Проблеми TypeScript у світі React-додатків вiд Iллi Климова на React fwdays | 27 березня
×Закрыть

WorldAPP: «Наша светлая цель — стать IBM нашего века!»

WorldAPP можно с уверенностью назвать старожилом рынка. Стартовав как небольшой веб-проект в начале 2000-х, на сегодняшний день компания насчитывает уже около сотни сотрудников и имеет весьма внушительный список клиентов, среди которых Philips, Sony, IBM, Nokia, BMW, SAP и множество других корпораций.

Количественный рост по меркам десятилетия сравнительно небольшой, однако компания исповедует несколько другой принцип найма сотрудников — «лучше меньше, да лучше». О том, оправдывает ли это себя, рассказывают Ольга Лиденко — руководитель представительства компании в Украине, Александр Загваздин, Андрей Бондаренко и Алексей Банасевич.

— Расскажите немного об истории, как компания пришла в Украину?

Ольга: Этим летом нам будет десять лет — достаточно серьёзный срок для ИТ-компании, которая развивалась полностью без финансовых VC-вливаний, исключительно на деньгах двух собственников, Кэла Брауна (Cal Brown) и Стэна Лячева (Stan Liachev). Это основатели компании, они познакомились на неформальной вечеринке у друзей и решили сделать совместный бизнес. Поскольку в Америке тогда уже сделать ИТ-стартап было достаточно дорого, а связи в Украине были, они решили нанять людей здесь и таким образом разработать продукт.


Ольга Лиденко, руководитель представительства компании в Украине

Это было в 2000-м году. Кстати, один из первых сотрудников до сих пор работает с нами.

— Пару слов о деятельности...

Александр: Начиналось всё с продукта Key Survey. Изначальной идеей основателей было создать приложение для сбора данных. Посовещавшись, они решили начать с рынка анкетирования. Он как раз начал развиваться в то время, появились SurveyMonkey и ещё несколько аналогичных вендоров, рынок был достаточно горячий и интересный. Собственно, Key Survey — это первый наш продукт, изначально он позиционировался как решение для анкетирования, продавались базовые недорогие подписки, часть денег зарабатывалась на продаже кредитов. Продукт ориентировался в основном на low-end, небольшие бизнесы, self-market research. Постепенно компания пришла к пониманию того, что предлагает значительно большую функциональность, чем у конкурентов того же уровня — у нас гораздо лучше работа с клиентами, поддержка. К слову наш саппорт до сих пор считается стандартом в индустрии, очень многие, в том числе и наши конкуренты, равняются именно на нас.


Александр Загваздин

Предлагая достаточно богатые возможности, мы брали при этом достаточно мало денег с клиентов. Поэтому мы начали постепенно двигаться в рынок больших компаний, Enterprise. Мы разработали функциональность, которая позволяла создавать многопользовательские аккаунты, рабочие группы с собственными администраторами, которые могли реализовывать сценарии совместной работы над опросами. Начали концентрировать внимание на вопросах безопасности, реализовывать те вещи, которые необходимы enterprise-клиентам. Соответственно мы сместили фокус с рынка недорогих подписок на корпоративный.

В настоящее время продукт Key Survey продаётся в двух видах — как SaaS-решение и как self hosted-приложение, которое можно внедрить в свою инфраструктуру. Большинство наших клиентов используют именно SaaS-продукт, но есть достаточно небольшое число покупателей, для которых важны требования по безопасности, они не доверяют хостинг своих данных сторонним компаниям.

Тем не менее, видение основателей не ограничивалось этим рынком — хотелось заниматься именно сбором данных. Рынок же исследований достаточно ограничен и в последнее время стал массово-доступным — подписка на сервис стоит не так уж и дорого. В 2006 году мы начали работать над новым продуктом, который назывался Extreme Form, — конструктором форм, на основе которого мы планировали строить дальше платформу для сбора данных, куда должны были входить средства для автоматизации бизнес-процессов, печатные форматы, цифровые подписи и т. д. Но потом начался кризис, работу над новым продуктом мы на время отложили, и всецело посвятили себя Key Survey. Только в этом году мы начали возрождать Extreme Form и консолидировать наши продукты в единую платформу сбора данных.

То есть видение с момента основания компании не изменилось, но активно работать над ним мы начинаем только сейчас.

Цель компании на данном этапе — построить универсальную платформу сбора данных.

Если представить это на примере: предположим, человек инспектирует здание и ставит себе пометки в некой форме. Или проверяет наличие продуктов в магазине. Те вещи, которые сейчас делаются на бумаге или в каких-нибудь дорогостоящих, разработанных под конкретного пользователя или просто неудобных ему системах — мы предлагаем заменить нашим продуктом, web-based платформой с удобным интерфейсом, которая позволяет полностью автоматизировать сбор данных и бизнес-процессы, которые с ним связаны.

Значительная часть доходов компании на сегодняшний день также заключается в услугах, которые мы оказываем. Это целый ряд сервисов — от дизайна исследования до создания каких-то кастомных разработок, где за основу берутся наша платформа и к ней пишутся различные плагины-расширения или пишется отдельное приложение, которое интегрируется с нашим приложением, но реализовывает конкретный сценарий, бизнес-процесс, отчёт. В частности, серьёзную долю доходов занимают кастомные отчёты и BI-решения.

— Сама платформа производит какой-либо анализ?

Александр: Вернее даже так — у нас есть встроенное решение для отчётов, оно было разработано в самом начале, но до сих пор дорабатывается и улучшается. У него есть в сравнении с большими BI-платформами ряд существенных недостатков — оно не позволит построить такой же Dashboard как, скажем, в том же QlikView, которым мы пользуемся, BusinessObjects или другом подобном продукте, но мы предоставляем возможность экспорта наших данных в любом удобном формате. Многие наши клиенты так работают — у них есть огромный data warehouse, к которому присоединено корпоративное решение для отчётов или BI; они импортируют данные из нашей платформы в свой warehouse и там производят анализ.

Но наша ключевая компетенция — это именно сбор данных.

Мы преуспели в том, чтобы построить масштабируемую архитектуру, которая позволяет за сутки собрать очень большое количество ответов. Мы взяли на себя проблемы с производительностью, масштабируемостью, валидацией данных, чтобы клиенту не надо было об этом заботиться.

