×Закрыть

Как программист из Днепра поступил в MIT, продал свой стартап Google и стал техлидом в Pinterest

Украинец Виталий Куликов был одним из первых студентов из постсоветских стран, поступивших в Массачусетский технологический институт. Получив блестящее образование, он поработал в Microsoft и Google, а сейчас занимается совершенствованием поисковых алгоритмов Pinterest. Мы встретились с Виталием в офисе компании в Сан-Франциско, чтобы поговорить о том, как складывалась его карьера.

В невесомости в небе над Маунтин-Вью

— Многим кажется, что в MIT попадают если не гении, то, по крайней мере, только очень талантливые люди. Что на самом деле нужно, чтобы поступить в один из лучших вузов мира?

Я родился в Днепропетровске, в 9-11 классах учился в Лицее информационных технологий, уровень подготовки там был очень серьезный. Когда я поступил на факультет прикладной математики в местный университет ДГУ, учиться там было не так интересно, и я начал задумываться про образование за рубежом.

Поступить в Массачусетский технологический было моей мечтой. Это сложно, но возможно. Тем более сейчас, когда в интернете можно найти и примеры вступительных тестов, и множество другой информации про MIT. А в 2000-м году я ходил к отцу на работу, чтобы проверить почту, так как дома не было интернета, а учебники с заданиями изучал в Центре «Освіта».

Что касается гениев, то за все мои годы в MIT и после, я пока не встречал ни одного. Зато знаю немало людей, которые по-настоящему любили свое дело и много работали.

— Достаточно ли просто набрать высокие баллы на вступительных экзаменах?

Я подавался как трансфер-студент. Для это мне необходимо было сдать TOEFL и тесты SAT 2 по математике и физике. Они сами по себе не очень сложные, но вопросов много, и на них нужно отвечать быстро, так что английский должен быть на хорошем уровне. Кроме этого, необходимо было прислать мотивационное письмо, описание всех предметов, которые я к тому моменту прошел в университете, и рекомендательные письма.

Фактически решение принимается именно на основании этих документов, то есть это не формальность, их действительно внимательно читают. Хотя в самом MIT ходят шутки про то, что, например, студентов из Чехии принимают только в четные годы, в другое время можно даже не пробовать. Роль случая, конечно, никто не отменял, но со своей стороны нужно постараться увеличить шансы на успех. Например, я всем советую не совершать моей ошибки и поступать как «новый студент», а не трансфер, поскольку конкурс в первом случае меньше.

Соревнование по роботодизайну в MIT

— Тебе удалось не только поступить в MIT, но и учиться там бесплатно. Что нужно было для получения гранта?

Когда мне сообщили, что я прошел, то, конечно, радовался. Но четко понимал, что, если не добьюсь от института финансовой помощи, платить около 40 тыс. долларов в год за учебу мои родители не смогут. Процесс подачи заявки на грант в MIT никак не связан с поступлением, и нет никакой гарантии, что тебе его предоставят. Я подавал документы на финансовую помощь параллельно с документами на поступление. Для этого нужно было собрать бумаги, подтверждающие доход моей семьи (походы по инстанциям — это был отдельный челлендж). После того, как меня уже приняли, пришлось еще две недели ждать ответ. Наконец пришло подтверждение, что институт покроет все мои расходы, связанные с обучением в течение трех лет.

Нужно сказать, что возможность получить такой щедрый грант, есть именно в самых престижных частных вузах США — Гарвард, Стэнфорд, MIT. В государственных университетах обучение стоит дешевле, но финансовую помощь дают реже и она гораздо скромнее.

— Насколько сложно было учиться в MIT и как ты оцениваешь уровень образования там?

В MIT есть хорошая поговорка: «Друзья, сон, учеба — выбери два». Но если серьезно, то институт видит свою задачу в том, чтобы дать фундаментальные знания о максимально широком спектре вопросов. Ты получаешь инструментарий, с которым можешь самостоятельно углубиться в любую тему. То, как построен учебный процесс в MIT, очень сильно отличается от наших вузов.

