Сергей Остапенко, SysIQ: «Мы не просто пишем код, мы помогаем клиенту растить его продажи»

Сергей Остапенко, бывший директор украинского офиса SysIQ, а в настоящее время VP International Operations компании — ещё один яркий пример того, как человек с «неайтишным» прошлым успешно становится у руля крупной девелоперской компании, да ещё и одной из самых динамично развивающихся на отечественном рынке. За плечами у Сергея — опыт работы в финансовых компаниях, консалтинге, в его послужном списке соседствуют Coca-Cola, Avon и Microsoft.

О том, как финансовый опыт применим в IT-индустрии, чем обусловлены быстрые темпы развития SysIQ и какие тенденции характерны для современной электронной коммерции рассказывают Сергей Остапенко и и Артурас Кведерис, маркетинг менеджер компании.

— Сергей, у вас солидный и немного необычный для IT послужной список. Расскажите о своей рабочей биографии...

Сергей Остапенко: Я — финансист по образованию. Начал работать в консалтинговой индустрии, в Arthur Andersen. Так сложилось, что на протяжении всей карьеры продолжал трудиться на американские компании. Пошёл сначала в индустрию FMCG (fast-moving consumer goods), в Coca-Cola. Когда дорос до определённого уровня, появилась возможность получить стипендию по программе Muskie на учёбу в Штатах. Я пошёл на программу MBA, отучился два года по специальности «Корпоративные финансы» в Рочестерском технологическом университете, после этого работал в страховой компании AIG, впоследствии ставшей печально знаменитой, поскольку во время финансового кризиса первой попала «под раздачу». Я работал там в разных регионах на разных финансовых должностях в страховании жизни, управлении активами, пенсионных фондах. Потом решил эмигрировать в Канаду, уехал, пожил в Торонто немного, и на волне «оранжевой» революции в надежде на положительные изменения в стране, вернулся с семьей в Украину.



Сергей Остапенко, V.P. International Operations SysIQ

Логичным был переход из сферы страхования жизни в индустрию прямых продаж — принцип тот же самый. Avon — та же самая пирамидальная структура с агентами, координаторами, менеджерами. Компенсация каждого юнита завязана на объёме его продаж, системе комиссионных — словом всё как и в области страхования жизни. В Avon Украина я попал в очень интересное время — там как раз развивалась сеть продаж, рост был большой и первым моим проектом стало строительство складского комплекса возле Киева — его сейчас видно по дороге в аэропорт Борисполь. Был уникальный опыт координации строительных проектов и развития региональной сети в целом. После этого, наверное, самым интересным, что я делал в Avon, было построение системы компенсаций — надо было изучить, сколько торговые представители зарабатывают в разных регионах, на разных уровнях и сравнить их доходы с аналогичными, в случае если бы они вели свой бизнес самостоятельно. Я, собственно, запускал проект, который был связан с моделированием системы компенсаций. Параллельно мы оптимизировали многие процессы, в том числе логистику товара.

В Avon было очень много финансового анализа, и именно там я в первый раз столкнулся с внедрением сложных IT-систем, Business Intelligence, многомерными кубами, интеграцией баз данных, уже не просто опосредованно, а напрямую, поскольку на них были завязаны все наши аналитические модели.

По тем временам инноваций было очень много. Я не думаю, что на украинском рынке в 2004-м году кто-то мог посчитать себестоимость сборки заказа в реальном времени в любом регионе Украины, в любом филиале — вплоть до полной стоимости обслуживания отдельного маршрута на конкретном грузовике. Обнаружилось очень много интересных вещей, оптимизировали кучу затрат и с точки зрения финансового анализа это был очень интересный проект. После него я уехал в Россию, отвечая за развитие бизнеса Avon там в роли исполнительного директора.