Система может выдать эти данные в виде какого-либо отчёта, но это не входит в нашу компетенцию, это не то, на чём мы концентрируемся и вкладываем существенное количество ресурсов. В дальнейшем, быть может, это изменится, но на сегодняшний день мы занимаемся именно сбором.

— Сбор данных осуществляется только посредством web-интерфейса, или у вас есть решения для автоматизации бумажного документооборота?

Александр: Основой является именно web-интерфейс. В прошлом году мы построили оффлайн-приложение, которое может работать на десктопах и лэптопах (Windows, Linux, MacOS), оно позволяет собирать данные оффлайн, синхронизируется с сервером, получает форму и структуру анкеты, сохраняет её локально, а потом, когда доступа в Интернет нет, даёт возможность пользователю вводить данные, а затем синхронизировать и отправлять их обратно на сервер. Также мы начали работу над мобильным оффлайн-приложением, уже есть работающий прототип под Android, функционирующий по такому же принципу.

В качестве одной из professional-услуг мы предлагаем сканирование бумажных форм, у нас есть такие клиенты, но мы всё больше и большие приходим к пониманию того, что это не совсем наша компетенция и пытаемся всячески уходить от этого. На американском рынке это не очень прибыльная услуга, а на территории Украины коммерческую деятельность WorldAPP не ведёт.

— А почему с отечественными компаниями не связываетесь — нет спроса?

Ольга: Не готов наш потребитель платить серьёзные деньги, чтобы пользоваться сервисами, которые мы разрабатываем. Мы пытались найти клиентов на рынке Украины, но к сожалению, нам это не удалось. Даже будучи членами Американской торговой палаты, даже общаясь постоянно с представителями крупных украинских и иностранных торговых компаний. Люди не хотят, они не понимают, в чём ценность тех сервисов, которые мы предоставляем. Пока что, к этому люди всё больше и больше приходят, к примеру, многие начинают пользоваться SurveyMonkey — очень дешёвым, но с обрезанной функциональностью. Надеемся, что через каких-нибудь пять-десять лет и украинский рынок придёт к пониманию того, к чему пришёл рынок американский.

Мы даже пытались одно время вкладывать деньги в то, чтобы развивать сознание украинских пользователей, но потом забросили даже эту идею — пока не дозреет, нет смысла.

— А на американском рынке — кто в основном является вашими клиентами?

Ольга: Основная часть наших клиентов из сферы здравоохранения, финансовых услуг различного характера (банки, страховые компании и т. д.) и система образования. Это ТОП-3. В двадцатку входят уже самые различные компании, из разных сфер — и ИТ, и производство, и маркетинговые исследования. Большинство клиентов из списка Fortune 500.

— На чём написан продукт?

Александр: Продукт построен полностью на Java-архитектуре, с использованием различных фреймворков: Hibernate в качестве прослойки между приложением и базой данных, Struts и Stripes для построения пользовательских интерфейсов, в последнее время активно работаем с AJAX, используем jQuery. В качестве БД на продакшн-системе используется MySQL, но само приложение поддерживает также Oracle и Microsoft SQL Server для обеспечения интеграции в существующую инфраструктуру клиента. Наша продакшн-площадка построена на Sun Solaris в качестве ОС. Также применяются балансеры для масштабирования, параллелизации, улучшения производительности. Собственно, стек технологий расширяется именно в этом направлении, чтобы поддерживать большую нагрузку.

— А где расположен датацентр?

Андрей: Основной, промышленный расположен в Америке. Серверы разделены по функциональности и сгруппированы в кластеры — отдельно DB-кластер, отдельно Application-кластер и DMZ. На всех этих мощностях расширение не составляет труда, их просто добавляет отдельная машина. Здесь находится development-площадка, на ней прогоняются обычно первые, «грязные» тесты и работает dev-команда.


Андрей Бондаренко

Также хотим создать disaster recovery и рассматриваем для этого cloud-технологии. Вполне вероятно, что заведётся какая-нибудь площадка на «облаке». На данный момент необходимо определить, может ли она быть использована с учётом всех требований к безопасности, производительности и доступности. Возможно, это будет один из ресурсов добавления мощностей. Безопасность — это одна из самых основных проблем, связанных с enterprise-площадками.
Многие из наших клиентов выдвигают особые требования к площадке — кто имеет доступ к данным, каким образом и т. д. «Облачные» площадки не могут обеспечить должного уровня безопасности, и это общемировая проблема, которая во многом препятствует популяризации этой технологии.

У нас конкретно это связано с тем, что основные клиенты — это здравоохранение и финансовая сфера — у них самые высокие требования к безопасности.

— У здравоохранения?!

Александр: Да, и построже, чем у финансового сектора. Есть там такое понятие как Health Information Protection Act (HIPA), суть его заключается в том, что никто из посторонних не должен ни при каких условиях получать информацию, связанную с жизнью и здоровьем конкретного человека. Если вы застрахованы в компании, лечитесь в госпитале и так далее, никто не должен знать, какие лекарства вам выписывают, чем вы болеете. Это очень важно, эту информацию очень защищают и туда вкладываются достаточно большие деньги здравоохранительными организациями. Финансовый сектор больше пытается обеспечить свою собственную безопасность, приватность своих клиентов, а медицинские компании больше связаны именно государственными требованиями. У финансовых компаний они, к слову, тоже есть, причём у европейских даже жёстче, чем у американских.

— Кто ответственен за стратегию развития продукта — американская штаб-квартира или украинское подразделение?

Ольга: У нас немножко нестандартный подход к организации работы в компании: нас нет «стратегически важного американского офиса», «украинского аутсорса» и «лондонского sales». Наши три офиса работают как одно целое, независимо от того, где локально находится менеджер.

У нас есть разделение ролей по департаментам, вне зависимости от того, где находится данный конкретный человек. И почти все люди в менеджмент команде много путешествуют, чтобы постоянно находиться в связке со своими коллегами в разных офисах.

— Расскажите о политике набора новых сотрудников, если у вас программы взаимодействия с вузами?

