Check Levi9 best QA positions to Backbase team!
×Закрыть

Всеволод Дёмкин: «Предпринимательству невозможно научиться за партой»

Наш сегодняшний собеседник — разносторонний человек. Он работает над Grammarly, пишет на Lisp, преподает системное программирование в киевском Политехе и участвует в организации конференций TEDxKyiv. Так что тем для разговора с ним предостаточно. А начали мы с традиционного вопроса — как ты стал программистом?

— Моя первая программа была написана на вступительном экзамене в КПИ, на Basic. Шесть лет назад, в 2005 году я закончил там магистратуру кафедры Автоматизированных систем обработки информации и управления. После вуза устроился работать в отдел защиты информации «Укрэксимбанка» и параллельно поступил в заочную аспирантуру, которую через год бросил. В банке у меня были разные обязанности, в том числе немного занимался разработкой — были вещи, связанные с криптографией, какие-то задачи автоматизации процессов. Довольно быстро я понял, что дальше мне там развиваться уже некуда, и начал задумывать об уходе. Собственно, я сразу понимал, что работа в банке — это не совсем мое. У меня был интерес к другого рода деятельности. Но так сложилось, что поначалу я попал туда и первый практический опыт я приобретал именно там.

К моменту ухода из банка я решил, что хочу программировать на Lisp. Но поскольку язык нестандартный, то найти подходящую работу было непросто. Буквально единичные вакансии попадались. Поэтому я занялся фрилансом, писал частично на Lisp, частично на PHP, частично еще на чем-то. Расширял кругозор. Плюс мне хотелось сделать какой-то свой проект. Так родилась идея сделать сервис учета личных финансов Fin-ack.com. Потому что нельзя замыкаться на чем-то одном, даже если язык тебе очень нравится. Конечно, язык во многом определяет способ мышления. Но в конечном счете это же не какой-то религиозный выбор. Надо пробовать разные вещи. Плюс, если есть интересный проект, почему же за него не взяться, даже если на другом языке?

— Почему Lisp?

— Когда я учился в аспирантуре, я пытался решать некоторые задачи в области искусственного интеллекта — распознавание образов и т.п. Тогда я знал только С++ и Pascal. Но как-то не очень получалось. Дело в том, что задачи были чисто математические, и решать их посредством того же С++ — сейчас я понимаю, что это редкая глупость. Я решил подыскать что-то более подходящее, где нужно было бы меньше бороться с системой и больше решать свою задачу. Посмотрел на Python, Tcl, Java... Потом мне на глаза попалась книга про Lisp (Practical Common Lisp) и, прочитав ее, я понял, что концепция мне очень подходит. Плюс на деле оказалось, что язык совсем не академичный и довольно практичный.

Lisp ведь появился довольно давно, в конце 50-х, и какое-то время был популярен. Потом интерес к теме искусственного интеллекта пошел на спад, наступила так называемая AI winter, которая создала языку плохой PR. Но он не умер. Были энтузиасты, которые продолжали что-то на нем делать, потихоньку развивали его. Есть и компании, которые его используют, но они не на слуху, потому что делают не массовые вещи, а работают на промышленность, на оборонку.

Сейчас интерес к теме AI возродился. Распознавание лиц, голосовой интерфейс, робототехника — в эти направления сейчас вкладывается немало средств, даже в какой-то степени надувается пузырь. Но, думаю, со временем снова придет понимание, что всех проблем с помощью AI все равно не решить, и опять будет спад. Оно все так циклами развивается.

— Так ты сейчас на нем пишешь?

— Да, но больше какие-то интересные мне вещи, чем для коммерческого использования. Потому что на рынке сейчас востребованы Java, C#, C++, Ruby, PHP. На остальных языках если люди что-то и пишут, то не по необходимости, а потому что им так нравится. Есть языки, которые считаются де-факто стандартом. Почему сейчас много пишут на Java? Потому что он стал своего рода стандартом, и все менеджеры знают, что риск запуска проекта на Java небольшой. А на нестандартных языках в основном пишут те, кто сам для себя принял такое решение.

— А что в итоге вышло из идеи с Fin-ack?