Там нет факультетов в привычном нам понимании. Ты хоть и поступаешь на какую-то определенную специальность, но можешь закончить институт с другим дипломом или даже двумя, как в моем случае. Чтобы получить степень, нужно набрать определенное количество баллов, посещая обязательные и факультативные предметы. У студента есть относительная свобода самому формировать график и содержание учебных курсов.

Атмосфера на лекциях неформальная: можно жевать бутерброд, спать или заниматься своими делами, главное — не мешать. За плохие результаты могут лишить гранта или исключить. Однако главный мотиватор, наверное, — это дух дружеской конкуренции: ребята в MIT не привыкли в чем-то уступать другим. Это сильно бьет по новичкам, которые впервые сталкиваются с соревнованиями за пределами своей школы или штата. Неожиданно понимаешь, что ты можешь быть лучше остальных в чем-то, но не во всем.

В институте выдающийся преподавательский состав. За все время существования MIT здесь работали или учились 87 нобелевских лауреатов. При этом все профессора доступны для вопросов и не страдают звездной болезнью. Среди моих самых любимых — Эрик Лэндер (руководитель Human Genome Project), Рональд Ривест (изобретатель алгоритмов MD5 и RSA) и Марвин Минский (один из изобретателей искусственного интеллекта). MIT также приглашает читать лекции известных людей. Например, в институте выступали Билл Гейтс, Билл Клинтон и Джон Нэш (математик и экономист, о котором сняли фильм «Игры разума»).

MIT Computer Graphics Group, Computer Science and Artificial Intelligence Laboratory

— Твоим первым местом работы был Microsoft. Какие впечатления у тебя остались о компании?

После двух летних стажировок, которые я проходил в Microsoft во время учебы, в 2004 году я получил от них офер на постоянную работу. В компании я занимался Visual С++ компилятором, который был самым популярным для Windows, а также технологией .NET. Могу сказать, что в то время для своих масштабов в Microsoft было очень хорошее управление.

Но были и недостатки, например, существовало четкое разделение на отделы, которые конкурировали между собой за бюджет. Кроме того, среди сотрудников преобладали люди, работавшие там на протяжении 10-15 лет, молодежи было совсем мало. А на 2 тысячи программистов в нашем здании приходилось меньше десяти девушек. Я жил в городке Редмонд, где ничего не происходило, и, в конце концов, мне стало не хватать общения, которое непосредственно не связано с работой. Поэтому стал думать о том, чтобы переехать на Восточное побережье, где у меня осталось много институтских друзей. Google тогда открыл представительство в Нью-Йорке, что подходило мне по локации, так что я отправил туда резюме и прошел интервью.

— Чем ты занимался в Google?

В 2005 году в нью-йоркском офисе Google работало около 100-150 человек, я почти всех знал по имени. Моей первой работой стал проект по data mining. Когда компания купила Android, я попросил перевести меня на этот проект и переехал в Кембридж (Массачусетс). Не успел я даже получить пропуск в местный офис, как мне поручили срочно подготовить экспертную оценку нескольких компаний, которые занимались видеоконтентом. Так я немного поучаствовал в покупке YouTube. В команде Android на тот момент было не больше 20-30 программистов в Кембридже и Маунтин-Вью.

Я успел позаниматься всем: от браузера до SSL/TLS и поддержки Wi-Fi. Скажу честно, тогда мы даже не могли себе представить, как далеко пойдет Android.

В это время я решил написать собственный продукт, который смог бы продать Google. Нужно было выбрать нишу, в которой компания еще ничего не разработала. Я придумал систему, которая позволяет в режиме реального времени идентифицировать играющую музыку. В отличие от таких программ как Shazam, мое приложение работало в полностью дистрибутивном режиме, пересылая аудиоотпечатки, но не музыку, от компьютера к компьютеру.

С этой идеей я приехал на встречу с Мариссой Майер, которой, вопреки моим опасениям, проект понравился. Следующим этапом было обсуждение вместе с Ларри Пейджем и Сергеем Брином. В итоге моя разработка получила одобрение, и меня направили утрясать потенциально спорные вопросы с юристами.