Ольга: Это на самом деле одна из самых больных тем, наверное, у большинства ИТ-компаний — где найти хорошие кадры. Почему-то в последнее время лично у меня сложилось впечатление, что толковой молодёжи стало меньше. То ли очень большой спрос и сразу расхватывают студентов прямо из колледжей, потому что, к сожалению, мы пока ещё не дошли до того, чтобы сделать программу сотрудничества с вузами. Мы по сравнению с другими компаниями относительно небольшие, всего сто человек, массово трудоустроить молодёжь мы не можем. Когда нам нужны кадры, неважно, будь то девелоперы, или сисадмины, или саппортеры, маркетологи или кто-то ещё — нам найти такого человека становится всё сложнее и сложнее. Хотя требования в нашей компании не такие уж и высокие. Чем мы гордимся — мы людей всё-таки развиваем.

Мы готовы брать просто талантливых и умных ребят, желательно со знанием английского языка, развивать их и помогать строить свою карьеру. Это то, что мы сделали очень с многими людьми в компании.

Например, у нас в группе менеджмента из, примерно, 20 человек, всего лишь двое пришли сразу на позицию менеджера. Остальных мы «вырастили» сами.

Тяжело находить не новых людей, тяжело находить умных. Но когда мы человека берём в компанию, мы гордимся тем, насколько низкая у нас текучка кадров. Не хочу называть это retention — это в принципе неправильный термин, но судя по всему, людям нравится у нас работать. Часто бывают случаи, когда человек пришёл на одну позицию, потом перешёл на другую, потом развился в третью. Если человек умный и толковый и менеджмент с ним правильно работает, то он находит своё карьерное развитие внутри компании. Есть люди, которые уходят, но я считаю, что по сравнению с другими ИТ-компаниями их достаточно мало.

Я считаю, что для компании нашего размера это очень-очень большое достижение, которое говорит о том, что мы нацелены на развитие людей, искренне им помогаем. И тем не менее нам становится находить кадры всё сложнее и сложнее. Почему — не знаю...

— А всё же если честно — может, требования завышены? Или система образования даёт сбои?

Ольга: Возможно, даёт сбои наша система подбора кадров, может быть, мы неправильно к этому подходим. Я не думаю, что требования чересчур завышены, но мы достаточно придирчиво относимся к тому, кого набираем на работу. Каждый нанятый человек должен соответствовать требованиям нашей корпоративной культуры. Сотрудники, которые их не разделяют наших ценностей, у нас просто не задерживаются. Но при этом наше самое главное богатство, которое есть у компании — это именно наши люди.

Андрей: Наш подход на самом деле не в том, чтобы выдвинуть какие-то требования к кандидатам. Мы ищем таланты. Если у человека нет опыта, специальных знаний, но есть талант — а это возможно определить в принципе и на собеседованиях, испытательных сроках — такой человек может подойти нашей компании. Если человек действительно хорош, талантлив, готов учиться, вкладывать в этот бизнес своё время и свои усилия — к корпоративной культуре он со временем приходит.

— И насколько себя оправдывает такой подход?

Ольга: Операционно — это более сложный путь развития, честно вам скажу, чем путь, которым идёт абсолютное большинство компаний — есть роли, чёткие должностные инструкции и человек является винтиком в системе. Такой подход, несомненно, проще.

Чтобы управлять талантами, надо каждый раз напрягаться, к каждому человеку искать персональный подход, находить время для того, чтобы его понять, с ним пообщаться, помочь ему развить свою карьеру, эмоционально с ним «щёлкнуть» — это очень сложно. Но долгосрочно — это должно принести свои плоды, и, в общем, мы это уже ощущаем.

Только при таком отношении к людям мы можем ожидать от них соответствующего отношения и к работе. В английском есть хорошее выражение go above and beyond. Самый последний пример, который меня поразил до глубины души — то, что ребята из продакшена в рождественскую ночь сидели на работе до трёх часов утра для того, чтобы разобраться в проблеме, которая в общем и целом была не настолько уж и критична и сиюминутна — могли бы и домой пойти. Но есть клиенты, для которых эта проблема важна, и вот ребята отрываются от своей семьи, не рассчитывая получить за это бонус, овертайм, дополнительные дни отпуска — они решают проблемы клиентов просто потому, что они душой болеют за то, что делают. И это не по принуждению, даже наоборот — все их отправляют домой, а они отказываются... Это те вещи, из-за которых понимаешь, что твой подход правильный. В такие моменты просыпается действительно гордость за людей, которые у нас работают.

— Практикуете ли вы какие-либо тренинги, обучающие программы для новых сотрудников?

Ольга: Мы не набираем сотрудников пачками по пятнадцать человек. Поэтому сказать, что у нас есть тренинги, которые проходят с понедельника по четверг каждую вторую неделю месяца, — такого нет. Для новичков у нас есть программа, которую мы называем не training, а orientation — мы помогаем человеку сориентироваться в компании. Она варьируется в зависимости от того, кто к нам пришёл, на какую позицию и насколько глубоко человеку надо разобраться в том, что происходит. Обязательной частью обучения любого сотрудника является изучение приложения. Есть ребята в группе customer care, которые этим занимаются. Ещё один обязательный момент — сотрудник должен познакомиться с работой каждого отдела. Человек проводит с руководителями отделов определённое время — оно может варьироваться в зависимости от должности, уровня, необходимости понимания. Формальных тренингов нет.

— А как вы оцениваете конкуренцию на рынке труда со стороны аутсорсинга? Чем может привлечь разработчика работа в продуктовой компании?

Александр: Тяжело конкурировать с аутсорсинговыми компаниями, но если речь идёт о разработчиках, админах, QA и прочих ИТ-специальностях — есть ряд преимуществ, которые мы можем предложить и которые многих людей могут привлечь. В первую очередь — это работа над единым собственным продуктом. Мы не работаем на заказ, у нас нет заказчика сверху, который спускает конкретную спецификацию и мы выполняем какую-то работу по кусочку кода и не видим результатов. Мы работаем над своим продуктом, постоянно видим результат, слышим фидбек, в соседней комнате сидит саппорт, который может рассказать всё, что пользователи думают о нашем продукте, у нас активное сообщество, которое читают люди, оставляют просьбы и пожелания. Более того, наши разработчики часто сами выдвигают идеи, которые реализовываются в продукте. То есть фактически мы пытаемся построить то, что мы работаем в команде, за одно большое дело, за свой собственный продукт, за который каждый отвечает в равной степени. И все в итоге заинтересованы в результате. Не знаю благодаря этому, или по каким-то другим причинам ядро команды разработчиков не менялся с 2007 года — у нас люди достаточно подолгу работают.