— Последнее время проект никак не развивается. Есть пользователи, которые продолжают его применять. Однако планов развития нет. Для меня это во многом была «проба пера». Хотелось сделать что-то свое, и я взялся буквально за первую пришедшую в голову идею. Со временем оказалось, что она не так уж и хороша, и не очень нравится мне самому (что, наверное, самое главное). Кроме того, когда мы вышли на рынок, выяснилось, что подобных проектов много, но они у нас не сильно востребованы. Есть homemoney.ua, который в свое время был успешно продан. Но это не значит, что он зарабатывает много денег. Есть еще home.finance.ua, который, насколько мне известно, тоже не слишком преуспел в монетизации.

После Fin-ack.com я со своим знакомым, Александром Манзюком, хотел сделать еще один проект, это было где-то в 2009 г. Такой себе фича-сервис, дополнительная функция для Twitter, которая отображала бы рекомендации пользователям, схожесть между двумя пользователями... Мы сделали прототип. Но потом стало понятно, что в эту идею нужно сильно вкладываться, а особых перспектив продать ее нет, и мы ее забросили. Позже в Twitter появилась своя подобная функциональность.

— Не слишком яркий старт...

— Я думаю, это стандартная вещь — большинство стартапов оказываются неуспешными, потому что люди неправильно подходят к делу. Они начинают не с исследования рынка и стремления решить какую-то проблему пользователей, а просто делают что-то, что кажется им интересным. В таких случаях надежда только на удачу и в действительности из этого редко что-то выгорает.

Но мы рискнули своими деньгами, получили какой-то опыт. Такие вещи очень сильно помогают с точки зрения персонального развития. Потому что ты сам делаешь весь проект от начала до конца и видишь все аспекты развития. Это нормально. Редко у кого из предпринимателей первый же их проект оказывается коммерчески успешным. Все учатся на своих ошибках. И, пожалуй, этому невозможно научиться за партой.

— И чем ты занимаешься сейчас?

— Последние полтора года я занимаюсь разработкой в Grammarly. Тут, кстати, я понял для себя еще одну вещь по поводу стартапов.

Подобное начинание в наших краях может иметь положительный результат только если отталкиваться от какого-то неочевидного ноу-хау. Что-то уникальное, что навскидку даже не ясно, как повторить.

Остальные проекты есть смысл делать только в Кремниевой долине, где есть деньги, инфраструктура, куча людей с богатым опытом. Потому что если идея лежит на поверхности и имеет потенциал на рынке, сразу найдется куча конкурентов зарубежном, у которых возможности намного шире.


Коллектив Grammarly

Людей, способных думать на несколько шагов вперед, мало. Большинству же приходят схожие идеи. Люди просто следуют за волной, видят что вот тут можно что-то улучшить, и параллельно с ними та же идея приходит в голову еще массе народа, и все начинают что-то делать. Если за идеей не стоит чего-то фундаментального, то шансов на успех мало.

В этом смысле Grammarly делает достаточно уникальные вещи — обработка живого языка, проверка и исправление грамматики. У проекта есть как минимум два конкурента, которые делают что-то более-менее наукоемкое и у которых тоже есть свои ноу-хау — The Ginger Software и WhiteSmoke — одна компания, кажется, из Израиля, другая из Америки.
Но тут оказывается, что в мире довольно много людей, готовых платить за то, чтобы их тексты были грамматически правильными. Это юристы, финансисты, люди, изучающие язык... Об этом, в частности, свидетельствует пример компании Grammarly, которая с коммерческой точки зрения вполне успешна. Англоговорящие страны — это самый емкий рынок. В первую очередь, конечно, США. Там и запросы другие, и платежеспособность.

Люди готовы заплатить за сервис, который поможет им в изучении языка, поможет сохранить репутацию. Потому что есть люди патологически грамотные, а есть — патологически неграмотные. И вторые из-за этого нередко страдают и нередко меньше зарабатывают в своей профессиональной области, даже не связанной с языком. К тому же очень много людей по всему миру учат английский.

Главная особенность Grammarly заключается в том, что сервис дает качественный результат при проверке грамматики. Потому что в Microsoft Word грамматики можно сказать, что нет — там эти сплошные зеленые линии, которые не вызывают ничего, кроме паники — их хочется побыстрее отключить и больше не видеть. Кроме того, наш сервис помогает не просто исправить ошибку, а и объясняет, в чем она заключается, то есть, в нем есть обучающий компонент.

— Какие задачи в этом проекте решаешь ты?