В это же время компания Viacom подала иск на YouTube (а значит и Google) на миллиард долларов по поводу нарушений авторских прав. И юридическому отделу было совсем не до моего проекта, который требовал согласования с крупнейшими правообладателями в музыкальной индустрии США. Мне сказали, что, возможно, через года два юристы займутся этим вопросом, что означало практически нулевые перспективы все-таки запустить мой проект.

— Проработав 5 лет, ты уволился. Это было связано с обидой на компанию, которая не поддержала твою инициативу?

Никакой обиды не было, я все понимал. К тому же в Google я чувствовал себя очень комфортно и очевидных поводов уходить не было. Но я убедился, что создавать что-то свое лучше, не работая в большой компании, поскольку ты точно потом не захочешь доказывать, что твой продукт не конкурирует с каким-то из ее многочисленных продуктов.

Даже в такой инновационной компании, как Google, протолкнуть свой проект проблематично. Необходимо убедить всех людей наверху, что это действительно важно. Менеджеры при этом не особо беспокоятся, если твоя идея не прошла, ведь она так или иначе принадлежит компании, ее невозможно будет продать кому-то на стороне. Но если бы эта идея пришла «снаружи», то они бы проявили куда больший интерес.

При этом менеджеры наверху часто не говорят однозначно «нет». Они не хотят брать на себя ответственность, потому что вдруг идея окажется хорошей и тебя могут обвинить, что ты ее зарубил. Хотя есть и другие люди, например, Марисса Майер и Рич Майнер меня всячески поддерживали, за что я им очень благодарен. Но в конце концов какой максимальный профит можно получить при благополучном исходе, приложив уйму усилий? Ты станешь техлидом большого проекта, тебе повысят зарплату, похлопают по плечу, скажут «так держать». Как по мне, овчинка не стоит выделки.

В офисе Google в Кембридже

— Ты уходил с идеей все-таки сделать свой проект?

После 10 лет в США я получил гринкарту. Это прибавило свободы, и я принял решение уволиться, стать фаундером и попробовать самому сделать полноценный продукт. Хотя возможность финансового успеха была одним из мотивов, еще больше, наверное, хотелось испытать собственные силы и понять, what does it take, насколько тяжело создать что-то по-настоящему новое.

Переехав в Сан-Франциско в 2010 году, я стал смотреть на те вещи, которые происходят в индустрии и за которые можно зацепиться. Последний проект, над которым я работал, был Google Books. Там использовалось большое количество новых технологий, чтобы собирать и обрабатывать информацию обо всех отсканированных книгах. Мне стало интересно заняться семантическим поиском, и я написал фреймворк Nole, который позволял брать кусочки информации из разных мест онлайн и склеивать их вместе, находя между ними общий смысл. Благодаря технологии Nole можно было индексировать веб-страницы не по ключевым словам, а по понятиям.

— Как ты искал инвесторов?

Я разрабатывал проект чуть больше года, выпустил бету для инвесторов и неожиданно получил письмо от Facebook. Мой приятель, работавший в компании, рассказал про этот проект, там заинтересовались и захотели встретиться. Я показал демоверсию и получил оффер. Мне дали неделю, чтобы принять решение. Я подумал, что один покупатель — хорошо, но два — было бы лучше, и позвонил Ричу Майнеру, одному из фаундеров Android и своему бывшему менеджеру в Google. Он был в курсе проекта и среагировал моментально. Через 10 минут мне пришел имейл от человека из M&A, который назначил встречу в Маунтин-Вью.

Предложенные условия были лучше, чем озвучил Facebook, и я согласился. Не могу сказать, что решение было легким: я провел весь вечер на телефоне с Брайаном Шрайером из Sequoia Capital и Ричем Майнером, пытаясь оценить все возможные варианты. Но Google дал самое перспективное предложение с точки зрения будущего самого проекта. В течение субботы-воскресенья юристы подготовили необходимые документы для покупки и подписали letter of intent (письмо о намерениях). Юридическая экспертиза длилась еще два месяца, так как есть целый список warranties, то есть описаний того, что происходит в самых курьезных случаях, так что вопрос суммы покупки был самым простым.

Мне заплатили часть денег вперед и наняли в офис Google в Маунтин-Вью с incentive plan (системой вознаграждений) на 4 года. Придуманная мною технология стала частью Google Knowledge Graph.