Также мы поощряем применение новых технологий, если появляется что-то новое и интересное, что можно применить в проекте — мы всегда «за». У людей всегда есть потенциал, чтобы научиться чему-то новому, увидеть, как результат применения той или иной технологии отражается на работе продукта.


Алексей Банасевич

Алексей:
На самом деле моё глубокое убеждение, что конкуренция на рынке труда с аутсорсерами существует только потому что слишком мало народу работало по продуктовой и сервисной моделям. Это по определению радикально более интересно, чем любой аутсорсинг.

По идее, продуктовые и сервисные компании, при условии достаточного просвещения людей, которые обретаются на рынке труда, не должны чувствовать никакой конкуренции. А если ещё прикладывать усилия к мотивации персонала — то аутсорсеры просто, извините, нервно курят в сторонке. Просто очень мало людей знают разницу, у нас очень мало продуктовых и сервисных компаний на рынке.

— Вы упомянули размеры компании, расширять штат планируете?

Ольга: Конечно. На самом деле, наша большая и светлая цель — стать IBM нашего века. Ну, чуть в другой нише. Наш CEO свято верит в то, что компания IBM — это в общем и целом флагман скорее даже не IT, а технологического мира. И считает, что у нас есть все предпосылки к тому, чтобы стать настолько же великими, если не лучше.

Быть частью компании, у которой большая миссия, которую достаточно трудно воплотить в жизнь — это очень интересно, это challenge, которого не хватает любому умному, амбициозному и талантливому человеку. А именно таких людей мы хотим видеть в компании.

Вот такая большая и светлая цель, которая в общем-то достижима, хоть и со временем — именно то, что нас каждый день мотивирует каждый день с утра бежать на работу, чего-то добиваться, выполнять много разных ролей, не спать по ночам, летать в командировки и так далее.

Александр: Стоит объяснить, почему IBM взят как пример: это компания, которой уже больше ста лет, и которая на своём пути перепробовала кучу вещей. Они начали с того, что делали устройства учёта рабочего времени, пришли к огромным компьютерам, потом ПК, сейчас большую часть своих денег зарабатывают на предоставлении различных услуг и сервисов. Но причина того, что компания всё ещё существует в различных областях — они изначально заложили внутри особую корпоративную культуру, которая позволяет им легко и быстро адаптироваться ко всему, изобретать, производить инновации, существовать весьма продолжительное время.

При этом они продолжают оставаться лидерами, временами уходя в тень, но постоянно возникая с новыми услугами и сервисами, которые рынок и конкуренты не могут предложить. Те же самые Microsoft и Google хоть и крупнее, но столетней историей не могут похвастаться.

— Спасибо!

👍НравитсяПонравилось0
В избранноеВ избранном0
Подписаться на автора
LinkedIn

Похожие статьи




Підписуйтесь: SoundCloud | Google Podcast | YouTube


80 комментариев

Подписаться на комментарииОтписаться от комментариев Комментарии могут оставлять только пользователи с подтвержденными аккаунтами.
Ишь на че позарились — IBM. Самооценка у людей интегрирована с маркетингом. IBM вначале заработал немало денег, работая с государством. А чего достигли они за 10 лет, могут ли они отхватить немалый куш, по меркам хотя бы нашей политики. Не стоит мнить!
То что IBM сейчас половину своих доходов получает от консалтинга,это ничего не говорит о том что эта сфера столь хороша.Это значит что потенциал сотрудников компании таков что всего 4 человека создали машину ставшей в основах всех ПК.
Скажите пожалуйста, что такого особенного в этой компании, ставящего её в ровень с IBM образца любого года её существования.
То как они себя позиционируют, говорит только об этом. А то как они об этом говорят, говорит о том что это маркетинг, или простым языком, понты.
Если интервью дают сотрудники HR или PR, я считаю, это уже значительный минус к вероятности правдивости их утверждений.

По мне такое вот сравнение, это все равно что если бы я в школе, решив какое то уравнение или задачу, более высоких классов или методами о которых знать не должен был.Рассказывая об этом кому то, сказал бы что считаю что у меня есть реальные предпосылки получить Филдсовскую премию.

хорошее интервью. я полностью согласен с тезисом, что в продуктовой компании интересней работать. причина распространенности аутсорсинга в Украине, на мой взгляд, заключается в том, что в условиях высокого спроса это более простой и менее рисковый способ заработка. в продуктовой компании мы живем за те деньги, которые принесли клиенты за наш продукт, а в аутсорсинге мы помогаем стартапу за стартапом освоить венчурные миллионы :)

p.s. я к вам собеседовался в 2004 году, когда еще контора KeySurvey называлась. даже оффер получил, но отказался. со Стэном беседовал, прикольный мужик :)

По идее, продуктовые и сервисные компании, при условии достаточного просвещения людей, которые обретаются на рынке труда, не должны чувствовать никакой конкуренции. А если ещё прикладывать усилия к мотивации персонала — то аутсорсеры просто, извините, нервно курят в сторонке.

Вспоминается высказывание: «в теории нет разницы между теорией и практикой, а на практике она есть». Это к тому, что у вас, видимо, какие-то устаревшие взгляды на проекты, которые аутсорсят в Украину, и на компании, которые их выполняют. Есть, в частности, аутсорсинг той же разработки consumer products, есть масса enterprise products, которые отдают целиком (или почти целиком) аутсорсерам и т.п.

Сергей, я более чем в курсе дел по аутсорсинговым проектам. Мой крайний поиск работы включал около 30 Компаний, в которых я проходил собеседования. В том числе весь TOP 10 DOU :) И я понимаю, что есть счастливые исключения из правил. Но правила все же таковы, что в продуктовых Компаниях работается намного приятнее. А в сервисных еще приятнее. А в технологических funded startups вообще такая красота, что с большими аутсорсерами просто нельзя сравнивать. Ну поверьте, никогда в проекте из 200-400 человек, работающих на большую финансовую Компанию, не будет такой свободы и свежего воздуха. Кто пробовал, тот знает.

