помогал им создавать бизнес-планы, анализировать рынок и так далее. В целом это была интересная работа. Я делал это еще 4–5 месяцев после окончания учебы.

Если говорить о зарплатах, то тогда они были невысокие. Платили $20 в час. Для жизни в Сан-Франциско этого было очень мало.

Работа в Apple

После первой работы-стажировки я устроился в Apple в 2014 году. Проработал там три месяца на контрактной основе как специалист по локализации (Рroduct localization). Это когда нужно создаваемый для США контент «сделать родным» и для других стран мира с учетом их специфики. Это больше адаптация, но рассматривается много разных вещей не только с точки зрения языка и перевода, а и способа мышления людей, менталитета, политических взглядов, гендерной нейтральности.

Тогда я 2–3 раза в неделю ходил на ланч с людьми, которые работали в компании на разных должностях. Когда попадаешь в Apple, даже как контрактник, у тебя открывается возможность написать коллегам через внутренние приложения компании. Понятно, что они тебя не знают, ты их тоже. Однако любому из них можно написать, включая Тима Кука.

На протяжении всего времени, пока я работал в Apple, общался с людьми, моей главной целью было зацепиться. Со студенческой визой во время OPT у вас есть только год на поиск работы. Затем компании необходимо оплатить визу. К сожалению, Apple и другие технологические компании обычно не спонсируют контрактников.

К тому же я хотел заняться чем-то большим, чем локализация. Если говорить о том, как у меня происходит поиск работы, то сейчас уже не я ищу, а меня ищут.

Как попал в MuleSoft и почему стартап — идеальное место для джунов

Работая в Apple, я жил в Сан-Франциско, а офис компании находится в Пало-Альто. Дорога занимает где-то час. В Apple есть автобусы с Wi-Fi, они достаточно комфортные. И в дороге ты час можешь заниматься своими делами. Так что во время поездок в офис и обратно я обычно искал работу.

И в это время я нашел компанию MuleSoft. Основной продукт этого стартапа — интеграционная платформа, где соединяли данные, приложения и устройства.

Прошел интервью. Мне дали оффер на фултайм с полным соцпакетом. Должность — Associate Product Manager. Целью этой роли было создание библиотеки интеграционных решений на базе MuleSoft, демонстрирующих ценность технологии для клиентов. Бизнес-школа и Стэнфорд определенно помогли попасть в стартап, поскольку это соответствовало позиции.

Когда я присоединился к MuleSoft, нас было 300 человек. Сейчас я хорошо представляю, как работает мелкая компания по сравнению с большой. B Salesforce сейчас 50 тысяч человек, и большую часть времени я провожу на встречах с другими командами. А когда я сюда только пришел, динамика была совсем другая, более быстрая, так как все сотрудники знали, кто над чем работает.

В MuleSoft были хорошие возможности для людей, которые ищут работу в сфере технологий — можно попробовать много нового. Обычно в стартапах далеко не для всех направлений работы есть отдельные позиции. Свободные направления покрывают люди, которые добровольно посвящают этому свое время. Например, менеджер по продукту или разработчик, который занимается чем-то новым, вынужден создавать документацию до тех пор, пока не появится штатный специалист по документации.

Когда попадаешь в такую компанию, есть возможность себя проявить с разных сторон. Я стал двигаться в Product Management. Понимал самую малость в этом, поэтому работа в небольшом стартапе была, наверное, самым лучшим стартом в тот момент. Рroduct localization в Apple был похожим направлением, но не тем, чего я хотел.

О проблемах с визой

Когда я пришел в MuleSoft, у меня оставалось всего три месяца по студенческой визе, чтобы полноценно трудоустроиться в США. Мы договорились, что мне сначала дадут контракт на три месяца, а потом уже, после решения вопросов с визой, — полный пакет по трудоустройству.

Мне повезло с первым менеджером. Три месяца я работал очень много и произвел хорошее впечатление на руководство. Мне говорили: «Ты делаешь демонстрацию продуктов лучше, чем маркетинговый отдел, который этим занимается уже на протяжении многих лет».

Во время одной из презентаций на конференции MuleSoft CONNECT

Благодаря этим маленьким достижениям на старте работы, когда закончилась моя виза в США, мне предложили перевестись в офис компании в Аргентине. И я переехал в Южную Америку для того, чтобы сохранить свою работу и получить новую визу — L1. Там я работал полтора года.