— Ты снова оказался в Google, но проработал там только полтора года, почему?

Меня вернули в компанию с двумя целями. Во-первых, в Google плотно занимались семантическим поиском и старались привлекать всех профи в этой области. Во-вторых, это было в момент конкуренции с Facebook, когда появился Google Plus и компания была заинтересована в сильной команде, которая бы занималась интеграцией social и search.

Я занимался этими двумя вещами, а также использованием поисковых возможностей в социальном контексте. Когда в компании решили интегрировать профайлы юзеров между всеми сервисами Google, я работал над обеспечением плавного перехода к единой системе хранения информации о пользователях. Это было неблагодарное занятие, потому что ценность этого шага для компании в целом была очевидна, но с точки зрения пользователя в лучшем случае после этих изменений ничего не происходило. То есть юзер особого эффекта не замечал, а вот если случайно удалялись какие-то аккаунты, это была большая проблема. Сама схема перехода была очень сложная, каждый ее шаг предусматривал написание большого количества программ, которые позволили бы вернуться к рабочему состоянию, если бы что-то пошло не так. Дизайн этой системы — задача сама по себе интересная, но ее имплементация была долгим и болезненным процессом.

После семи месяцев работы над этим проектом я решил, что готов заниматься чем угодно, только не этим. Я осознал, что мое время мне дороже, и уволился. У меня не было обязательств по контракту проработать какое-то определенное время, но я оставил компании часть денег, которые я должен был получить в течение следующих трех лет.

— Какое-то время ты разрабатывал свой стартап, расскажи об этом.

Моим следующим проектом стала SKIA — проксимити-сервис, позволяющий реконструировать историю взаимоотношений с любым человеком, у которого есть программа, даже если они до этого не были знакомы. SKIA может очень точно оценить расстояние между людьми, не используя GPS. При этом она безопасна с точки зрения приватности, так как не сохраняет геолокационные данные и информацию конкретно о том, кого человек встречает.

Ночное проксимити-тестирование SKIA

Получив большое количество скачиваний и высокие рейтинги, я столкнулся с тем, что для развития сервиса необходим виральный эффект, и его пока добиться не удалось. Когда люди шлют приглашение своим знакомым, чтобы они инсталлировали программу, соглашается небольшой процент. И это понятно, люди устали от огромного количества приглашений зарегистрироваться в разных сервисах. В том виде, в котором проект существует сейчас, его можно было бы продать компании, вроде Google или Facebook, но я пока не спешу с этим. У меня есть идеи, что нужно изменить в приложении, чтобы стимулировать его рост, так что пока история еще не закончена.

— Сейчас ты снова наемный сотрудник. Какими критериями руководствовался при выборе работодателя?

Одним из важных факторов была необходимость исключить возможный конфликт интересов с моим стартапом, поэтому Facebook, например, не подходил. Кроме того, я смотрел на бизнес-модель компании, потому что она в конечном итоге очень влияет на то, какое место в ней занимают технологии. С этой точки зрения Airbnb, например, нельзя назвать очень технологическим проектом. Если говорить еще про одного «единорога» — Uber, то меня смущает, что он значительно переоценен, и единственное, что может обеспечить успех компании в будущем, — это полное доминирование на рынке беспилотных автомобилей, что мне кажется маловероятным.

— Почему ты все-таки выбрал Pinterest?

Нужно сказать, что я не был пользователем Pinterest. И когда установил приложение, то первая реакция была: «Кто все эти люди, которые тратят время, чтобы собирать какие-то пины на доски?» Но неожиданно оказалось, что многие мои знакомые девушки без ума от этого приложения. И я подумал, что если у продукта такая большая и преданная аудитория, возможно, я чего-то не понимаю.

Pinterest привлек мое внимание еще потому, что это компания, у которой огромное количество интересных данных. Есть большое число пользователей, которые добровольно маркируют изображения (label images) и делают эту работу абсолютно бесплатно. При наличии хороших алгоритмов, это позволяет существенно улучшить понимание своего контента. Такие данные очень нужны, поскольку они позволяют потом использовать labels для машинного обучения, алгоритмов рекомендаций и рекламы. И это данные, которых у большинства компаний нет.