— Сейчас я участвую в работе над грамматическим движком. Основное ядро написано на Java. Вообще разработчиков у нас не так много, поэтому все занимаются всем понемножку. Но принцип такой, что человек по возможности выбирает ту область, которая ему интересна и где он может принести больше всего пользы. У нас довольно много проектов, много каких-то новых направлений. Пытаемся выйти на смежные рынки. Поэтому делается немало исследовательских вещей. Многое я пишу на Lisp, потому что для меня это самый быстрый и удобный вариант. Затем, возможно, какие-то из них пойдут в продакшн так, а что-то будет переписано на Java. Кроме того, у нас используется Python. Но вообще в компании нет жесткой языковой политики. Язык выбирает команда или отдельный человек, работающие над конкретным заданием, исходя из соображений целесообразности.

— А как все это связано с преподавательской работой?

— Курс «Операционные системы» который я читаю, фактически нам не читался, когда я был студентом. Мне же он кажется очень важным для полноценной подготовки программиста, поэтому я предложил свои услуги на родной кафедре и по стечению обстоятельств (преподаватель ушла в декрет) они оказались востребованными.

— И что ты можешь сказать о нашей системе образования зная ее так сказать изнутри? Многие компании ее критикуют.

— Это большая и сложная тема. Существующая система создавалась еще в советское время и отвечала требованиям того времени. Ее основной задачей была подготовка кадров для промышленности. Теперь условия изменились, и система образования не поспевает за этими преобразованиями. Но ведь сама по себе она не может поменяться. Для этого нужны воля общества и конкретные шаги со стороны государства.

Наша система образования обладает большой инертностью. И в этом лишь отчасти вина преподавательского состава. На самом деле, там очень много энтузиастов, особенно среди людей старшего поколения. Потому что если бы они такими не были, они бы уже давно уехали за рубеж или ушли бы работать в коммерческий сектор. Есть, конечно, и временщики, которые наживаются на непрозрачных условиях приема студентов и других вещах. Есть стандартный курс, стандартная программа, которая спускается сверху, из Министерства образования. Студент обязан изучить все дисциплины, а их избыток.
Было бы лучше разделить обучение на какие-то треки, чтобы студент мог выбирать направление по душе, как на Западе. Чтобы один мог сосредоточиться на каких-то фундаментальных вещах, а другой на прикладных. Кто-то будет больше фокусироваться на железе, кто-то на софте. Это было бы очень правильно.

С другой стороны, если бы у нас и правда все было настолько плохо, на этих кадрах не выросла бы целая отрасль разработки программного обеспечения. Понятно, что сейчас на рынке труда не хватает специалистов и будь их больше, компании росли бы динамичнее. Однако, если их не устраивает качество образования, пусть предпринимают что-то со своей стороны.

— Что например? Подарить какому-нибудь университету еще один компьютерный класс?

— Вот компьютерные классы на самом деле сейчас не особо-то и нужны. У многих студентов есть собственные ноутбуки, и число их владельцев только растет. Другое дело — помочь оснастить лабораторию с сетевым оборудованием, с маршрутизаторами какими-то. Или закупить стенды для программирования микросхем... Одним словом, нужно что-то такое, чего дома у студентов нет и вряд ли появится.

Очень хорошая вещь — различные курсы самих компаний. Студенты, которые посещают такие занятия, обычно хорошо о них отзываются, и видно, что им это интересно и полезно.

— Разве это не задача вузов — материальное обеспечение учебного процесса?

— Недостаточное финансирование вузов всем хорошо известно. Преподавательским трудом невозможно полноценно зарабатывать, чтобы прокормить семью. Молодежь, которая приходит и что-то читает, — в основном, энтузиасты. И на самом деле это лучше любых слов свидетельствует о том, насколько в действительности общество ценит образование. Мне кажется, если бы обучение стоило адекватных денег, возможно, в вузы поступало бы меньше людей, но больше по делу.

— Адекватные — это сколько? И так уже на уровне с Европой расценки.

— Адекватные — это чтобы можно было дать нормальную зарплату преподавателям, плюс средства на содержание и развитие уже имеющейся инфраструктуры.

На мой взгляд, у нас можно сделать качественное техническое образование в 2-3 раза дешевле, чем, например, в Америке.

Поскольку у нас специалист достаточно высокого уровня стоит не в пример дешевле. Скажем, программист в Кремниевой долине получает в среднем 100 тысяч долларов в год, а у нас... ну, пусть 30-40 тысяч. Технических специалистов у нас достаточно, и некоторые из них могли бы заниматься преподаванием. Сейчас же даже те, кто хотел бы, не делают этого просто потому, что за это платят неадекватные деньги.