Потом перешел работать в Microsoft Украина. Была возможность попробовать себя в новой сфере, заинтересовала вообще модель продажи профессиональных услуг и работа по защите интеллектуальной собственности, а не просто товаров. Кроме того, был востребован мой опыт по финансовому анализу, по управлению, и финансовому контролю растущего филиала. Там проработал около двух лет. К сожалению, разразившийся финансовый кризис ударил по Microsoft в первую очередь. Тот лицензионный софт, который вопреки всему покупали — почти перестали покупать. В связи с сокращением объёмов продаж пришлось сокращать и штат — мы очень значительно ужались, практически в два раза. Приходилось увольнять персонал, принимать решения об оптимизации затрат, и учиться работать не только на волне роста, защищая показатели перед региональным руководством. В финале я не очень сработался с молодым амбициозным директором, продолжался кризис, и в конечном итоге я тоже попал под сокращение. Отрадно то, что спустя всего год, удалось сформировать команду и запустить компанию с численностью сотрудников на порядок большей, чем в Microsoft Украина.

К тому времени возникла идея поработать на себя — я сделал парочку интересных проектов, начав консультировать небольшие компании своих знакомых, помогал выстраивать им системы финансового анализа и управления. И одними из таких заказчиков оказались ребята, которые основали SysIQ. Я изначально помогал им открывать офис в Киеве в 2007 году, мы продолжали общаться и они пригласили меня сделать финансовый аудит. Я его провёл, приехал к ним с выводами и предложениями по реорганизации компании, в которой тогда было 30 человек. И тут получилось по схеме — «сам предлагаешь, сам и внедряй». Меня попросили остаться и помочь, так я и оказался здесь. Последние два года были самыми азартными и интересными в моей карьере в роли директора компании SysIQ в Украине. Фактически, мне пригодился весь мой опыт управления проектами, который был до того, финансовый, управленческий, операционный, HR...

— В чём заключается отличие SysIQ от других аутсорсеров, вы ведь позиционируете себя как «сервисную» компанию?

С.О.: Этот вопрос задают довольно часто. Вот недавно на Львовском форуме коллеги говорили о том, что аутсорсерам не нужны «синьоры», продвинутые технические специалисты, здесь достаточно «середнячков или даже джуниоров-студентов, которых надо обучить, поставить на один проект, отработать его и начать другой». Оборачиваемость персонала большая, много приходит, но много и уходит. У аутсорсеров ведь как: когда заканчивается один проект, разработчиков переводят на другой. Но при этом клиент хочет, чтобы ключевые люди, ведущие этот проект, оставались на его поддержке. Людям креативным и сильным такое как правило не интересно, они ищут другие возможности. В аутсорсинговой компании таковых сразу же обычно не бывает, зато есть такое понятие как bench, скамейка «запасных игроков», на которой в буквальном смысле приходится себя продавать и искать работу на других проектах. Если применения не нашли — ты идёшь на улицу.

В нашем случае всё по другому — мы не просто пишем код, мы помогаем клиенту растить его продажи.

Когда к нам обращается очередная розничная сеть, как правило, происходит следующий разговор: «Вот, у нас есть интернет-магазин, и мы не совсем понимаем, как нам улучшить продажи через Сеть, что надо сделать по-другому, что нам делать?» Мы работаем с владельцами розничной сети, с ключевыми людьми, мы помогаем им делать так, чтобы многоканальные продажи не каннибализировали друг друга, чтобы онлайн продажи дополняли розничные. Мы делаем так, чтобы сайт был не только SEO-оптимизирован, но чтобы гораздо большее число посетителей становилось покупателями, повышалась конверсия.
Мы, как сервисная компания, оказываем полный спектр услуг, от маркетинговой стратегии до внедрения. Мы не фокусируемся на одной технологии, мы предлагаем клиенту несколько из лучших платформ, чтобы он мог выбирать по своим потребностям. Затем мы оказываем и маркетинговую и техническую поддержку, уже после реализации проекта.