Пробовал, знаю, выбрал «большие финансовые компании» :)

Свежий воздух — это, конечно, круто, но иногда хочется действительно серьезных задач, критичных для крупного бизнеса. Ну, пирамида Маслоу, все дела, вы меня понимаете, думаю.

С другой стороны, для «director of development» и других менеджерских позиций в аутсорсинге действительно не особо интересно, т.к. даже в крутом интересном проекте задачи менеджера, как правило, сводятся к банальному пипл менеджменту и отжиманию рейтов у заказчика. Так что вас я тоже понимаю, но не нужно свою мотивацию проецировать на всех.

Сергей, мы оба знаем, что серьезность задачи отнюдь не определяется количеством людей в массовке, или «крупностью» Компании-заказчика. К тому же, в больших проектах часто все диктуется сверху. А вот, к примеру, в 2005-2007 моя команда, работая на продуктовую US Компанию, сама определяла скоуп релиза коммерческого продукта, который по миру продается на миллионы. Ставя в известность headquarter, конечно, но не получая скоуп «сверху». И сами же отвечали за реализацию, вся команда. Нигде и никогда в большом аутсорсинг бизнесе такого не будет.

А по поводу пирамиды Маслоу, так, из собственного опыта, все наши крупные аутсорсинговые игроки предлагали мне меньше денег, чем продуктовые и сервисные Компании. По одной простой причине — норма прибыли ниже. Пока аутсорс «отжимает рейт», продуктовые и сервисные чуваки забирают с рынка лучших.

Для меня «интересность» проекта определяется:
а) сложностью бизнес-процессов (у банка они, очевидно, на порядки сложнее большинства т.н. «продуктовых» компаний)

б) финансовым эффектом от моей работы (каждое изменение бизнес-процесса тянет от сотен тысяч до десятков мио)

Нигде и никогда в большом аутсорсинг бизнесе такого не будет.

Ну вот что за категоричность — «я о таких проектах не слышал, значит, их нет»? В подавляющем большинстве consumer products никогда не будет возможности реализовать, например, робота для алго-трейдинга, зарабатывающего 400 мио операционной прибыли в год. Или самостоятельно перестроить модель clearing & settlement определенных финансовых инструментов для крупного европейского рынка (да, банк может настолько доверять аутсорсеру, что позволяет оффшорному аналитику вести переговоры о бизнес-модели с третьими сторонами!). Я понимаю, что есть и чисто софтверные компании, которые такими проектами занимаются, но в Украине их практически нет (навскидку — только CQG софт для инвестбанкинга пишет).

Вообще, в последнее время я часто наблюдаю у представителей т.н. «продуктовых» компаний желание самоутвердиться за счет аутсорсеров. То аутсорсеры «шакалят» (привет чувакам с AgileBaseCamp), то «нервно курят». Нужно же себя как-то минимально держать в руках.

Сергей, нате вам проект, который я когда-то делал, с нуля поднимал, а теперь у них оценка стоимости бизнеса в миллиард без малого фунтов — www.wonga.com. Финансами мир не исчерпывается. Финансовое IT и софт на 99% — это legacy systems и дичайшая тоска. Поверьте, я хорошо знаю, о чем говорю. Как насчет искусственного интеллекта? Машинного чтения? Высоконагруженных систем? И да, ИМХО, сложность бизнес-процессов как раз есть огромнейший минус. Монстры по определению проигрывают леммингам — эволюция не раз это показала :)
И успокойтесь, у аутсорсинга своя ниша была, есть и будет всегда.
Самоутверждением здесь и не пахнет.

И я вовсе не хотел Вас обидеть :)

О, пошло старое доброе мерянье частями тела :)

Финансами мир не исчерпывается.

Точно так же, как и consumer products. Я всего лишь хотел показать, что противопоставление здесь так же бессмысленно, как измерение крутизны работы фармаколога и кардиохирурга.

Тем более, что аутсорсинг — это всего лишь форма разработки или поддержки продукта. А какой продукт кому интереснее — муравей или орангутанг — это уже каждый сам решает (это к вопросу о леммингах и монстрах, и тех, и других в природе хватает).

Дык я ведь с Вами не спорю :)
И не меряюсь ничем :)
Суть еще и в том, что все geeks and talents, которых я в жизни видел, ненавидят enterprise самой лютой ненавистью, которую только можно себе представить. И наверное, у этого есть причина.
Но безусловно, рыночная ниша есть у всех, и все имеют свою работу — и аутсорсеры, и продуктовые Компании, и все остальные.
Я же в изначальной цитате имел в виду привлекательность Компании на рынке труда, в особенности для brilliant people.

Надеюсь, в этой части спора не будет — по Вашей терминологии, у нас длиннее, гггггг :)

Ну опять вы аутсорсеров разделяете с продуктовыми компаниями, что ж за шаблон-то такой. Все мы одним и тем же занимаемся, просто кому-то с проектом повезло, а кому-то — нет. И когда я вижу такое:

Это по определению радикально более интересно, чем любой аутсорсинг.

, то у меня начинается ступор, т.к. я не понимаю, каким боком модель отношений с заказчиком относится к «интересности» работы. Когда речь о менеджменте — понятное дело, что в стартапе интереснее работать, т.к. при аутсорсинге менеджерские решения обычно со стороны заказчика принимаются. Но девелоперы-то одним и тем же занимаются.

Вот простой пример из жизни Люксофта: есть клиент Hotwire, который, по вашей терминологии, именно «продуктовая компания». Часть девелопмента аутсорсится в Люксофт. Как вы думаете, есть ли люксофтовским девелоперам разница, где создавать Hotwire.com ?

Но девелоперы-то одним и тем же занимаются.

Вот в этом и есть слабое место Вашей позиции. Как раз вот именно, что совсем другим они занимаются, и по-другому.
Насколько я понимаю, модель работы Люксофта с указанным Вами HotWire — это класический аутстаффинг. То, что у конечного клиента есть продукт, еще ничего не значит.
Я же, напротив, имею в виду, когда дев команда является подразделением самой продуктовой Компании, а не ее аутстаффинговым придатком, основная цель которого — заработать бабло на марже.
Вы, к сожалению, реально не понимаете, что и работа команды, и ее задачи, и отношение, в этом случае радикально отличаются.
Вот именно об этом я и говорил на интервью.
И мне, правда, искренне жаль людей, которые этого не понимают.
Предлагаю перенести дальнейшую дискуссию в личное общение.
Буду рад с Вами встретиться и переубедить.