Вот к примеру, что мешает тем же компаниям собраться и сообща организовать инновационный частный вуз? Создать современную техническую базу, выделить знающих специалистов и обеспечить необходимое качество обучения. Да, у крупных игроков есть какие-то свои курсы повышения квалификации, которые учат каким-то конкретным вещам и технологиям. Но они не дают полноценной подготовки. Они не могут взять человека после школы и сделать из него готового разработчика. Мне кажется первая причина — это то, что люди у нас в стране не готовы за это платить. То есть, такие люди есть, но их недостаточно.

— Но обучение в отечественном вузе и так удовольствие не из дешевых.

— Я не владею полной картиной. Но среди моих студентов, наверное, максимум треть — это контрактники, и платят они не так много. Остальные учатся за счет государства. Если бы платила большая часть, возможно, было проще обеспечить нормальный уровень подготовки. Был бы другой спрос, другое отношение к обучению.

Ведь сейчас многие люди идут в вуз, до конца даже не осознавая, зачем. Родители отправляют своих детей получать престижную перспективную специальность, на того же программиста, например, учиться. Но многие студенты попросту не имеют к этому способностей, не осознают что их там ждет. И, соответственно, когда им начинают преподавать математику, алгоритмы, какие-то еще вещи — они не хотят этого изучать, потому что им это неинтересно. У них нет понимания, что им это понадобится на работе. Что не решив определенное количество задач, условно говоря, не налетав определенное количество часов, ты не сможешь достигнуть нужного уровня. А вот как сделать так, чтобы у поступающих это понимание было, — сложный вопрос.

— Так а нужно ли вообще заканчивать вуз, чтобы стать хорошим программистом?

— Естественно, это не обязательное условие, и я лично знаю достаточно примеров, когда люди обходились без этого. Но в общем случае система работает лучше, чем когда ее нет. То есть, если бы сейчас вся молодежь переключилась бы на самообразование, думаю, общий результат был бы хуже. Уровень таланта населения во всех странах мира примерно одинаковый, но наукоемкие отрасли развиваются в тех странах, где этому уделяют внимание, есть вузы и т.д. Конечно каждый человек индивидуален. Было бы желание...

Многие даже закончив университет так и не становятся программистами. То есть, университет — это не необходимое и не достаточное условие. Это просто акселератор. Как есть инкубатор стартапов, так вуз — инкубатор специалистов. В общем случае средний выход специалистов в имеющейся системе выше, чем если бы каждый человек был бы предоставлен сам себе.

— Возможно дело все-таки в несовершенстве системы, в лишних предметах?..

— Я помню, что и когда я учился, бытовало такое мнение, что многие читаемые нам предметы — фигня, и они никогда не понадобятся. Но это не так, они нужны если не напрямую, то для того, чтобы иметь возможность профессионального роста. С другой стороны, действительно, много времени тратится зря и его надо оптимизировать. Не стоит гоняться за оценками. При приеме на работу никто не будет смотреть в оценки в дипломе. Надо уделять больше времени профильным дисциплинам.

Есть немало примеров, когда люди, которые учились на программиста, уходили, допустим, с четвертого курса и, возможно, правильно делали. Если человек понял уже для себя, что ему надо и куда дальше двигаться, нет смысла доводить учебу до логического конца. Вуз ведь ничего не гарантирует. Он может дать какое-то понимание и какие-то основы. Но его можно не заканчивать. Можно даже и не поступать. Но люди, которые выходят из школы в 17 лет, как правило, не знают, что им надо, и в этом основная проблема. И это вопрос скорее не к школе, а к родителям и к обществу. Почему люди, закончив школу к 16-17 годам, не знают, что им делать?! Без интереса никого ничему не научишь.

Если бы я не учился в вузе, не изучал всех этих предметов... Может, я бы и стал программистом, потратив эти пять лет на самостоятельное изучение необходимых предметов. Но вопрос в том, каким бы я стал программистом, не имея всей этой академической базы?

— Но ведь есть же самоучки.