В Pinterest весь продукт построен вокруг того, что юзеры говорят что-то о себе и о своих интересах и оставляют информацию о pins. И если ты знаешь много про pins, понимаешь, какие pins нравятся разным пользователям, то становится очевидным путь монетизации.

Новая работа — новая установка компьютеров дома

— Какая у тебя должность в компании и чем именно ты занимаешься?

Я — Staff Software Engineer, но вообще я техлид на одном из проектов, связанных с поиском. Фактически сфера моей ответственности находится на пересечении поисковых алгоритмов, а также систем рекомендаций и рекламы. Я в Pinterest полгода и работаю над группой решений Locality-Sensitive Hashing (LSH): когда у тебя есть какие-то вещи, представимые в многомерном пространстве, и ты хочешь находить близко расположенные между собой объекты. Например, есть много каких-то точек, которые представляют собой юзеров, pins, boards. Можно смотреть на расстояние между ними как на меру схожести (similarity), то есть степень того, с какой вероятностью определенного пользователя заинтересует тот или иной pin.

Перед нами стоит задача разработать эффективные алгоритмы, которые позволяют находить такие пары в пространствах со множеством измерений. При этом качество поиска напрямую зависит от используемых решений, потому что какие-то улучшения могут влиять на перфоманс в сотни раз. Это тот случай, когда совершенствование в технологическом плане напрямую коррелируется с ростом прибыли компании.

— В чем кардинальное отличие Pinterest от других социальных сетей, которые зарабатывают на рекламе?

Люди приходят на Pinterest за вдохновением, и если им уже нравятся какие-то идеи в виде картинок, то резонно дать возможность покупать эти вещи. Таким образом, у компании есть стабильная финансовая модель. В Facebook или Instagram вопрос монетизации всегда стоял перпендикулярно концепции. У Pinterest гораздо более натуральный юз кейс: ты не пытаешься навязать рекламу, она является органичной частью сайта.

Причина того, что компания не спешит громко заявлять о себе как о рекламной платформе в том, что те технологии, которые были у нее на ранних этапах, не позволяли достаточно хорошо понимать контент. Одно дело — иметь data, другое дело — иметь actionable data, на основе которых можно принимать какие-то решения, чтобы реализовать рекламу максимально органично, не подрывая пользовательский опыт.

Pinterest HQ, Image source

Имплементация хорошей рекламной системы — незаурядный процесс. Ты можешь показывать красивые pins, не понимая их содержание. Или же можно учитывать только перфоманс-факторы, которые проблематичны, потому что существует сетевой эффект. Количество контента может увеличиваться, но количество, которое видит пользователь, будет ограничено самыми популярными публикациями. Богатый становится богаче, бедный остается бедным.

Кроме того, необходимо знать, что pin представляет собой как объект. Нужны системы, которые очень хорошо распознают pins и на уровне текста, и на уровне изображения. Необходимо внедрение умных систем рекомендаций, заточенных под эти новые факторы. В случае с рекламными публикациями это особенно актуально, потому что вначале нет никакого перфоманс-фактора, есть только контент, и нужно каким-то образом оценить его качество и решать, в каких ситуациях его показывать, в каких нет.

Pinterest заинтересован не просто в размещении рекламы, мы хотим увеличить ожидаемую ценность, то есть то, сколько заплатил рекламодатель, помноженное на вероятность того, что реклама понравится человеку, которому она будет показана. В конечном итоге цель компании — максимизировать выручку и делать пользователей счастливыми.

80 комментариев

Подписаться на комментарииОтписаться от комментариев Комментарии могут оставлять только пользователи с подтвержденными аккаунтами.