У нас есть группа ребят в Customer Service Group, котрые ведут уже реализованные проекты, а те бойцы, которые запускают новый проект, сразу же переходят к следующему. От проекта к проекту наши люди, как правило, не скучают, сидя на саппорте. Второе большое отличие — то что мы не пишем «в стол», 100% проектов выходят в свет и нашими сайтами пользуются миллионы покупателей.
В профессиональном плане наша работа — управление проектами, общение с заказчиками (как правило, мировыми брендами), креативная работа с этими брендами (как в крупном рекламном агентстве), консалтинг и разумеется, программирование. У классических же аутсорсеров нет консалтинговой составляющей, которая бы так сильно дополняла услуги по программированию. У нас не очень приживаются люди, которым интересно работать исключительно на последнем фреймворке с последним и самым модным языком программирования, а находят себя те, кому интересно заниматься именно бизнесом в ИТ, получать опыт в руководстве проектами.

— То есть нужны не только разработчики, но и маркетологи, финансовые специалисты и так далее. Как с этим дело обстоит?

С.О.: C этим всё обстоит неплохо. На первых порах работы в Украине у нас были опасения, что здесь мало креативщиков, способных выдавать качественный продукт для онлайн-магазинов. Собственники компании, например, считали, что качественный веб дизайн в Украине (как и в России) не присутствует вообще. Но, когда мы взяли на работу первых дизайнеров и маркетологов, мы были удивлены тем, что зачастую задачи решаются лучше и эффективнее, чем их зарубежными коллегами с многолетним опытом. Наши ребята показывают фантастические результаты. Лицевые страницы мировых брендов, таких как Adidas или Hugo Boss, созданные ими, приносят миллионные продажи нашим клиентам. Мы развиваем локальные группы и дизайна, и маркетинга. Таланты есть, знающие люди есть, мы активно поддерживаем стратегию локального роста тренингами, приглашаем сюда ведущих дизайнеров для проведения мастерклассов.

— А по поводу именно IT-рынка что можете сказать? У вас был опыт общения с зарубежными рынками труда, в чём заключаются характерные отличия?

С.О.: Да, у меня есть с чем сравнивать. Я бы сказал, что специфика украинского рынка в том, что в наших специалистов ещё верят, как в хорошо подготовленных, имеющих твёрдое базовое образование и способных делать качественный продукт. Индусы, скажем, напротив, имеют репутацию производящих не очень качественный код. Наш, украинский, ИТ продукт не обязательно более дешёвый, потому что по некоторым параметрам сегодня стоимость услуг программирования в Украине сравнима даже с некоторыми регионами США. Например, в Портленде, возле Сиэтла, зарплата хорошего джависта может составлять $4000 — 4500 долларов (недавно рассматривали компанию для покупки там). Мы не говорим уже о разнице в стоимости с Украиной в разы, а всего лишь в несколько сотен долларов. Поэтому при позиционировании украинских компаний важно подчеркивать не дешевизну, а именно качество услуг. На Западе известно очень мало объективных фактов об Украине, нам же, как ИТ-компаниям, необходимо заниматься просвещением, рассказывать, чем мы выгодно отличаемся от других стран. Это совместная работа, надо всем в этом участвовать.

Что касается проблем локального рынка — он испорчен тем, что компании ведут охоту за ресурсами не путём построения своего бренда и привлечения людей нематериальными стимулами и факторами мотивации; идёт «гонка зарплат», очень легко прыгать из компании в компанию, повышая себе зарплату на полсотни долларов каждые полгода. Бывает, к нам приходит соискатель, требуя с ходу высокую зарплату, стартовый бонус, потому что он, дескать, теряет возможности карьерного роста в компании, откуда он уходит, хотя на самом деле за плечами у него — буквально три года опыта в его 23 года. Очень забавно смотреть на людей, некоторые из которых даже не умеют грамотно писать, но при этом набивают себе цену.

Отличие американского рынка от нашего: когда человек в Америке выходит на рынок труда, он уже имеет базовое представление о том, как этот рынок работает, и чего работодатели ожидают от работников, знает, почему хочет идти именно в эту компанию, поднимает про нее всю доступную информацию.