— Есть. К примеру, один мой коллега, по образованию инженер-электрик, не пошел по своей специальности, а стал программистом. Сейчас он вынужден тратить немало времени на освоение каких-то базовых вещей. Потому что он понял, что ему этого не хватает. Да, с его энергией и способностями он это выучит. Но сейчас он это учит за счет свободного времени, отнимая его от семьи и еще от чего-то. А мог бы сделать это еще в вузе, когда ему было 18 лет и не было никаких особых обязательств. То есть, если это делать своевременно, все было бы намного проще. Как говорится, если б молодость знала, если б старость могла... Когда в определенном возрасте приходит понимание, что мне надо это и то... а время уже ушло, и наверстать можно только ценой больших усилий. Главная проблема, конечно, в самом человеке и его отношении.

— То есть, наставник все же нужен?

— Сейчас для обучения по большому счету не нужно столько преподавателей. Делаются какие-то видео-лекции, дистанционные курсы. Упор на самообразование всегда значительный. А преподаватель направляет, помогает... Но сейчас можно обходиться меньшим их числом. Человек, допустим, не ходит и не читает одни и те же лекции из года в год, а один раз записал ее на видео — и потом это показывают студентам. Уже сейчас это работает и многие люди могут учиться таким образом. Причем для этого не надо куда-то ехать. Это совершенно бесплатно. Но ведь дело не только в том, чтобы передать какие-то знания. Не получится просто просмотреть кучу лекций и все. Система от этого не появится.

Второе, чего, наверное, никогда не заменит онлайн, — это то, что люди в вузе получают возможность живого общения с преподавателем и между собой. Они могут вместе придумывать и делать какие-то вещи. Это функции социализации.

Третье, что хорошо в университете, в идеале — что он стимулирует тот самый «налет часов». Человек должен сделать какое-то количество лабораторных работ. Они, возможно, ему никогда и не понадобятся, но он прорешает определенные задачи, и у него выработается навык.

Конечно, это можно делать и самому. Но поддерживать при этом мотивацию намного сложнее, чем когда это делает кто-то другой.

Условно говоря, в вузе ты аутсорсишь мотивацию преподавателю и в итоге тратишь время на работу, а не на то, чтобы себя заставлять. Поэтому традиционные вузы имеют перспективы, даже в условиях развития видеокурсов и дистанционного образования.

Но технологии позволяют сокращать стоимость процесса. Потому что квалифицированный специалист будет тратить меньше времени на чтение лекций и больше на работу со студентами — ответы на вопросы, разъяснение сложных моментов, выполнение практических заданий и т.п.

— Расскажи, пожалуйста, что такое TEDx?

— TEDx — это часть общего TED-а. Это такая штука, которая позволяет людям действительно интересным, которые чего-то достигли, что-то умеют и знают, рассказать об этом в популярной форме другим.

— Что-то вроде альтернативной системы образования?

— Я это так никогда не воспринимал. Для меня это способ общения с людьми, которые могут поделиться опытом и на которых стоит равняться. Когда TED появился, и я впервые это увидел, то подумал: как жаль, что у нас такого, наверное, никогда не будет.

Но в 2009 г. TED запустил программу TEDx, которая позволила желающим делать то же самое у себя локально. Условно говоря, франшиза TED. Такая конференция прошла в Москве, в Токио, еще где-то. У нас тоже были люди, которые следили за трендами и захотели проводить такое у нас. Началось все с двух студентов Нархоза, которые решили организоваться, написали в Twitter: давайте проводить такие конференции в Киеве. Я к ним присоединился.

— Это коммерческий проект?

— Нет, все держится на энтузиазме организаторов. Смысл франшизы в том, что это бренд, принципы, доступ к какому-то контенту. TED — это некоммерческая организация. Ее цель — распространение идей. Естественно, с тех, кто ходит на события, берутся какие-то деньги на аренду помещения и покрытие организационных расходов. Плюс какая-то часть средств вкладывается в дальнейшее развитие.

— У нас проект имеет успех?

— Трудно сказать. Что такое успех? На последнюю конференцию пришло около 400 человек, может, ближе к 500. И, насколько я слышал, в основном люди остались довольны. Но мы рассчитываем на то, что эти конференции как-то положительно повлияют на общество в долгосрочной перспективе.

— Какова тематика?

— В принципе, TED — мультидисциплинарный. Главная цель — создать условия для общения и обмена знаниями людей из разных областей. В этом направлении мы и стараемся двигаться. Если у нас тема «Предпринимательство», это не значит, что мы приглашаем предпринимателей и они делятся своим опытом. Нет. На конференции по предпринимательству у нас выступали не только бизнесмены, но и архитектор, историк, разработчики инновационного мобильного софта... А главной идеей было повысить ценность предпринимательства в обществе в разных формах. Не только ради зарабатывания денег, а еще и чтобы что-то сделать, изменить...