Стаття навіяла спогади про мої враження від МІТ коли пробрався туди «полазити» з одногрупником будучи в США по work and travel. Дивишся на все великими очима, ніби на паралельну реальність :)
Бачиш людей, які having fun while learning + що це також прості смертні (сидить троє індусів, думаю явно імпрувають якусь теорію графів, придивляюсь — рубаються в доту :)) )
Одразу приходить відчуття «бєзісходності» від «унинія» навчання в нас навіть в топових вузах.
MediaLab забитий мотлохом, який таскають самі студенти, і з якого потім ліплять шедеври. Самі! Не за +2 бали за семестр! В кімнатці біля кава-машини на холодильнику наліпка «Check fridge for milk» — і це для простих смертних.
Так, ти працюєш в 5 разів інтенсивніше ніж тут, але і реалізувати себе і залишити після себе щось для інших шансів значно більше (як-от вийшло у автора) + оточення сприяє саме цьому, а не боротьбі з ним за виживання.
Після прочитання історії автора з’являється розуміння реальності і бажання дій до досягнення того, про що давно тільки мріяв.
Так що дякую, Віталій! Пиши ще! :)

Vitaliy, thank you indeed for all the information and experience you have gone through.
It was incredibly interesting to read it. I guess many people would like to see you in Ukraine on so-called motherland to share some stories and so on. :-) I do my best at least a little bit(!) to achieve something similar to your accomplishments. Once again thanks for the inspiration! :-)

Года 4 назад прошел курс на edX — MITx 6.00x — после первых недель сразу возник вопрос — «А что, так можно было преподавать и в наших ВУЗах»? С довольно слабым английским я понимал намного больше чем на родном языке у кафедральных бонз КПИ. Видимо, подходы совсем разные — в МИТ тебе пытаются максимально просто объяснить сложные вещи, в КПИ максимально сложно донести простые... Могу только представлять как это отучится реальном МИТ у таких профессоров как Эрик Гримсон или Джон Гутаг... Короче, респект парням, которые поверили в себя и осуществили это

Виктор, отличный опыт, спасибо.
А можете сейчас с высоты опыта описать пару моментов по поводу учебы?

Вот мне 33 года, хочу начать вторую жизнь — в свое время была и частичная аспирантура по AI, и красный диплом, но потом свалил на работу и забил. Работаю на США по удаленке.
Т.е. имеем rusty research skills.
С другой стороны есть опыт работы девелопером и тимлидом, так что как я предполагаю могу быть полезен кафедре в качестве мощной программерской поддержки.

По-вашему, насколько реально в такой ситуации получить фин. поддержку от универа? Были ли похожие случаи у вас в практике?

Второе, что уже есть жена и ребенок, которых бы тоже хотелось взять с собой :)
Как у вас в семейными магистрантами / аспирантам дела обстояли? Реально ли вообще вытянуть эту лямку, ну возможно с подработкой какой по мере возможности.

Thanks!

Generally speaking, it is much easier to get admitted and get financial aid as an international graduate student than as an undergrad, especially when it comes to STEM fields like EE/CS. I do not have stats for MIT, but I believe 50% of graduate students are international (for comparison, I think it is about 10% for undergrad).

Only a number of top schools (e.g., MIT, Stanford, Harvard) provide aid for international undergraduate students, while almost all schools provide aid for their Ph.D. students, international or not.

It is also definitely possible to bring a family, and many schools, including MIT, have family housing and even kindergartens. It is likely to be tougher money-wise, but I am not married and therefore don’t know much about it. I am sure you can find more information online.

To summarize, it is definitely possible. Whether it is a good idea, depends on what it is that you want to do. In EE/CS, students usually choose to do Ph.D. if they want to do research and/or teach. However, cutting-edge CS research often requires data in addition to good ideas, which is why many researches choose to join the industry instead (Google, Facebook, Microsoft, Uber, Pinterest all have quite a few). To put it simply, the most interesting work gets more research-y all the time. I am currently working on a paper that describes an improvement on an earlier solution by some of my good friends from school :)

Hope this helps!

Спасибо за ответ, да интересует именно graduate конечно.
А можете еще рассказать, есть ли какой 100% надежный путь без лотереи чтобы остаться после учебы на работу? Знаю что дается 1.5 года примерно на практику, но как быть дальше?

I am not sure about 100%, but by far the most common way is to get your H1-B while on OPT (optional practical training). I am not sure what is going to happen to H1-B, but I believe that Google keeps some of the US wannabe-s in Zurich, while they are waiting for the next H1-B quota to become available :)

Понятно, значит все-таки лотерея имеет место быть...
Может кто знает, есть ли для таких соискателей своя квота? Раньше помню для магистров вроде отдельный конкурс был.