Сегодня моим детям в США в 5-6 классе преподают, как правильно надо писать резюме. К ним приходят представители разных профессий и рассказывают о том, с чем связана их работа, что им приходится делать, какие люди успешны в их индустрии. Поэтому в Штатах очень трудно собеседовать людей. Приходя на интервью, они уже подготовлены со всех сторон, прочитали кучу книжек, знают, как правильно отвечать на вопросы. Очень трудно на входе определить истинные параметры человека только по результатам собеседования. Наши специалисты в Украине не получают такой подготовки, и они не только не умеют правильно проходить собеседования, позиционировать себя — они не представляют себе, что такое лояльное отношение к работодателю, что допустимо на рабочем месте, а что нет. Они также зачастую не понимают, что им в этой жизни никто ничего не должен. Поэтому много времени уделяем базовым навыкам и воспитанию кадров в «боевой» остановке.

У нас так — если человек является членом команды, то он сам может влиять на развитие компании, на её процессы. Свою фирму мы создавали именно по такому принципу — чтобы каждый был не просто «винтиком» на своём рабочем месте, но чтобы он участвовал в построении других функций, процессов, разработке идей наряду со всеми. Многие не понимают того, что надо активничать, проявлять инициативу, участвовать в построении будущего для себя самого. Если тебе не нравится, как в компании реализован какой-либо процесс — бери за руку тех, кто в этом должен принимать участие, и пытайтесь его совместными усилиями изменить, вместо того, чтобы сразу хлопать дверью или считать, что кто-то другой починит проблему.

— SysIQ неоднократно становилась чемпионом по темпам расширения в нашем рейтинге, чем обусловлена такая стремительная экспансия?

С.О.: Легко расти, когда компания маленького размера. Чем больше становишься — тем медленнее темп роста, и это уже ощутимо. Тем не менее мы активно развиваемся, идём в регионы, продвигаем одновременно несколько новых направлений своего бизнеса. Нас лихорадит от этого роста, не все процессы работают корректно, есть над чем работать. Пока что нам удаётся сохранять такой темп при том, что текучка держится на уровне ниже среднего.

Я надеюсь, что мы сохраним эту скорость именно за счёт того, что позиционируем себя как нишевого игрока, который занимается только электронной коммерцией, при этом даёт возможность поработать с проектами мирового уровня. Самое главное в условиях гипер-роста — уметь быстро интегрировать людей в структуру, привить им культуру, сделать так, чтобы они чувствовали себя частью единого целого.

— Текучку вы рассматриваете как реальную проблему?

С.О.: Конечно!

— А из-за чего она происходит? Можно причины?

С.О.: С одной стороны, это — естественное явление, есть обстоятельства, люди переезжают в другие города, переходят на другие должности, есть семейные обстоятельства. Но есть и «нездоровая» текучка. Нормальным показателем, думаю, является 10-15% от общего количества людей на предприятии. Если выше — уже надо выяснять из-за чего она происходит и что-то предпринимать. Необходимо построить процессы таким образом, чтобы фиксировать то, что говорят уходящие люди и реально реагировать на такую обратную связь. Но не всегда получается, особенно при больших темпах роста, когда на этапе отбора людей в компанию делаются ошибки.

— Какая планка по росту на ближайшее время?

С.О.: К концу года планируем расшириться ещё на 150 человек, и пока идём по графику. Если кризис не подкосит наших клиентов — то всё так и будет.

— Будете открывать новые представительства?

С.О.: У нас сейчас есть филиал в Виннице, группы разработчиков имеются в Чернигове и Луганске, также работаем с большим партнёром в Ужгороде и мы только что приняли решение об открытии полноценного филиала в Ужгороде. Возможно, в будущем будут и другие города, но мы в любом случае не будем планировать это на пустом месте — будем развивать структуры вокруг только существующих сильных команд.

— Каким образом компания влияет на рынок труда — вы проводите мероприятия, подготовку кадров?

Артурас Кведерис:

Да, по нашим наблюдениям, обычный рекрутинг и прямой хедхантинг уже не работают — очень большое влияние оказывает всё-таки бренд компании.