Мы стараемся найти для события какую-то такую глобальную объединяющую идею. Следующая тема, которую мы хотим раскрыть, — образование. Но это не значит, что будут выступать воспитатель из садика, учитель из школы и преподаватель вуза. Будут люди, которые задумываются о том, какую роль образование играет в обществе. Поскольку это одна из платформ, на которой оно держится.

— Как часто такие конференции проходят?

— Как получается. В принципе мы хотим выйти на два раза в год — весной и осенью. За новостями можно следить на нашем сайте.

— Спасибо за беседу, Всеволод. Успехов!

👍НравитсяПонравилось0
В избранноеВ избранном0
Подписаться на автора
LinkedIn

Похожие статьи



28 комментариев

Подписаться на комментарииОтписаться от комментариев Комментарии могут оставлять только пользователи с подтвержденными аккаунтами.

Спасибо за интересную идею. Как-то не подумал натаскать «неочевидных ноу-хау» из англоязычной среды. В смысле что ноу-хау как раз местные, и повторить нереально. А вот примеры реализации сходных механизмов вполне могли делаться ранее, и не прижиться на рынке.

Спасибо за интервью!
Очень много правильных идей и, как видно, подкрепленных реальными делами.

Желаю успехов Всеволоду во всех начинаниях!

многа букафф, але хоть якесь більш-менш нормальне інтрев"ю.

Спасибо. Понравилась статья спокойствием и трезвостью.

Понравилось, спасибо :)

Хороше інтерв’ю.
Головне щоб, молоді гарячі голови не винесли з цієї статті уривки про непотрібність диплому :-)
Після освоєння аутсорсу в Україні їм ще може захочеться закордон, в Гугель-Майкрософт-Фейсбук.

А там на наявність диплому можуть подивитися.

Условно говоря, в вузе ты аутсорсишь мотивацию преподавателю и в итоге тратишь время на работу, а не на то, чтобы себя заставлять. Поэтому традиционные вузы имеют перспективы, даже в условиях развития видеокурсов и дистанционного образования.

Очень правильно подмечено. Немногие люди обладают способностью заставить себя делать то, что им не хочется. А момент «не хочется» возникает всегда, даже в тех вещах, что человеку в целом нравится делать. Поэтому роль учителя, наставника, тренера необходима.

Кроме того, человеку, прошедшему определенный путь, сверху немного виднее, как оптимизировать этот путь для тех, кого он ведет. Ему известны тупиковые ответвления и опасные места.

Спасибо за TEDxKyiv! Пошел смотреть видео на официальном сайте

Интересный продукт, но фиг попробуешь, даже для 7-дневного триала кредитную карточку требует.

И про внутренности движка было бы интересно почитать.

Поддерживаю вариант записать курс лекций на видео. Главная ценность преподавателя это не в распространении основ, а в расстановке акцентов. Поэтому он приходит, говорит «вот мое видео, а вот на это раздел нужно обратить внимание в этом году и в ближайшие 5 лет». В первую очередь важно мнения преподавателя как эксперта в своей области по поводу текущих трендов, актуальных проблем области.

Согласен, а еще мне сейчас кажется, что основная ценность преподавателя — в «обратной связи». Лекции на видео — это визаулизация книги/статьи от лица повествуемого. А живой человек — это возможность в первую очередь выяснить все возникшие вопросы.

Курс по ОС был одним из немногих действительно полезных среди той мути которую нам преподавали.

Да, лабораторки там были очень полезные, если их делать качественно

А мне все же кажется, платное образование не выход.

Основное что нужно изменить — убрать зависимость между количеством студентов и финансированием кафедры. Тогда не будет причин вытягивать всех подряд, кроме может человеческого сочувствия, и студенты действительно будут чувствовать «не сделаю → выгонят».

Сейчас же если предстваить гипотетический заговор все группы, сделать ничего нельзя, кроме как закрыть глаза и поставить всем оценки, даже если ничего не сделано.

Не знаю, есть ли напрямую такая зависимость. В мою бытность студентом проблема была несколько в другом: конкрактников было очень сложно выгнать, потому что они приносили доход вузу в целом. Поэтому контрактников тянули, как могли, давали кучу возможностей для пересдачи, и выгоняли лишь в клинических случаях.