No such thing as a 100% guarantee. Regarding quotas, I am not sure about H1-B, but there is a separate Green-Card quota for graduate degree holders (Master’s and higher).

Крутое интервью! Мне кажется, что нам, украинцам, часто не хватает амбиций и веры в себя, что бы стремиться и добиваться чего-то бОльшего... чего-то, что выходит за рамки того, что кто-то сделал из друзей из знакомых. Такие истории очень вдохновляют, спасибо большое!

Приїжджай в Україну. А то в амерічці смуток, особливо відносно дівчат.

я так понимаю эту ссылочку надо открывать вечером в своих одиноких четырех стенах американской квартирки :)

Лучше в своих одиноких четырех стенах украинсокй бабушкиной хрущебы.

I would love to, especially while it is warm :) If anyone can recommend an interesting event/conference, let me know!

Да ладно тебе, бросай нафиг свой Пинтерест и приезжай на галеру типа Епама или Люксофта. Будешь 4K баксов загребать, смузи пить и королем богатым здесь ходить ;).

Можно мотивироваться историей Виталия сколько угодно, но survivorship bias будут всегда =)

Говарда из теории большого взрыва не видел? Он тоже в МИТ учился.

LOL, we used to watch X-Files back then!

После таких историй понимаешь, что занимаешься х...ней на работе ))

Если тебе до 32, то можешь повторить путь ТС, пусть и не через МИТ.

Достигнешь этого возраста, поймешь, точнее поймешь по достижении 40. 32-33 это уже близко в предельному сроку.

Да ладно, мне 38 и я планирую в 40 поступить в университет Канады, для чего второй год готовлюсь. Не стоит зацикливаться на возрасте.

просто в канаде ты не будешь учиться с будущими выпускниками MIT, которые дают связи и тд

Для меня это не приоритет.

Связи и контакты — это интересная и высокоплачиваемая работа.

Мне моя работа интересна и оплачивается она более чем хорошо. Учиться мне просто интересно.

MIT конечно легендарен и все хотели бы там учиться, но список хороших ВУЗов не ограничивается одним только MIT. А влиятельных связей больше дают не технологические ВУЗы :)

Вывод — чем раньше свалишь и поступишь в нормальный ВУЗ, тем лучше. Респект!

Очень круто!)

Это! Просто! МЕГА круто! Виталий молодец!

Очень мотивационная статья.
Когда были школьниками, ходили к его отцу в Океанмаш на компы. Я сидел шпилил то ли в дум то ли в терминатор, а Виталий уже тогда сидел ковырял какие то самописные проги )
Вот и результат.

Privet, Volodya, spasibo! Ne mogu poverit’, budu v Dnepre, obyzatel’no uvidimsya!

Если бы ещё пинтерест так адово не тормозил, даже на мощных компах — реально была бы хорошая сеть для картинок.

кстати, юзаю его на айфоне и пк и всё ок

I will be the first to admit that we can do better :)

А вот за это отдельный респект!

Я бы попытался напроситься к вам, чтобы сделать поиск картинок тот же, но я уверен, что вы в америках найдете гораздо более грамотных людей, чем я.

уверен, что вы в америках найдете гораздо более грамотных людей, чем я.

Возможно, но наверняка они будут overproportionally more expensive :)

One thing that you can see here is that the quality of any sophisticated solution is more and more determined by the strongest person on the team as opposed to the team size, etc.

Анна, может ли Виталий подробнее рассказать о процее лицензирования идеи и ее «продаже»?
Т.е. проблема такая: можно рассказать заказчику о своем проекте, он скажет «Супер», а потом даст задачу своим программистам реализовать то же самое. Или получит тестовый экземпляр кода, и тогда автор остается никому не нужен. Как решались такие вопросы в его случае?

То же самое относительно конкурсов стартапов: что мешает представителю спонсора подсмотреть хорошую идею, реализовывать которую будут уже в компании, а ее автор наверняка еще не успел ничего запатентовать.