Несмотря на то, что мы ещё относительно небольшая компания, но мы хотим идти именно этим путём и за последние годы мы успели проспонсировать множество мероприятий, олимпиад, как в Киеве, так и по регионам. Недавно запустили инициативу IQLAb, как отдельный бренд для того, чтобы организовывать тематические мероприятия и конференции. Первые попытки были успешными, мы провели IQLab Frontend Fusion, отзывы были положительными. По итогам мероприятия мы набрали людей на тренинг по фронтэнду, и сейчас, насколько помню для восьми человек, мы уже сделали предложение по работе. То есть это полезно и другим, и нам. Просто джуниоров компании часто не хотят брать, а такой формат позволяет сразу оценить перспективы того или иного человека, его обучаемость, особенно если программа довольно интенсивная.



Артурас Кведерис, маркетинг менеджер SysIQ

— А с университетами совместных программ не планируете?

А.К.: Вот как раз уже доросли до того момента, когда просто необходимо начать подобную работу. Хотим проводить программы обучения для вузовских преподавателей, посылать своих ребят для чтения курсов, проводить стажировки. Очень остро стоит вопрос на самом деле.

С.О.: В рамках IT-ассоциации, куда мы входим, был недавно сформирован комитет по IT-образованию. В нём есть масса интересных инициатив, в которых мы будем принимать участие, как люди, заинтересованные в том, чтобы этот рынок рос и развивался. Очень важный момент — мы себя рассматриваем не как американскую компанию в Украине, а как украинскую компанию, центр разработки e-commerce решений с головным офисом в Америке. Я думаю, что одно из самых больших наших достижений за три последних года — то, что мы стали полноценным игроком на рынке и у нас есть право голоса в комьюнити. Мы стараемся всячески участвовать в лоббировании законодательства, в круглых столах, встречах, конференциях и т. д. И даже в социальных программах, к примеру, приглашаем всех присоединиться 28 апреля к акции «Сделаем Украину чистой».

— Поговорим о деятельности — каковы последние тенденции развития e-commerce?

С.О.: В электронной коммерции идет укрупнение. Рынок условно можно поделить на два сегмента — большие платформы мирового уровня, обрабатывающие несколько тысяч покупок в секунду, и огромное множество мелких e-commerce решений для магазинов с небольшими и средними объёмами продаж. Есть несколько крупных мировых игроков, которые занимают большую долю рынка и не собираются её уступать. Все крупные ИТ компании имеют в своём портфеле как минимум одну большую платформу для e-commerce решений. Последние крупное приобретения — Oracle купил компанию ATG (Art Technology Group), eBay приобрел GSI и Magento. Самым сильным игроком на сегодняшний день является IBM с платформой WebSphere Commerce. Очень интересная ситуация возникла, когда Microsoft в середине 2011 года отказалась от развития своей платформы для электронной коммерции Microsoft Commerce Server. С ней работали очень многие крупные корпорации, и это дало возможность другим игрокам переделить рынок.

Некоторые платформы выделяются среди малых и средних. В качестве примера можно привести Magento. eBay приобрёл Magento именно для того, чтобы закрыть потребности именно малого и среднего B2C бизнеса. Помимо этого, у eBay также есть в портфеле компания GSI, которая имеет собственную платформу, на которой работают крупные бренды, такие как Levis, Toys-R-Us, NFL, NHL, Formula One, и т. д.

Сегодня у создателей стартапов — ecommerce платформ практически нет шансов для скачкообразного роста и масштабирования. Это требует больших инвестиций, во-первых, а во-вторых на рынке очень сильная конкуренция — необходимо показать, чем ваша платформа выгодно отличается от уже существующих, делающих всё что угодно и делающих это хорошо, имеющих сертификацию, защищённых, и т. д.

Существует расхожее мнение, что платформы с открытым кодом типа Magento проще, легче в развёртывании, за ними будущее и т. д. Это извечный спор, как Microsoft против Unix. На практике, когда внедряешь e-commerce систему, обнаруживаешь, что проблемы скрываются именно в деталях. И кастомизация, настройка под свои нужды всё равно на 100% требует привлечения специалистов. Развёрнутый «конструктор» годится только для решения самых примитивных задач.

— А для мелких торговых сетей у вас имеются решения?