Во всяком случае, у меня за последние 7 лет еще не было ни одного классного кандидата, которого бы не удалось аргументированно убедить, что продуктовая Компания радикально лучше любой аутсорсинговой by default :)

Предлагаю перенести дальнейшую дискуссию в личное общение.

Буду рад с Вами встретиться и переубедить.

Да не вопрос, пишите в Линкедин время-место-оружие :)

Буду рад с Вами встретиться и переубедить.

Зачем переубеждать человека, который вполне доволен своим выбором и взглядом на вещи, в том, что он таки не прав? :)

теперь у них оценка стоимости бизнеса в миллиард без малого фунтов — www.wonga.com.

Конторка с прибылью в 400 млн $ будет эвалюироваться в 10 раз больше вонги, рыбки разного масштаба, я уж не говорю про то что алго трейдинг как инженерная задача намного интереснее унылого веб дева.

Ну, вот видите, как любопытно получается. Вы даже не смогли разглядеть, в чем же на самом деле заключался проект для Вонги. Увидели только надводную часть айсберга, самые заметные и самые простые 10% работы. Куда уж Вам судить об интересности проектов, тут и подавно ничего не заметите.

Если есть что сказать по теме, вперед, не нужно стесняться. О том как космические корабли бороздят просторы я лично уже наслушался.

Зачем же? Информация по проекту есть в открытых источниках. Почитайте. Посмотрите еще рейтинги «TOP 100 startups» за последние несколько лет.
99% украинских девелоперов никогда не видели таких проектов, а посему им не с чем сравнивать. Это как пытаться рассказать про солнце жителям подземелий — не поймут.
К тому же, это был всего-навсего приведенный мной пример, пройденный этап. Есть проекты еще поинтереснее, причем поинтереснее для команды в первую очередь.
Всегда нужно идти вперед.

Потому я и пришел в WorldAPP.

99% украинских девелоперов никогда не видели таких проектов, а посему им не с чем сравнивать. Это как пытаться рассказать про солнце жителям подземелий — не поймут.

Я видел, учавствовал и мне есть с чем сравнивать. Бла-бла-бла как я уже сказал я наслушался. Если есть желание рассказать про остальные 90% айсберга вонги, какие такие интересные проекты есть в worldapp, добро пожаловать. Низкокачественные пиар и понты лично мне слушать неинтересно.

Понимаете ли, какая штука. Просто такое жизненное наблюдение, ничего личного. С одной стороны, нежелание и неумение анализировать общедоступную информацию обычно говорит о том, что опыт у человека как раз недостаточен. С другой стороны, агрессия и и обилие желчи, чаще всего говорит о том, что успех от человека весьма далек. Ну а анонимность анкеты, как правило, и вовсе дополняет имидж форумного тролля. Рассказать я могу всем желающим, но не в двадцатой ветке комментариев к этой статье. И желательно, чтобы слушатели ну хоть немного обладали элементарными навыками инженера — умением быстро найти и обработать массив информации, чтобы ориентироваться в теме.

С одной стороны, нежелание и неумение анализировать общедоступную информацию обычно говорит о том, что опыт у человека как раз недостаточен.

Вы очень просто можете доказать что все что вы говорите так и есть, приведите ссылку на материал который описывает инженерный rocket science в вонге, вам как человеку в теме это должно быть очень легко сделать, а то пока что тролем получаетесь именно вы.

А про NDA Вам кто-нибудь когда-нибудь рассказывал? ;) Я могу рассказывать не все, и не везде. Хотя и достаточно много. Но такого вот «материала», где все собрано воедино, точно нет и не будет. Так, для справки, к примеру, решение про кредитоспособность заемщика, принимается полностью автоматически (да-да, кредиты по факту выдает робот). Причем в моей команде разрабатывалась и архитектура, и алгоритмы, и собственно реализация. Как Вы, надеюсь, понимаете, попытки аргументировать что дескать, «есть кредитные бюро», пролетают мимо кассы сразу же. Как и все прочие алгоритмы, процитированные в этом топике.

Все. Остальное только при личной встрече, или перед заинтересованной аудиторией :)

А про NDA Вам кто-нибудь когда-нибудь рассказывал? ;)

Я свой вопрос задал к тому что выше на просьбу о конкретике вы меня отослали к публичным ресурсам, при этом делая далеко идущие и заочные выводы о моих способностях находить и анализировать общедоступную информацию, о уровне моего опыта, успеха, о том какие проекты я видел а какие нет, а теперь прикрываетесь НДА. Нихарашо получается, и в принципе в рамках ваших понятий вполне изобличает в вас троля.

Причем в моей команде разрабатывалась и архитектура, и алгоритмы, и собственно реализация.

Ну на слово вам уже как то верить не хочется.

Как Вы, надеюсь, понимаете, попытки аргументировать что дескать, «есть кредитные бюро», пролетают мимо кассы сразу же. Как и все прочие алгоритмы, процитированные в этом топике.

Я ниасилил полет мысли, вонга не пользуется данными кредитных бюро?

Остальное только при личной встрече, или перед заинтересованной аудиторией :)

Отличный пример бизнес этики, на форуме не могу потому что NDA, но вот при личной встрече..!

Вся информация, которую я сообщил в этом топике, не является нарушением NDA, и присутствует в открытых источниках (равно как и множество других сведений по теме). Так что не надо «верить» или «не верить» — проверить легко.
В NDA обычно оговаривается, какая информация и по каким каналам, может быть разглашена без нарушения обязательств. Спектр этой информации, скажем, для веб, частной переписки или конференций, может быть совершенно различным.
В общем, занимайтесь свои делом и дальше, Вы уже и так тут почти во всех ветках оставили следы своей физиологической деятельности :)
Я же любые дискуссии с Вами, к сожалению, вынужден прекратить.

Желаю удачи!

присутствует в открытых источниках (равно как и множество других сведений по теме). Так что не надо «верить» или «не верить» — проверить легко.

Да я вот уже заждался ссылок на открытые источники, а их нет и нет.