Я тоже уже не уверен, что полное платное образование сможет улучшить ситуацию. Слишком много минусов. Мне кажется, что одна из проблем нашего образования в том, что в менталитете общества есть идея о необходимости и обязательности ВО. И это касается в первую очередь работодателей и госсектора, где диплом имеет значение, и где человек с дипломом почему-то быстрее получает должность и зарабатывает больше денег. Какая-то совершенно дикая для IT ситуация.

В результате у нас наверно самое большое количество кассиров, продавцов магазинов и реализаторов (ничего не имею против этих профессий) с высшим образованием в мире.

Конечно, одно платное образование проблему не решит. Но одна вещь, которую она серьезно упростит — это выход на рынок негосударственных вузов (которые сейчас вынужденны конкурировать с субсидированным государством «бесплатным» оубчением).

выход на рынок негосударственных вузов

Они у нас и так есть, но заняты только зарабатыванием денег. Т.е. конкурируют только со своей жадностью, хотели бы хорошо учить — давно бы учили.

Насколько мне известно, частные американские вузы обычно имеют «меценатское» происхождение, т.е. люди с деньгами пожертвовали тем кто может учить, чтоб они учили так как считают нужным. А у нас люди со связями организовали контору, получили гриф и наняли наемных работников с целью поднять денег на раздаче корочек. Если я в полном заблуждении — поправьте.

хотели бы хорошо учить — давно бы учили.

Кстати у них все карты на руках. Им например, чтоб купить нужное оборудование не нужно проходить тендерные процедуры. Выбрали, что нужно — купили, что нужно. А не как в КПИ: «Нам нужно то-то...» «Извините вот контора, которая выиграла тендер, того-то у нее в наличии нет, а есть сё-то» и на 40% дороже чем на рынке.

Имеется в виду, что потенциальные студенты перед выбором: идти в «бесплатный» КПИ или в платный частный вуз. Даже если будет понятно, что в частном вузе образование лучше, то у КПИ регалии + платить ничего не нужно. Если бы приходилось платить всем (за исключением тлантов-стипендиатов, за которыми бы гонялись все вузы), выбор был бы более адекватным. Или как альтернатива, то что предлагает Леся Оробец в проекте закона про высшее образование: государственный заказ может распределяться между вузами любой формы собственности. Тут, конечно, вопрос в том, как он будет распределяться :)

Ну а на счет западных (американских) вузов, которые создали меценаты: ну так, все равно, в них надо платить за обучение на том же уровне, что и в других вузах. Вот в Стенфорде за семестр (не знаю, сколько у них семестров: кажется, 3) для undergrad’ов стоимость — $13,350 (studentaffairs.stanford.edu/...tion-fees_11-12 ). А вот «государственный» университет калифорнии Беркли: registrar.berkeley.edu/...D=feesched.html

Даже если будет понятно, что в частном вузе образование лучше, то у КПИ регалии + платить ничего не нужно.

Если у них будут хорошо учить → появяться хорошие результаты (исследования и т.д.) → это отразится на их международном рейтинге, и «регалии» тогда будут на втором плане.

Про меценатов я упомянул, чтоб уточнить цели создания вуза, у нас они IMHO — срубить капусты. А в ихнем случае, люди состоялись и пожертвовали денег. И жертвуют до сих пор, e.g. Гейтс, Пол Аллен, основатель NVidia (не помню как зовут) и т.д. и т.п.

Да стоит у них это денег, для андерградов очевидно — т.к. они потребители, зато постграды получают деньги и на исследования и на жизнь, т.к. они — производители.

Но к примеру в Германии/Франции образование фактически бесплатное (взносы до 500€ в год максимум), но при этом коммерческие вузы чувствуют себя вполне ОК. Пример, Франция гос. вуз цифру я привел, а частный напр. Paris École D’Ingénieurs (Центральная Школа Электроники) — 8000€ в год + 4000€ за бонусы. И ничего, люди туда стремятся.

В общем я все еще не думаю, что ограничение доступности образования приведет к улучшению его качества.

Если у них будут хорошо учить → появяться хорошие результаты (исследования и т.д.) → это отразится на их международном рейтинге, и «регалии» тогда будут на втором плане.

Мне кажется, тут проблема курицы и яйца: чтобы хорошо учить, нужны хорошие студенты :)

для undergrad’ов стоимость — $13,350 (studentaffairs.stanford.edu/...tion-fees_11-12 ). А вот «государственный» университет калифорнии Беркли: registrar.berkeley.edu/...D=feesched.html

Это для богатеньких, для таланливых и бедных в омериках есть развитая система грантов и сколаршипов.