I do not think there is a single right answer, it really depends on the project. That said, there are three basic ways to keep your competitive advantage: (1) have IP, (2) have unique expertise in the area, (3) have head-start on everybody else in terms of technology and/or recognition. If the idea in question is complex, you tend to rely on (1) and (2). If the idea is simple, it is probably not !obviously! good, and securing a head-start (3) is likely to be your best option. If the idea is obviously good, chances are that it is not new. But this is a really big topic :)

Дійсно мотивує! Бажаю усім такого шаленого успіху!)

Побольше таких статей!

Действительно молодец парень! Давно тут похожего материала не было.

Вышла очень хорошая статья! Хороший заряд мотивации.

Отличная статья, глоток свежего воздуха. Спасибо

Чувак, это очень круто. Огромный молодец. Надеюсь, что даже на этом не остановишься, удачи в будущих проектах. У меня, как у читателя, максимальная мотивация активирована.

Spasibo, Kateryna, everyone! I didn’t expect so many people to read it, but if it helps anyone to push the limits just a little harder, I consider it a weekend well-spent. It is a big world out there :)

Классная история, спасибо — такое вдохновляет

Прочитал, автор, конечно толковый чувак и много добился.

Но сама статья, в очередной раз, подтверждает мое мнение, что люди делятся (условно) на технарей и продажников. И если даже у первых есть какие то гениальные идеи и видение их реализации, то врядли они смогут создать успешный и пользуюущийся популярностью продукт.
И наоборот (продажники) способны нарыть какой то «гамно-софт» и раскрутить его / поднять бабла или подсадить на него половину пользователей сети...

Да. Причем я не видел людей, которые в себе смогли совмещать эти две деятельности.
Тут на форуме есть парень, что сделал с фотками крутую хрень и пытается ее продавать. Пока у него это плохо получается.

По-моему у Колупаева получилось?

Кто такой Колупаев?

...В то время PHP только появился и порог вхождения был очень низким. Можно было прочитать книгу, немного потыкать и завтра в принципе идти работать — так со мной и случилось...

На счет Колупаева — прекращай.

Я про new777 или как-то так его ник. Деанонимизировать я его не буду,

Ни коим образом не принижая заслуг ТС, скажу что ему скорее всего, просто повезло (случай-то разовый).
При этом, он сделал все, чтоб увеличить шансы на везение, но надо понимать, что каждый трудяга миллиардером не может стать уже потому, что миллиардов (и даже миллионов) на всех не хватит.

I agree that luck plays a huge role. But I also think that most of than not, it is the person themselves, as opposed to any set of external circumstances, lucky or not, that is the limiting factor. It is hard to decide what is important to you and what isn’t, and by important, I mean important enough to give up on other things. It might be nice to have a billion dollars, but would you really want to take the risk to -earn- one? Most would not, and would be absolutely right. I also think that for each success you are likely to have at least of couple of failures, it is just that people rarely talk or want to hear about those. The challenge is to accept them as given, learn from them, and keep going... Never had to put it in writing, just thinking aloud :)

True, but it is hard enough to master one skill, mastering two must be harder :)

Could you give me 20 examples when one person was able to be a businesmen and program developer in one time?

I think that “tech” and “sell” skills are quite different, and they need different people’s abilities which can’t be in one person.

They are diametrically opposed.

Vitaliy, did you study with Andrey Dneprenko in LIT?

I most definitely did :)

Молодец, ты крут.
И великолепный ответ тем, кто рассказывает сказки про безумную стоимость обучения в МИТе.

MIT is tough, but it is an amazing place! I also do not think the Institute ever rejected anyone because they could not pay, that in itself tells you something...

Стоимость в 40К в год всё же огромна. Другое дело, что есть реальная возможность учиться там бесплатно.

Для американцев и европейцев есть специальные кредиты для оного под очень низкие проценты.

Ironically, because students in the US have access to grants and loans from the federal government, they often receive less aid from the Institute than international students. That said, the competition is also higher for applicants from abroad...

Thank you, Artyom, everyone, best of everything!

Дякую за поради, бажаю успіхів!

Thank you, Viktor, hope it helps!

Подписаться на комментарии