Спектр этой информации, скажем, для веб, частной переписки или конференций, может быть совершенно различным.

Так может или так и есть? Владельцы вонги в курсе что вы разглашаете конфиденциальную информацию «в личной беседе заинтересованной публике»?

Довольно-таки уныло. Хотите стать неповоротливой компанией-гигантом? Ну судя по стилю написания статьи, которая и правда огромная и унылая. А быть частью компании, миссия которой, как и у всех ей подобных — срубить денег, это и не редкость вовсе :)

Ну, на самом деле, цель не стать огромной и неповоротливой компанией, а стать компанией, которая будет работать, приносить пользу и изменять мир через 100 лет после своего основания. А размер здесь не имеет никакого значения :) Компания должна быть настолько маленькой, насколько это возможно. А IBM при этом меняла мир, и неоднократно.

изменять мир через 100 лет после своего основания
И бизнес создания опросников это правильное для этого направление?

IBM тоже не всегда занимался тем, чем занимается сейчас. Они делали большие машины, персоналки, сервера, а теперь так и вовсе оказывают IT-сервисные услуги. Смотрите шире — ниша сбора данных, это весьма перспективная отрасль для того, чтобы вырасти. А что мы будем делать дальше — увидим. В любом случае, это будет интересно и эффективно.

Они не только делали а и продолжают делать, что дает им отличную фору в плане внедрения комплексных услуг со своими консультантами. Делать первыми большие машины, персоналки и сервера это несколько не тоже самое что опросники. Еще понравился «оптимизм» — проработав 3 месяца в компании, уже загадывать на 100 лет вперед.

Я обычно не иду работать в Компании, философию которых не разделяю. А Вы?
Нет разницы, что делать, главное — делать это хорошо.

Я думаю, да нет, даже уверен, что, в первые 10 лет существования IBM, их продукция тоже не была такой же, как позднее.

Я обычно не иду работать в Компании, философию которых не разделяю. А Вы?

А я вполне, если разница во взглядах в допустимых рамках компенсируется цифрами в пэйчеке

Нет разницы, что делать, главное — делать это хорошо.

Есть конечно

Я думаю, да нет, даже уверен, что, в первые 10 лет существования IBM, их продукция тоже не была такой же, как позднее.

Согласен, пока ibm стал IBM-ом, множество других ibm-oв канули в лету, как и worldapp-ов канут.

Вы знаете, с опытом приходит понимание, что решают не только деньги. Если все время продаваться, потом вспомнить нечего будет. Я бы Вам посоветовал над этим подумать, в Ваших же интересах.

Время рассудит, кто останется, а кто канет в Лету (кстати, это слово с большой буквы пишется :)

Если все время продаваться, потом вспомнить нечего будет.

Если правильно продаваться то вполне, одно другому может не мешать. У хорошо оплачиваемых программистов работающих в Goldman Sachs материалов для воспоминаний будет побольше чем у создателя новых веб форм интернет опросов. Размер зарплаты и бонуса наемного работника вполне себе индикатор нужности и важности его работы.

Время рассудит, кто останется, а кто канет в Лету

Только не все готовы подождать, и поспешно заявляют об этом узкому кругу читателей.

Вы очень сильно удивитесь, но миссия любого (да-да абсолютно любого) бизнеса «срубить денег». Хотя может быть я чего-то не знаю про KnightsWhoCode :)

Вы все правильно поняли ;) Но к чему такой пафос, светлые побуждения, социалистические цели...

Вы точно уверены, что адресовали вопрос правильно? У меня в профиле где-то есть упоминание о том, что я работаю(л) в WorldAPP? Oo

Я не согласен. Насколько я могу судить по книгам и интервью, прибыль никогда не была целью номер один у великих компаний.

Видимо PR департаменты компаний не зря едят свои деньги.

«Наша светлая цель — стать IBM нашего века!»

как-то слишком смело

Хотя требования в нашей компании не такие уж и высокие.

и тут же

мы достаточно придирчиво относимся к тому, кого набираем на работу

Что здесь имелось в виду — это то, что требования к квалификации или предыдущему опыту работы у нас не высоки, мы предпочитаем смотреть на человека, а не на его резюме. А придирчивое отношение относится к тому, насколько человек вписывается в нашу культуру, насколько он подходит нам и насколько мы подойдем ему. Как правило, человек может достаточно легко и быстро научиться технологиям, приобрести необходимые навыки, а вот поменять характер, отношение к работе и к другим людям — практически невозможно.

Данный комментарий портит первоначально хорошее впечатление о компании. Нет такой специализации «чтоб человек был хороший», есть работает, или не работает.
Ну не должно быть вам никакого дела как человек относится к работе и к другим людям, важно, выполняет — ли он написанное на бумаге

А как тогда быть с лозунгом, озвученным в 2007 году одним из рекрутеров Google: «Наша задача — взять талантливых ребят, а в какую команду их определить — это мы потом решим» ©?

А как тогда быть с лозунгом, озвученным в 2007 году одним из рекрутеров Google

А никак не быть. Если уж слова священных писаний подвергаются критике, то уж тем более можно отвергать сказанное «одним из рекрутеров» в 2007 году :) Гугл(увы и ах) не причисляет к сонму святых.

Я бы сказал, что мне импонирует такая позиция. И кстати, они на самом деле так делают до сих пор — знаю по себе.

Ну вы то пока не Гугл и RnD офис у вас на Украине. По сему слепо копировать политику больших и известных контор, имхо, глупо.

При всем уважении к вашей компании, думаю конкурс у вас все — же поменьше, чем в Гугл.

Ну не должно быть вам никакого дела как человек относится к работе и к другим людям

Маразм достиг апогея... :)

Мало того, что вы пишите этот бред, так еще и на полном серьезе считаете, что так должны думать другие...

Ну не должно быть вам никакого дела как человек относится к работе и к другим людям, важно, выполняет — ли он написанное на бумаге

Здаетсо мне что это взаимосвязанные понятия. Типа если человек всех считает м*ами и работа ему не интересна, то и выполнять ее хорошо он не сможет (это утрированно)

Это 100%. То есть формально все может быть сделано, но интеграция, но зависимости, но стили, но «сделано»....

Причем здесь нехорошие прозвища. Вот я когда на работу прихожу, мне за что платят? Правильно — за работу. Если я все делаю в срок и с необходимым качеством, какая разница что у меня внутри!