Аргентинский период: прокачал скилы программирования

В Буэнос-Айресе в MuleSoft находится второй по величине офис (главный — в Сан-Франциско). Там в основном инженеры. В Аргентине можно получить хорошее техническое образование, оно похоже на украинское. Здесь работа привязана к американскому времени.

Помню, как сидел в самолете и думал, что лечу в чужую страну, не разговариваю на испанском языке, друзей там нет. Что я вообще делаю со своей жизнью?

Но спустя год в Аргентине у меня уже были достижения. Первое — я подтянул свои навыки программирования. В свободное время начал учить, как писать базовый код. MuleSoft имеет очень технический продукт, и основной пользователь — разработчик. Чтобы лучше понять, как думают программисты, я решил изучить основы. И потом это применял на практике. Плюс выучил испанский язык на базовом уровне.

Релокация в Аргентину была достаточно простой. Когда компания заинтересована в твоих услугах, то дает весь пакет: билет, квартиру на первое время. Мне дали жилье на два месяца, потом я переехал в другое. Даже помогли открыть банковский счет.

В Аргентине я должен был проработать минимум год, чтобы получить другую визу. Она называется L1 и позволяет людям из любой сферы работать на американскую компанию. Однако компания должна быть основана в США и здесь находиться. И в моем случае это было правильное решение — перевестись в Аргентину и сформировать кейс на получение визы.

Таким образом, в 2016 году в Аргентине мне сразу на семь лет выдали L-1B. Это виза для квалифицированных работников, которая позволяет иностранцам, работающим в американской компании за границей, перевестись в США в определенный филиал или штаб-квартиру компании.

Чем занимался в MuleSoft

Моим первым проектом в MuleSoft было развитие разных продуктовых решений, которые помогают клиентам понимать ценность всей платформы. Если у клиента есть какая-то проблема, мы думаем, как ее решить, используя наши технологии. Интеграционная платформа MuleSoft предоставляет альтернативу коду на Java, Phyton и так далее. Например, когда данные из Salesforce должны быть доступны в Workday или наоборот, MuleSoft упрощает создание этих интеграций. Первый проект был направлен на создание библиотеки готовых интеграционных решений на базе MuleSoft.

Мы сначала сделали более 100 разных решений, которые показывают ценность в сферах медицины, финансов и так далее. Все приложения были бесплатные. Также написали вебсайт, где это все можно было находить, скачивать, комментировать, рейтинги выставлять.

Вскоре одно из этих первых решений развилось в приложение, которое мы начали продавать и давать ему поддержку. Оно называется dataloader.io и позволяет админам в Salesforce играться с данными, загружать/выгружать их обратно.

Компания Salesforce первой предложила программное обеспечение как услугу (Software as a Service). Поскольку многие компании внедряли Salesforce, им требовались инструменты для переноса данных из устаревших приложений, например Oracle. И dataloader хорошо помогал в этом — был простым приложением, но очень нужным. На тот момент с этим продуктом мы были первые на рынке. И сейчас это одно из лучших приложений на Salesforce Marketplace.

В этом проекте я был и маркетологом, и саппорт-специалистом, документацию писал, создавал контент, делал демо. Общался с СЕО компании, его начало захватывать, как быстро развивается наш продукт. Вскоре приложение выросло с 30–40 тысяч активных пользователей до 500 тысяч юзеров. Этот продукт стал моим хорошим персональным достижением.

С первого дня я создавал новые решения, а в 2016 году взял на себя управление существующими продуктами, созданными другими продакт-менеджерами.

За все время в MuleSoft я работал над многими проектами. Компания в целом занимается интеграциями и возможностями подключения к другим приложениям через APIs. Я работал над вещами, которые помогают это все сделать намного проще.

Потом сосредоточился на более «горизонтальных» направлениях, которые нужны всем другим технологическим компаниям. Примером может быть управление идентификацией и доступом (логин, безопасность, разрешения доступа). Это набор функций, необходимых в любом программном продукте, независимо от отрасли.