С.О.: Нет, мы ориентированы на клиентов с объёмом продаж от $100 млн. долларов и выше. Это выдвигает определённые требования по надёжности, нагрузке, защищённости к платформе и сайту.

— Есть какая-то специфика работы с крупными клиентами?

С.О.: Есть. Вы не можете приходить к большому клиенту и указывать ему на то, как ему нужно реорганизовать систему управления, построить работу инженерного отдела или отдела поставки. Клиент всегда прав. Мы можем советовать какие-то решения, но всё равно должны учитывать в своей работе то, как построен процесс управления проектами у заказчика. Больше всего проблем возникает именно здесь, в разделении функций проектного управления между клиентом и нами. Необходимо, чтобы высшее руководство решило между собой все вопросы, чтобы имелась коммуникация между рабочими группами с обеих сторон. Это нельзя назвать трудностью, это именно специфика работы, на самом деле классика проектного менеджмента.

Также достаточно большим испытанием для маленькой компании, стоимость которой составляет доли процента от оборота заказчика, является отстаивание своих финансовых интересов, грамотное ведение переговоров. И именно нишевой игрок, специализирующийся в определенном виде услуг, делающий их качественно, будет иметь преимущество.

— Спасибо!

Все про українське ІТ в Телеграмі — підписуйтеся на канал редакції DOU

👍ПодобаєтьсяСподобалось0
До обраногоВ обраному0
LinkedIn



38 коментарів

Підписатись на коментаріВідписатись від коментарів Коментарі можуть залишати тільки користувачі з підтвердженими акаунтами.
Молодец! Отличная реклама своей компании.

Хоть один человек написал, что ПЕРЕГОВОРЫ и ПРОЕКТИРОВАНИЕ гораздо важнее в программировании, чем написание кода. Я лично считаю, что нужно 75-90% общего рабочего времени тратить на принятие решения ЧТО делать, и лишь малую часть — на быстрое применение уже готовых наработок, в итоге получая ГОТОВОЕ решение похожее на то, на это, на воон-то, без ошибок тех-то и тех-то, и вот-тут инновация. И самое интересное — результат не будет конечным, в него будет легко вносить изменения. И документация будет короткой и качественной. Понимая как всё работает — расти проекту будет дальше легко и выгодно. Если же, как в типичном аутсорсе «работает, и не дышать» — заказчик больше ничего не купит.

Не удивлюсь, если компания получила СММ Level 5 и ISO9001 в первый год жизни.

При текущем перегреве рынка, я более чем уверен что нас ждёт кризис дот-комов. Только в этот раз сильнее в несколько раз. Конечно немного радует фискальный подход на Украине, что этот бизнес таки прогибает власть. Но кризис будет. Уже есть. А эта компания — не просто выживет, а сожрёт «мыльные пузыри» при первом удобном случае. И её клиенты — сделают также.

// Жаль, что не в Днепропетровске.

Интересная статья.
Некоторые нюансы вызвали вопросы.
Автор восхищается, что в США людей со школы учат правильно себя вести на собеседовании и правильно писать резюме. Это по его мнению столь существенный фактор, даже важнее знаний, полученных в школе. Очень удивительно такое мнение.
Также Автор упоминает, что сотрудникам «никто ничего не должен». Но забывает, что и сотрудник точно также сотрудник «никому ничего не должен» при соотвествующем отношения со стороны работодателя.
Удивляет желание Автора стимулировать сотрудников нематериальными методами. Т.е. это как? Хотите предложить работать за минималку, но в янтарной комнате?

Получается, что Автор хочет взять многое, а дать минимум.

Как раз граммотное сочетания материальной мотивации (в первую очередь) + интересный проект + хорошие условия труда и дадут наиблоее эффективный результат.

Без понимания этого у организации и будет продолжаться текучка кадров.

ko.com.ua/...znatelnym_53560 — интервью совладельца компании Игоря Горина в «Компьютерном обозрении».

Судя по комментариям работников и руководства фирмы, там у них очень тоталитарная форма управления. SEO — бог.