Да, есть люди, которым важен сам процесс, а есть те, которым результат. Оба типа, по крайней мере с обязанностями рядового работника могут справиться. Ну и зачем второму изображать блеск в глазах?

p.s. Одно дело, когда человек открыто демонстрирует неприязнь и совсем другое, если от работы не получается удовольствия, как у наркомана от иглы. Сделал, сдал, пошел домой — шо не так?

Причем здесь нехорошие прозвища.

(это утрированно)

Посему могу лишь посоветовать вам прочитать мой коммент (и коммент от Alex Zagvazdin) еще раз, и попытаться понять что там написано, а не то что вы там *хотели* прочитать.

Директор: Большое фото и в галстуке... вы точно копия IBM :)

А быть копией IBM плохо? А почему? Добрый и пока бесплатный совет, Гугл и Фейсбук далеко не так хороши изнутри, как Вам может показаться снаружи. А уж как не хорош изнутри Эпл...

Если вы не поняли шутки, то пора развивать чувство юмора. :) Если обидел — извините!

Возможно, хотя может быть с юмором что-то не так, не находите?

Поинтересуйтесь историей компании IBM посмотрите рекламные принты (плакаты щиты) видео, и прочее. Вот потом найдете связь между галстуками и юмором. У меня с Юмором все хорошо. Даже Алексей Банасевич наверное понял долю шутки, и сменил фото. Отсюда вопрос: Почему вы, Антон Наумов, настолько угрюмый? Может быть я вам просто не понравислся?

Юмор я понял :)
Но относительно Компаний-гигантов все действительно неоднозначно.

Наша цель не в том, чтобы тупо скопировать внутреннее устройство IBM, а в том, чтобы стать настолько же долгоживущим лидером рынка.

То есть Вы почему-то считаете, что я не знаю истории компании IBM, у меня вопрос — почему?

Вы, простите великодушно, не прекрасная нимфа в прозрачных одеждах, чтобы мне нравиться или не нравиться. И угрюмость мою Вы себе придумали. Вы уверены, что до сих пор разговариваете именно со мной?

Нет Google внутри как раз хорош! И очень хорошо.

У меня простой вопрос. 1-й вы там работаете/работали/знакомые работают?

Эх, я вот тоже думал, что Гугл внутри хорош. Был на онсайт собеседовании. Отчасти это все правда. Но правда и то, что их уже одолевает кошмарная бюрократия, и все болезни больший Компаний. Например, затраты на поездку, мне не компенсировали до сих пор. А переписка по этому поводу в почте является шедевром бюрократии. И ей бы позавидовали самые мрачные банковские «волейболы».

Да тут спорить сложно, бюрократия бич Google. Если бы не она, мы бы видели уже много интересных продуктов, а так они может и не появятся..

Вы умеете читать? Если да, то вопрос «работаю/работал ли я там?» возникнуть не должен. Знакомые — да, работают. Я удовлетворил Ваше любопытство?

Просто они наверное зажратые. Не нравится им работа, пусть уходят и ищут лучшее, а лучше пусть создадут свое. Так как у меня более 10-ка знакомых работают в Google и там не хорошо или плохо, там «не так как везде», а если условия мерятся зарплатой. то да, Google не так хорош, он платит как все.

Какая прелесть, я — «унылый», мои знакомые — «зажратые», им оказывается «не нравится работа» и Вы даже знаете, что им делать. Более того, Ваши знакомые уже успели поработать везде, чтобы судить о том, что в Google не так. Умоляю, пишите еще.

Да. Вы унылый. Это же ваши комментарии негативно настроены а не мои :)

а как простите это называть, если ваши знакомые работают в Google и рассказывают что там не так все хорошо, или это ваше личное мнение? Так вы говорите что это «Ваше» мнение основанное на рассказах знакомых работающих в Google.

А вы, в отличии от меня, утверждаете так словно 100% уверены, а такая уверенность может быть лишь в случае того что вы рабоатете там сами.

P.S. Ваше «Пишите еще» Меня умиляет, если хотели надменно надо мною посмеяться.. наверное получилось, и вы смеетесь :) Успехов вам Антон Наумов! :) Я же буду вас игнорировать, так как общаться с вами не является для меня интересным занятием.

Ах да, читать я умею, а искать все ваши комментарии что бы что то вычитать.. я не преследую вас, что вы! Не льстите себе :)

Господь с Вами, зачем искать все мои комментарии. У меня прописан профиль LinkedIn и он достаточно подробно заполнен. А я, если вдруг меня интересует какой-то факт биографии моего виз-а-ви, обычно оный профиль просматриваю. У Вас, кстати, не нашел :)

И в мыслях не было обвинять Вас в преследовании, это ведь достаточно серьезное заявление.

Гугл очевидно для разных людей разный. Некоторые в гугле работают над суперсложными алгоритмами поиска лопатящие петабайты данных, другие над machine learning для таргетирования рекламы, обрабатывающих сотни тысяч qps, или над системами перевода, распознавания речи, социальной сетью выросшей до почти 100млн юзеров за пол года, делают распределенные базы что бы все это где то хранить, сетупят сети которые пропускают огромные обьемы с минимальной задержкой, получают зарплаты чуть выше чем в компании мечты Романа Хмиля news.ycombinator.com/...item?id=3202661, их даже иногда кормят немного бесплатной едой: mashable.com/...ks-infographic, но гугл компания большая, ей тоже нужно много рядовых солдат что бы выгребать навоз, жизнь последних возможно и не так интересна, а если учесть что зачастую «знакомые» работающие в гугле это контракторы от епама, которых к rocket science не подпускают на килломент, многое становится на свои места.

Бинго! Здесь Вы бы должны были получить приз, но мне, к сожалению, нечего Вам подарить. Позволю только себе заметить, что в Вашей способности читать и анализировать информацию я не сомневался.

И поправочка, я нигде не говорил, что моим знакомым плохо в Google :)

Поменяли фото.

Жду новых «каментов» :)

Теперь вы ближе к народу! Хочу у вас работать! :)

Присылайте резюме. Я постучался к Вам в FB. Ваш LinkedIn профиль не указан, к сожалению...

Подписаться на комментарии