Вместе с командой, создавшей лучший продукт года

О зарплатах айтишников в США

В США есть крупные компании, в которых больше стабильности и высокие зарплаты. Например, в Google на позиции продакт-менеджера можно получать $300 тысяч в год. А небольшие компании за ту же роль предлагают $160–200 тысяч. В стартапах пытаются платить больше акциями, нежели зарплатой — заманивают потенциалом. В MuleSoft было то же самое.

Зарплаты в MuleSoft были небольшие. В Аргентине вообще зарплаты были намного меньше, чем в США. Но в США все тоже зависит от штата. В Кремниевой долине, например, минимальные зарплаты продакт-менеджера стартовали от $70–80 тысяч в год.

В целом в США хорошие программисты могут зарабатывать намного больше, чем продакт-менеджеры. Но все зависит от опыта и должности. В IT-сфере у директора по продуктам, в зависимости от компании, зарплата составляет $200–300 тысяч в год, плюс пакеты акций.

Об опционах и акциях в MuleSoft

Акции больше служат компенсацией твоего труда на протяжении долгого времени. Они используются более мелкими компаниями для того, чтобы выровнять разницу в зарплатах по сравнению с крупными. Хотя это риски. Например, компания может закрыться, и эти акции ничего стоить не будут. Все зависит от развития. Есть компании, в которых одна акция сначала стоила $2, а потом $40 или даже $100. WhatsApp и Facebook — хорошие примеры.

Я считаю, что акции — одна из самых лучших вещей на рынке технологий. Если ты веришь в компанию, то вкладываешь в нее всю душу и сердце, всю энергию. Ты заинтересован в том, чтобы она хорошо развивалась. И это позволяет небольшим компаниям двигаться в правильном направлении.

Важно количество опционов, которое дается изначально. Хотя потом, в зависимости от твоей работы и отдачи, компания выдает больше. Также на разных рынках выдается разный пакет. К примеру, в Аргентине был один пакет, а при переводе в США провели калибровку. При больших релизах, которые помогли компании в развитии, были еще некоторые прибавки. Чем дольше работаешь в компании, тем более ценным ты становишься для нее.

Обычно наибольшие компенсационные пакеты по акциям имеют специалисты продуктовых и технических направлений. С другой стороны, в отделах продаж и саппорта люди получают компенсации в виде бонусов, например 3% от новых продаж или продления подписки.

На самом деле, в компаниях, где люди реально зарабатывают капитал, видно, что они его добывают не зарплатой, а акциями. В зарплатах это сотни тысяч, а в акциях уже миллионы, в зависимости от компании.

Таким образом, после выхода MuleSoft на ІРО мне удалось заработать неплохую сумму. Я бы сказал, риск работы в начинающих компаниях хорошо оплачивается, если все идет хорошо. Каждый стартап хочет выйти на IPO. Тогда мы шли по траектории, но сроки не были ясны. Некоторые люди говорили, что это займет 18 месяцев, некоторые, что больше пяти лет.

Во время выхода MuleSoft на IPO

Работа в Salesforce (что изменилось после слияния)

В 2018 году произошло поглощение моего стартапа компанией Salesforce. На тот момент я уже проработал в MuleSoft около четырех лет. День поглощения был очень интересным. Пришел в офис утром, там почти никого не было. Один из ребят выходит из офиса и говорит: «Слышал новости?». А я ему: «Какие новости?». И так обо всем узнал. На самом деле, о таких сделках, когда они происходят, знает мало людей. И в тот день, когда это было официально объявлено, захожу и смотрю в интернете, как акции нашего стартапа взлетают в цене.

Культура работы в компании не меняется в тот же день. Поглощение начинается заранее, а публично о нем объявляют через 3–6 месяцев. В этот период в работе абсолютно ничего не меняется. Потом, когда это все финализируется, идет такое медленное поглощение. Некоторые направления в MuleSoft начинают больше сближаться с аналогичными направлениями в Salesforce.

Я работаю на продуктах и этого поглощения особо не ощутил. Ничего кардинально не менялось на протяжении первого года или двух. Но люди, которые работали, допустим, в НR, рекрутинге — ощутили серьезно.

Дальше изменения в работе происходили в двух направлениях. Первое — надо было придумать, как наш продукт выстраивать более приближенно к стратегии Salesforce. А второе направление связано с изменением культуры команд.