Хотя я думаю такая ситуация на большинстве предприятий где для не самых богатых западных господ беловоротничковые батраки делают нехитрую работу которую западные ремесленники делать не хотят. В таких местах нужно беспрекословное подчинение и погонщики с плётками проследят за этим.

SEO или CEO? Если что, ответственно заявляю, что у нас очень скромные и милые ребята занимаются SEO, никаких божественных наклонностей! :)

Чертовски приятно слышать)

> Текучку вы рассматриваете как реальную проблему?

Если бы вы сменили или написали свою нормальную платформу (ресурсы же есть) для е-commerce — текучка сократилась бы в разы.

Поясните, пожалуйста, где связь между созданием своей платформы и уменьшением текучки кадров.

Создать свою успешную платформу с нуля на сверх-конкурентном рынке — задача, для решения которой по определению без текучки кадров не обойтись.

Поясните, пожалуйста, где связь между созданием своей платформы и уменьшением текучки кадров.
Приведу аналогию: если стоит задача выкопать траншею шириной 2м и длиной 2 км, из инструмента предлагается лопата. Такие траншеи копаются в Киеве, в области, в соседней области и т.д. Человеку надоедает копать, начинается текучка. Отбираем лопату, даем экскаватор. Параметры траншеи остаются те же :-)
Ваша аналогия лишь подчёркивает факт необходимости применения современных инструментов. Траншея в данном случае одна и та же, т.е. продукт (своя платформа) не поменялся.
Я к тому, что выбирайте инструменты, которые улучшат работу, предлагайте заказчику, если считаете, что именно этот момент положительно скажется на текучке кадров.

Но, боюсь, он не единственный.

Он сравнивал платформу с лопатой/экскаватором а не с траншеей. "

Создать свою успешную платформу с нуля на сверх-конкурентном рынке — задача, для решения которой по определению без текучки кадров не обойтись.

" - я бы сказал что с точностью до наоборот. С текучкой не получится создать платформу, надо чтоб люди занимались годами этим.

Вы наверное Ирина в этом бизнесе недолго, попытайтесь найти чем же можно задержать людей на проекте. Если не получается, может проект не стоит яиц выеденных ?

Отдел Консалтинга (Европейской или Американской N-ой компанании) передает на аутсорс — в Украину: Разработку, Тестирование, Внедрение, Сопровождение.

Отдел Консалтинга (Компании «SysIQ») передает на аутсорс — в Украину: Разработку, Тестирование, Внедрение, Сопровождение.

В чем принципиальное отличие ?

RE: Oleg — e-commerce is one of the most exciting areas of IT, no two projects are the same. In terms of development and technology SysIQ works with IBM WCS, Fry OCP, Intershop, GSI, Demandware, Endeca, Oracle and few other leading enterprise platforms. E-commerce is more than a platform — we integrate with Order Management and Fulfillment systems like Sterling Commerce, Micros Retail, Epicor, 3rd party APIs, Payment Gateways, Image Servers, Search Servers and much much more. Not to mention that we actually do Visual Design, UX, we do ongoing marketing support and promotions and work with our client to provide on-going business and marketing support leveraging leading marketing tools and platforms. I have great respect for Luxoft (I have many friends there) and I know you guys work on very interesting projects, but I have to say that world of e-commerce is broad, diverse and exciting. We are focused on ecommerce and we are very good at it, there is lots of very interesting proejcts and you get to work with not only technology but with customeres, you get to influence what is done, there is lots of room for individual creativity and personal development. This is why we are growing and earning respect from our customers. Visit us and see for yourself : -)

Igor, your bosses are very unlikely to read this thread so you do not have to bother writing English. If you post in English because your keyboard has no Russian chars — try Solo on the Keyboard by prof. Shakhidzhanyan.
Said above does not comply if you cannot speak Russing/Ukrainian of course...

si fueris Romae, Romano vivitomore

Igor, your bosses...
Писать такое человеку, у котороего в профиле написано
CEO в SysIQ, Inc
как-то самонадеянно, что ли... Далеко не у всех СЕО есть хотя бы один босс :-)

Есть боссы, не извольте сомневаться. Как поставили на эту должность так и засюрчит в один момент если косяки обнаружатся.