стипендии для талантливых студентов, конечно, нужны (см. ответ выше)

минусов. Мне кажется, что одна из проблем нашего образования в том, что в менталитете общества есть идея о необходимости и обязательности ВО. И это касается в первую очередь работодателей
И здесь я не согласен. ВО действительно необходимо и обязательно. Только вот профессию (ВО) человек должен выбирать осмысленно (это конечно сложно), а если ошибся — максимально просто сменить направление, а не тянуть — лишь бы закончить. ВО хоть и не «священный грааль», но действительно решающий фактор. От образованности нации напрямую зависит уровень ее жизни. А говорить «по-умолчанию» ребята вам это не нужно, так что только если сильно хочется тогда идите учиться — это просто воспитывать прислугу.
большое количество кассиров, продавцов магазинов и реализаторов с высшим образованием в мире
Тут надо все же уточнить, что это не люди с ВО, а люди с «дипломом».

От образованности нации напрямую зависит уровень ее жизни. А говорить «по-умолчанию» ребята вам это не нужно, так что только если сильно хочется тогда идите учиться — это просто воспитывать прислугу.

Может быть, я бы и согласился с вами взагали, но жизнь показывает, что многие люди не любят и нафиг не хотят учиться. А так как в обществе есть закрепившееся понятие, что для успеха в жизни нужно ВО, то эти самые бедные ребята 5 лет волокут за собой этот крест, прогуливая пары и платя за экзамены. Зачем кого-то заставлять? Пусть 5 лет учатся те, кто хочет учится, а остальные пусть учатся 2-3 года и потом спокойно идут работать по той специальности, которую получили.

И да, я согласен с тем, что человек должен иметь возможность в любой момент времени (хоть в 40, хоть в 50 лет) поменять профессию, если ему уже не хочется заниматься чем-то, или если его специальность больше не востребована. Вот какие штампы в мозгах нужно менять.

Тут надо все же уточнить, что это не люди с ВО, а люди с «дипломом».

Вы сами сказали, что ВО не должно быть священным граалем, но тем не менее возводите его на пьедестал. Диплом — это сертификат о высшем образовании, между этими двумя понятиями можно ставить знак равенства. Если же мы говорим об «образованности» человека, то здесь надо начинать не с вузов, а с семьи, садика и школы. Именно там закладывается все, с чем потом вынуждены иметь дело преподаватели в вузах.

но жизнь показывает, что многие люди не любят и нафиг не хотят учиться.

Врядли я как-то могу это доказать, но нежелание учиться скорее «навязанное» общественным мнением за 30 лет упадка. Типа вот куча неучей вокруг успешно мутят деньги и шикарно живут, так нах вкалывать? Я сам так думал до 4го курса и потому забивал на учебу (ну не только потому).

в обществе есть закрепившееся понятие, что для успеха в жизни нужно ВО, то эти самые бедные ребята 5 лет волокут за собой этот крест, прогуливая пары и платя за экзамены.

Ну я встречал таких в жизни немало и всегда у них был какой-то талант не связанный со специальностью и единственный вопрос мой к ним был, какого хр. они все еще здесь, вместо того чтоб идти туда где этот талант развивают (кульок, карпенка-карого, какой-нибудь институт дизайна, олимпийская команда, добавте свое). Или же если таланта «небыло», то на самом деле они были талантливы именно в том, чему их учили, но не зотели себе признаться, что они в душе все же технари, а какая-нибудь фотография — все же просто увлечение.

Зачем кого-то заставлять?

Заставлять никого не надо, это имеет обратный эффект.

в обществе есть закрепившееся понятие, что для успеха в жизни нужно ВО

Да есть, и для того есть причина. Мои родители не зря ставили себе цель, дать мне возможность получить ВО. Они исходя из своего жизненного опыта вывели, что образование — серьезный вклад в будущее любого человека. И такое же вывели из своего опыта родители большинства.

Вы сами сказали, что ВО не должно быть священным граалем, но тем не менее возводите его на пъедестал.

ВО не священно, ВО наиболее надежный и проверенный спосбо получения знаний, а знания решают, т.к. мозгов у всех людей одинаково.

інтерв"ю ще не прочитав, але сходу ріспект за TEDx!

Подписаться на комментарии