С брендом Salesforce наши отделы продаж закрывали больше продаж, и разработчики теперь сосредоточились на масштабировании, а не на создании новых продуктов. В целом изменения происходят за счет того, что к нам приходят более крупные клиенты, и вещи, которые мы делали раньше, теперь невозможны.

Что касается работы с клиентами и партнерами, то становится немного проще, потому что Salesforce знают во всем мире. Теперь люди пытаются что-то услышать в разговоре с тобой, какое-то партнерство развить или помочь.

Обязанности директора по продуктам в Salesforce

Работаю на должности директора по продуктам уже почти полгода. Повышение в компании дают по мере роста вашей ответственности и влияния на бизнес. В новой роли я больше сосредотачиваюсь на найме и управлении другими продакт-менеджерам.

Что касается обязанностей по работе с продуктами, то они сводятся к оценке потенциала рынка. Для начала мне нужно выяснить, какой потенциал существует на этом рынке и как он может быть реализован внутри Salesforce. То есть какие продукты можно построить для того, чтобы захватить новый рынок.

Всего у нас существует около 30 товарных линий. Я сосредоточен на двух наборах продуктов, связанных с возможностью подключения (connectivity). Они нуждаются в корректировке стратегии в зависимости от рынка.

На данный момент у меня работает восемь команд. В них входят продакт-менеджеры, разработчики, архитекторы, дизайнеры UX, авторы документации.

Мой день начинается с ежедневных встреч. На них разработчики рассказывают, чем они занимаются сегодня, есть ли какие-то проблемы. Большая часть дня уходит на работу с инженерами. А еще часть — на работу с клиентами и другими продакт-менеджерами. Также встречаюсь с аналитиками, маркетологами, дизайнерами.

В Salesforce есть документ (V2MOM) о стратегическом видении работы — некий план на год. Потом от него идут развилки с более подробными задачами на квартал, месяц и так далее. На встречах с командами как раз прорабатываем эти задания.

Salesforce приобретает MuleSoft за $6,5 млрд. Команда стартапа переезжает в новый офис — самое высокое здание в Сан-Франциско

Сравнение работы продакт-менеджеров в FAANG и Salesforce

Возьмем компанию Google. Там каждую пятницу любой член команды может работать над тем, чем хочет. Благодаря этому создается много интересных инноваций. В Salesforce все сводится к тому, чтобы следовать общей стратегии компании, придерживаться годичного плана и видения СЕО.

Другой пример — Facebook (Meta). Там больше такой «хакерский» менталитет. Как известно, основатель этой компании Цукерберг неоднократно характеризовал себя как хакера по призванию. В Salesforce продакт-менеджеру необязательно знать, как писать код. Он фокусируется на рынке, стратегии, а с кодом разберутся программисты. В Facebook все наоборот. От тебя как продакт-менеджера ждут, что ты с этим разберешься, еще и сам сделаешь функционирующий концепт, презентуешь его, а потом уже команда инженеров все это подхватит и будет развивать.

Иными словами, в Facebook как продакт-менеджеру вам нужно будет программировать, в то время как в большинстве других компаний на этой должности необязательно понимать техническую реализацию продуктов.

На самом деле, в каждой компании своя специфика работы. Здесь многое зависит от СЕО и остальных топ-менеджеров. И их видение, как мы должны работать все вместе, создает некую культуру.

Планы

Если говорить о будущем, то я хочу работать в технологических компаниях (включая Salesforce), которые решают самые большие и актуальные проблемы в мире. С технологической точки зрения мне нравится сосредотачиваться на достижениях в области идентификации, API и финансовых продуктов.

Я также с энтузиазмом отношусь к тому, чтобы помогать другим людям делать карьеру в сфере технологий, будь то другие продакт-менеджеры, инженеры или иные специалисты.

В Кремниевой долине есть много стартап-инкубаторов. Это когда несколько человек, включая разработчика, создают стартап и пытаются его продвинуть. И здесь я могу быть им полезен как советчик, бизнес-консультант или инвестор.

У меня есть уже определенные личные наработки, которые связаны с обучением. Кстати, решил запустить канал на YouTube, где люди смогут больше узнать о том, каково это работать в технологиях.