Таки достаточно самонадеянно... :-D

Да. Работайте Агнислав, не отвлекайтесь. Босс сказал, что вы зарабатываете столько же как и хороший джава девелопер в Штатах, значит так и есть!

Тогда продолжим заниматься каждым своим делом. Я буду зарабатывать, а вы тролльте дальше. Тролли на ДОУ нынче популярны, даже когда их фейлы явны.

За сим откланиваюсь.

Несомненно, SysIQ — самая интересная и зрелая IT компания в нашей стране. Жаль, что проекты у нее — однообразные: e-commerce

ну и несомненно, вы можете это по каким-то параметрам обосновать, что-бы не выглядело, как тонкий тролинг?

Обосновать что, простите?

Не скажите... проекты очень разные. Скучать — не приходится ))

Особенно при реализации новых мегафич. Но такое бывает редко. :(

Например, в Портленде, возле Сиэтла, зарплата хорошего джависта может составлять $4000 — 4500 долларов

В Сиэтле зп хорошего java программиста составляет 7000 в месяц (gross). И это даже не в топ ИТ конторах.

RE: Floppy Bits — I have seen $10K per month salaries as well. However, Seattle, Austin, Boulder and other developing (not central) US cities are places where you can find good developers whose salary will be between $4K and $5K per month range, and the point that Sergei is making is that the delta between Ukraine and some parts of US is not that significant for many companies justify outsourcing based purely on cost (don’t forget the productivity loss) and that Ukraine IT as an industry needs to start focusing on differentiating itself on quality vs lower cost. I hope you do not disagree with that.

I believe, those “good” guys that get 4$K in US is analogue of our “good” guys that get 1.5$K. So "

всего лишь в несколько сотен долларов
"
not true

I believe the same level developers in Kiev and Chernihiv/Ternopil/Chernivtsy/etc will have different salary. So, it’s ok with them.

BTW, Igor is living in U.S. Floppy Bits, Dmitriy, where are you living? ;)

Можно было бы написать одну фразу без ошибок, если уж решили выпендриться английским. А по делу: 4-5к для хорошего программиста в Сиэтле это явный бред. Ну разве что в Sysiq под хорошими программистами имеют в виду 23х летних сеньоров.

Мне вот жутко интересно, что побудило человека с 4хлетней неактивностью и двумя комментариями (включая ваш ответ) отозваться именно на это моё ничем не блещущее сообщение? Я бы понял, если бы ваш ответ был познавательным или содержал под собой минимально доказательную базу. А так ведь — обычная обёртка вокруг классических основ ДОУ-троллей — «бред», «выпендриться», «23летний сеньор».

Кстати, спасибо за указание на ошибки.

Я в Европе работал достаточно долго и в Англии. У меня есть уйма знакомых, которых разбросало по всему миру, вот от них и получаю информацию. У меня нет возможности посетить каждый уголок земли, поработать там, и сделать выводы.

you can find good developers whose salary will be between $4K and $5K per month range

Я думаю аутсорсинговым компаниям просто выгодно говорить, что зп в Украине соизмеримы с США. Ещё один повод платить меньше, и говорить о раздувании очередного пузыря. Это не пузырь, просто Вам хочется больше иметь прибыли от перепродажи услуг украинских программистов. И не надо юлить.

allthingsd.com/...-passes-100000

Средняя зарплата техперсонала перевалила за 100к в год, это средняя по больнице для всех включая админов и дизайнеров. Для хороших а не средних джавистов это будет гдето 120 в год что есть 10 в месяц. Где вынаходите по 4 в месяц?

Coca-Cola, Avon и Microsoft.

Какая колоритная подборочка. Три источника и три составных части современной корпоративной философии.

Видели бы вы мое резюме ))

Дайте подумаю. McDonalds, MaryKey, и... даже затрудняюсь с предположениями, что ещё. Software MacKiev? :)

-Что вы говорите, когда видите выпускника гуманитарного института ?

— Биг мак и картошку фри, пожалуйста. ©

Підписатись на коментарі