Советы нетехническим специалистам, которые хотели бы попасть в США

Главное найти соответствующую специализацию с глобальными потребностями. Например, когда был запущен Salesforce, специалисты, разбирающиеся в технологиях Salesforce, были необходимы повсюду, поскольку все больше компаний начали внедрять их технологии.

Если говорить о перспективных направлениях, то в B2B-компаниях, таких как Salesforce, роли продаж преобладают над всеми остальными ролями. Понимание продукта, потребностей клиентов и коммуникация (на английском языке) являются обязательными.

Ваши навыки должны быть востребованы в США. Например, компания пытается разработать диджитал-маркетинг, а вы специалист в этой области.

При этом важность получения степени МВА зависит от должности. Для менеджеров это да, а для других ролей — не обязательно.

Что касается получения виз, то для тех, кто работает в американских компаниях в Украине, L1 может быть самым быстрым и простым вариантом. Другие способы — F1 и H1B или по грин-карте.

Маєте важливу новину про українське ІТ? Розкажіть спільноті. Це анонімно.І підписуйтеся на Telegram-канал редакції DOU

👍НравитсяПонравилось21
В избранноеВ избранном5
Подписаться на тему «релокация»
LinkedIn



Підписуйтесь: Soundcloud | Google Podcast | YouTube


15 комментариев

Подписаться на комментарииОтписаться от комментариев Комментарии могут оставлять только пользователи с подтвержденными аккаунтами.

Цікава історія.

Работал над MuleSoft как контрактор в Украине и с Антоном в том числе над Exchange Public Portals, это был интересный опыт взаимодействия с аргентинской командой! Было приятно почитать статью и историю Антона :) поздравляю с крутым карьерным ростом!

MuleSoft — отличный продукт. Приятно было узнать, что и соотечественники участвовали в его создании.

Приятно и неожиданно было встретить здесь твою статью. Впечатляет. Удачи!

Всьо круто склалось. От тож думаю піти в бізнес школу, але вагаюсь чи реалії українських бізнес шкіл дадуть хоча б близький профіт до штатівських аналогів...

та 100%, думав може коментарях якийсь хоча б ± нормальний список укр інституцій побачу)

Тут треба більше від тебе контексту. Якщо хочеш переїхати-навіть не думай тоді про укр школи від слова взагалі. Якщо скіли та знання підтягнути то є три стовпи: УКУ, KSE, kmbs- всі три мають відмінності по програмах. Два моменти: 1) краще хай за це платить роботодавець або на крайняк стипендія 2) В школі важлива тусовка, де можна знайти однодумців для стартапу чи підняти венчурний капітал. Або просто закантачити з потрібними людьми. Особливо корисно для свічерів.

ну УКУ як варіант.... сумніваюсь шо роботодавець оплатить, — то вже таке)

Я бы добавил ещё две вещи:
1. Англ язык в бизнес школе в США «прокаливается» по полной программе — презентации, чтение, работа с командами.
2. OPT после окончания учебы а США даёт возможность работы на 1 год.

Хороша карʼєра, видно що одразу планував стратегічно. Але з роботою в стартапі дуже пощастило — успішне IPO це десь як в лотерею виграти.

Я свого часу теж переїхав через невелику продуктову компанію, а от розбагатіти не вийшло :)

Этот камент для привлечения внимания)
Ибо что-то так постно что даже никто не напишет — молодец

Так вот — ты молодец)

Спасибо, Василий :) Хочется помочь другим людям сделать карьеру в сфере технологий. Поэтому, решил запустить канал на YouTube (youtu.be/dP-rsW_-o30), о том, каково это работать в технологиях. Запустил вчера 🤞

Антон, а можеш сказати на скільки ГМАТ та ТОЕФЛ здав?І ще — Халт, будьмо відверті, не має сильного campus hiring, але тим більше kudos тобі за те що ти витиснув з диплому максимум. Ріспект!

Спасибо Остап! Когда начинал учить английский в США, уровень был оч маленьким — lower intermediate. Сдавал TOEFL 3 раза, и последний экзамен сдал на 90. Всего ушло 7-8 месяцев с очень интенсивной программой.

GMAT сдал ~550, но он был не важен для бизнеса школы, так как я провалил в нем язык, но набрал 49/51 по аналитике + история о собственном бизнесе в Украине помогла :)

Подписаться на комментарии